Стиль
Герои Профессия — ретушер: кто стоит за идеальными фото российских звезд
Стиль
Герои Профессия — ретушер: кто стоит за идеальными фото российских звезд
Герои

Профессия — ретушер: кто стоит за идеальными фото российских звезд

Фото:  miakievy/getty
Над идеальной внешностью, транслируемой российскими знаменитостями в социальных сетях, работает целая команда профессионалов. «РБК Стиль» узнал, что просят подкорректировать инфлюэнсеры и почему они никогда не смогут отказаться от фотошопа.

Давайте признаемся: многие из нас редактируют свои фотографии. Натирают экран, словно волшебную лампу Аладдина, игнорируют просьбы Instagram помечать отретушированные посты, противоречат собственным же убеждениям о том, насколько важно показывать себя естественными и неидеальными.

Знаменитости, выкладывающие в социальные сети не один, а сразу несколько кадров в день, идут дальше и для экономии времени обращаются за чудодейственными эффектами к профессиональным ретушерам. «У меня есть фоторедактор. Все его знают. У всех нас он общий, — рассказывала музыкальный продюсер Яна Рудковская в видео-интервью авторам Telegram-канала "Антиглянец". — Учитывая, что я всех старше, что мне уже 45 [лет], то я вынуждена пользоваться [услугами ретушера]».

Тема ретуши также поднималась на круглом столе «Инстаграмщицы: высший свет против девушек в купальниках», который организовала Ксения Собчак. Видео набрало почти 5 млн просмотров на YouTube-канале журналистки. «У меня есть свой ретушер, который с профессиональной точки зрения знает, как отрегулировать свет, допустим, убрать что-то на лице, — комментировала одна из участниц дискуссии, финалистка проекта "Холостяк" Виктория Короткова. — Я ей скидываю фотографии. Стоимость ретуши одной фотографии — 400 руб.»

Фото:  miakievy/getty

Ту же цену назвала менеджер Натальи Давыдовой aka Тети Моти, к которой «РБК Стиль» обратился за комментарием. Недавно героиня Instagram снялась в клипе «Фотосессия» возрожденной группы «Ленинград», выступив антиподом главной героини — модели plus-size, пропускающей свои фото через автоматические «худящие» фильтры социальной сети. Однако Давыдова признается, что некоторые ее снимки тоже подвергаются редактированию: «Instagram для меня уже стал коммерческим проектом, в котором у меня есть взаимоотношения с рекламодателями. Поэтому мои фотографии, естественно, улучшаются, происходит цветокоррекция, которая делает их еще более приятными глазу».

На вопрос, корректировала ли она в фотошопе свою фигуру, Наталья Давыдова отвечает: «Слушайте, ну все мы грешим этим. Все. Но я надеюсь, что клип группы "Ленинград" показал, что нешибко я там тружусь над тем, чтобы визуально улучшить свои картинки. Я тружусь над тем, чтобы улучшить свое тело. Много занимаюсь в спортзале, тренируюсь в своем приложении Welps».

К видео как к доказательству истинного положения дел (а точнее — состояния тел) в разговоре с «РБК Стиль» апеллирует и Тина Канделаки: «Конечно, у меня в Instagram присутствуют ретушь и обработка фото модными фильтрами, но я не особо в это вникаю. Над моим аккаунтом работает целая команда профессионалов, в чьей компетентности я уверена. Всем тем, кто обвиняет меня в использовании фотошопа, хочу посоветовать зайти в мои сторис или посмотреть видео со мной. Тут подделать ничего нельзя».

Имена людей, которые работают над улучшением визуального контента для Instagram, Тина Канделаки, как и Наталья Давыдова, не раскрывает. Тема настолько щепетильная, что все явки и пароли защищаются как военная тайна и передаются только после долгих лет дружбы, только на ушко и только с предупреждением «больше никому».

Фотограф рассказал о «голливудском» фото Меган Маркл и принца Гарри

«РБК Стиль» удалось добыть несколько заветных контактов, но большинство из собеседников отказалось рассказывать о своей работе даже на условиях анонимности. Девушку, которая все же решилась открыто с нами поговорить, зовут Анастасия Хрусловская. Окончив обучение по магистерской программе «Бренд-менеджмент товаров класса люкс» в Istituto Marangoni, она попала на практику в ЦУМ, а после стала ассистентом фэшн-директора универмага Аллы Вербер.

«Изначально в мои обязанности входило все, что было связано с PR-активностями: организация участия в съемках, мероприятиях, премиях, а также непосредственное сопровождение Аллы Вербер. В 2016 году, когда я начала работать ассистентом, Алла Константиновна стала активно развивать свой инстаграм. Фотография всегда была моим хобби — я фотографировала с 15 лет, а также закончила ряд курсов по обработке фото. Поэтому у меня появилась дополнительная обязанность — создание контента для социальных сетей. Мы старались вести их максимально жизненно. И, судя по отзывам наших подписчиков, это получалось».

