Стиль
Жизнь Почему 30-летие «Макдоналдса» в России — это больше, чем красивая цифра
Стиль
Жизнь Почему 30-летие «Макдоналдса» в России — это больше, чем красивая цифра
Жизнь
Почему 30-летие «Макдоналдса» в России — это больше, чем красивая цифра
© Andrey Rudakov/Bloomberg/Getty Images
31 января сети «Макдоналдс» в России исполняется 30 лет. Создатель гастрономического проекта «Сысоев FM» Александр Сысоев размышляет, чем стал американский ресторан быстрого питания для россиян.

Я поднимался на лифте в офис, держа в руках два пакета с желтой наклейкой «Яндекс.Еды» и заветными двумя арками, напечатанными на картоне. В маленьком пространстве моментально запахло знакомым с детства запахом. Девушки отвернулись, парень поморщился, бородатый программист с сочувствием ухмыльнулся. Через 10 минут все они по одному зашли ко мне в кабинет и тихо попросили один наггетс и картофель по-деревенски. «Макдоналдс» стал воплощением фразы «Люблю и ненавижу», где люблю произносят шепотом, а ненавижу пишут во всех социальных сетях.

Открытие первого ресторана сети 31 января 1990 года
© AP Photo

В эпоху здорового образа жизни весь фастфуд предали анафеме, но именно «Макдоналдсу» достались судебные разбирательства от Джейми Оливера, всевозможные тесты видеоблогеров с месячным наблюдением за жизнью и старением бургера (если кто не помнит — он не постарел и не испортился) и устойчивому сочетанию «Мак — это вредно» (авторов этой фразы, кстати, мы часто видим по утрам или вечерам у прилавка, тихо произносящих «и сырный соус пожалуйста»). Разбираться в деталях и причинах не хочется, как и слушать сплетни про близких друзей, а именно таким другом бренд и стал.

Как сказал один очень известный писатель: «Тот, кто открыто ест в Маке, никогда не предаст». Я с ним согласен — это действительно хороший маркер, который показывает честность как перед собой, так и перед старыми товарищами. Чизбургер стал близким другом, которого многие стесняются, но крепко и сильно любят: кто еще нас выручал после дикой вечеринки с утра или в незнакомой стране, где непонятно — ты съешь блюдо или блюдо съест тебя? В конце концов, кто не мечтал в детстве отпраздновать день рождения с «Хеппи Мил» — как можно отречься от него так легко, даже без первых петухов?

Один из первых покупателей с канадским представителем компании Джорджем Коэном, 31 января 1990 года

© AP Photo/Rudi Blaha

Тридцатилетие «Макдоналдса» — это больше, чем красивая цифра, символ перемен в далеком 90-м или повод вспомнить смешные ситуации, связанные с сетью. Бренд стал больше, чем бренд — его узнают без логотипа, его поддерживают компании-конкуренты (даже отмена акции вызвала вовсе не троллинг, а какую-то человеческую обиду за хороших парней), его любят акционеры (я в первую очередь купил акции «Макдоналдса», когда увлекся рынками). Bad guy, каким его хотят видеть многие скептики, на самом деле простой рубаха-парень — он меняется вместе с нами, учитывает предпочтения, встраивается в бешенный ритм.

Поэтому юбилей стал чуть ли не национальным праздником, важной датой для кого-то младшего, а для кого-то старшего товарища, где хочется сказать: «Мы тебя любили, любим и будем любить. Просто оставайся таким же». Ведь где еще мы сможем найти в ближайшие десятилетия тот же вкус, который мы попробовали, когда были абсолютно беззаботны?