Фото:  miakievy/getty

В 2019 году инстаграм Аллы Вербер был отмечен премиями Glamour Influencers Awards и GQ Super Women как один из лучших в России. И дело не только в видео, которые благодаря фразам «Гесс вэр ай эм» и «Я покупаю здесь все», разлетались по интернету в виде мемов, но и в фотографиях, которыми восхищались как сверстницы фэшн-директора ЦУМа и ДЛТ, так и более молодое поколение.

«Алла Константиновна говорила, какой ракурс для фото ей нравится. А я уже выстраивала кадр с точки зрения позы, света, фона (над головой не должно быть лишних предметов — столбов или пальм), поправляла одежду и прическу, чтобы для обработки оставалось минимальное количество деталей. Обычно в обработку входят цветокоррекция и устранение небольших недочетов, касающихся одежды, макияжа, неровностей кожи и пропорций тела. Но при этом важно придерживаться максимальной естественности и аккуратности. Все же Алла Константиновна была публичным человеком, посещала различные мероприятия. Каждый мог сравнить ее внешний вид на фото и в реальности», — объясняет Анастасия.

После ухода Аллы Вербер девушка продолжила работать с публичными людьми. Сегодня она занимается подборкой референсов, поиском локаций и составлением тайминга для фотосессий, а также непосредственно самой съемкой и ретушью.

«Чувак с табличкой»: как ворчун из Instagram стал инфлюэнсером

Во времена, когда камеры смартфонов еще не могли конкурировать с профессиональными, а специальные съемки для социальных сетей казались странной и неоправданной прихотью, большую часть публикаций в Instagram-профилях знаменитостей составляли выдержки из светской хроники и глянцевых публикаций. Ретушерами фотографий были — и часто остаются до сих пор — сами фотографы. Один из них — Александр Карнюхин, который снимает портреты для РБК, Esquire, Buro 24/7, Wonderzine и Elle Girl. «Мне нравится делать большую часть постпродакшена самому, так как я вижу в этом логический итог съемки, — говорит Александр. — Я знакомлюсь с героиней до начала фотосессии, общаюсь с ней в процессе, мы вместе смотрим фотографии, поэтому к финальной стадии у меня формируется четкое понимание того, как она себя ощущает и как хочет выглядеть на законченном кадре».

Александр, как и Анастасия, старается избегать чрезмерной обработки фотографий, однако не прочь поправить пару моментов, если об этом просит сама модель. «Часть журналов [с которыми я работаю] не согласовывает фотографии с героями и заранее предупреждает их об этом. В таком случае я обсуждаю все подробности, относящиеся к картинке, только с арт-директором. Но некоторые издания работают с героями чуть плотнее, и тогда я предоставляю им свой краткий отбор. Обычно это 3-8 кадров, которые финально откадрированы и откорректированы по цвету. После этого я иногда получаю фидбек с небольшими правками и пожеланиями». По словам фотографа, они чаще всего касаются коррекции фигуры и удаления мимических морщинок. Также иногда просят поправить прядь волос или разгладить складки на одежде.

В отличие от фотографов, которые специализируются на портретной съемке, светские хроникеры стараются делать ретушь самостоятельно, прежде всего потому, что формат предполагает большой объем информации и оперативную публикацию материала. «В процессе отбора снимков для последующей публикации я уже вижу, что, как и где нужно подправить. Затем начинается этап согласования, который часто проходит напрямую, а не через заказчика. Есть люди, которым очень важно хорошо выглядеть и которые согласовывают каждую фотографию. Это Вера Брежнева, Яна Рудковская, Ульяна Сергеенко, Рената Литвинова, например», — комментирует в разговоре с «РБК Стиль» светский фотограф, работающий с такими изданиями, как GQ, Tatler и Hello.

Фото:  miakievy/getty

По наблюдению нашего собеседника, девушки среднего возраста просят подкорректировать талию и подбородок, а героини постарше — шею, колени и руки, в случае если они открыты. Кроме того, убираются мелкие высыпания и прочие косметические дефекты. Однако как бы ни старался фотограф глянцевого СМИ, очень часто истинный облик звезды можно увидеть в репортаже с того же светского мероприятия, но сделанного агентствами «РИА Новости» или ТАСС. «У них под запретом фотошоп вообще, — продолжает эксперт. — Никаких приукрашивающих фильтров, иначе фотография перестает отображать реальность. Насколько я знаю, допустима только легкая цветокоррекция».

Не зацикливаются на ретуши и европейские издания, причем исходит это не от главного редактора, арт-директора или фотографа, а от самой звезды. «Вот представьте: Каннский кинофестиваль, мероприятие ювелирного бренда, фотографы — спешу заметить, без ассистентов, — снимают вспышкой в лоб, — рассказывает фоторепортер. — На следующий день выходит, к примеру, журнал Grazia с фотографией актрисы Изабель Юппер с непропорционально огромной головой и неестественно маленькими ногами. Что скажет Изабель Юппер? Скорее всего, даже не обратит внимания. Точно так же Джулианна Мур просит фотографировать себя исключительно при естественном свете, а Кейт Уинслет запрещает ретушировать свои снимки. Что в это время происходит в России? Как только издание публикует материал, в редакции раздается тревожный звоночек».

Фотограф воссоздает портреты исторических личностей с помощью нейросети

По мнению фотографа, разница между отношением европейских и российских звезд к ретуши снимков заключается в том, что первым не нужно никому ничего продавать и доказывать. «Наши светские герои — причем не только женщины, но и некоторые мужчины — очень ревностно относятся к своей внешности, начитавшись негативных комментариев. Они хотят выглядеть лучше, чем о них могут подумать. Вероятно, все дело в неуверенности в себе. И даже карантин никого не научил ходить за хлебом, просто умывшись».

Ту же мысль высказывает еще один собеседник «РБК Стиль» — ретушер, который работает как с российскими, так и с европейскими изданиями. «Ретушь была создана для того, чтобы скорректировать недостатки камеры. Ведь она не может схватить то, что схватывает человеческий глаз. Это двухмерное изображение с определенными погрешностями света, которое при этом все же должно отображать реальную внешность человека. Но некоторые заказчики этого не понимают: меня просили утянуть лицо, убрать "лишние" подбородки. То есть в реальности мы видим женщину 40 лет, а на фотографии — 20-летнюю девушку».

Ретушер считает, что вся проблема заключается в самооценке. Если европейское общество «проще воспринимает жизнь», то российское «нетерпимо ни к своим, ни к чужим недостаткам». Кроме того, некоторым заказчикам просто необходимо «властелинить» — давать указания по обработке, не понимая, что она противоречит анатомии человека, а также законам логики и разума. «Это из серии "подвиньте линию роста волос на 3 мм вниз". Ты двигаешь, выполняешь ряд других правок, а на финальной стадии получаешь комментарий: "Ой, нет, верните линию волос как было"», — говорит специалист.

Фото:  miakievy/getty

«Мне пришлось на 20 разных фотографиях уменьшать нос одной российской певице, — признается другая ретушер, попросившая не называть ее имя. — Также была просьба сделать из нескольких резидентов Comedy Club "секси-мужчин". Я подрисовывала им бороды, втягивала животы, делала их выше».

«Однажды от героини пришел комментарий: "У меня какой-то дешевый цвет волос на этой фотографии, сделайте дорогой", — рассказывает о необычных просьбах бывший фотодиректор российского журнала. — Еще у нас был герой, 16-летний мальчик, очень красивый. Родители прислали подробное письмо с просьбой сделать его похожим на Аполлона. Подчеркнуть скулы, подвинуть части лица, убрать тень. Мы буквально лепили его в фотошопе».

«Одному мужчине пришлось уменьшить слишком выдающуюся паховую область, — продолжает редактор светской хроники, который контролирует работу как фотографов, так и ретушеров. — Но самая сложная обработка — это когда приходится вырезать человека с одного снимка и ставить на другой, так как его партнерша по кадру не согласовала фотографию».

Apple объявила петербуржца победителем iPhone Photography Awards — 2020

Ни один из собеседников «РБК Стиль» не считает, что медийные личности в России смогут когда-нибудь отказаться от фотошопа. Однако есть мнение, что ручную ретушь снимков вскоре может сменить автоматическая, посредством Telegram-бота. Год назад Никита Ванторин, Геннадий Копейкин и Кирилл Гаврилов запустили Vertex Edits Bot, который стал продолжением одноименного магазина пресетов (фильтров с уже заданными настройками) для графического редактора Adobe Photoshop Lightroom. Тем, у кого нет ни желания, ни времени разбираться в сложной программе (и уж тем более нанимать для этого других людей), предложили отправлять фотографию боту, который, в свою очередь, анализирует ее и подбирает нужный пресет. Через несколько минут пользователь получает отретушированный снимок. Если он ставит низкую оценку по пятибалльной шкале, то бот продолжает подбирать фильтры до наилучшего результата, а если высокую, то сохраняет картинку и запоминает предпочтения до следующего сеанса.

«Пресеты улучшают фото с точки зрения насыщенности, света, цвета и четкости, которая повышается, если бот распознает автомобиль (так он добавляет объекту визуальную мощность), и снижается, если видит текстуру кожи (так она становится более гладкой и ровной). Мы планируем расширить функционал и добавить пресеты для корректировки параметров тела, — рассказывает Никита Ванторин. — Конечно, бот сможет потеснить тех, кто обрабатывает фото вручную: он делает это намного быстрее, в нем подготовлено огромное количество пресетов под конкретные ситуации. К тому же, его работа всегда будет дешевле, чем работа человека».

10 вдохновляющих iOS-приложений русскоязычных разработчиков.