Стиль
Вещи От Little Big до Тины Канделаки: кто делает маски и санитайзеры в России
Стиль
Вещи От Little Big до Тины Канделаки: кто делает маски и санитайзеры в России
Вещи
От Little Big до Тины Канделаки: кто делает маски и санитайзеры в России
Российские дизайнеры, блогеры и косметические компании стали выпускать сантизайзеры и маски для лица, восполняя дефицит в аптеках. «РБК Стиль» разобрался, помогают ли они предотвратить распространение коронавируса.

У каких российских марок есть маски для лица

Одним из первых, еще до распространения коронавируса в России, производством масок для лица занялся бренд Sirinbird, известный коллекциями шелковых платков по мотивам русского искусства. Маски выполнены из натурального шелка и двухслойного батиста и украшены старорусскими узорами в ярких цветах. Основательница марки Ирина Батькова сразу подчеркнула, что это скорее милый сувенир, нежели действительно защитное средство, объяснив, что его следует носить в качестве красивого чехла на одноразовую маску. Сам медицинский аксессуар в комплект стоимостью 3000 руб. не входит, о чем Sirinbird также предупредил потенциальных покупателей в Instagram.

Ту же декоративно-прикладную функцию выполняют маски для лица, выпущенные российским дизайнером Александром Арутюновым. «Не могу смотреть на все эти уродские маски. Ходите красиво», — написал он под фотографией новинок в своем Instagram, указав стоимость — 5000 руб. за штуку. Как объяснило «РБК Стиль» агентство L’Appart, которое занимается пиаром бренда Alexander Arutyunov, на формирование цены повлияли использование хлопка и ручная вышивка. Она выполнена в виде красных губ с полевыми цветами или зажженной сигаретой.

Для российской марки Inshade производство масок стало еще и способом стимулировать покупателей в нелегкое для малого бизнеса время. Маску из шелка, хлопка и вискозы, однотонную или с красочным принтом можно получить бесплатно при заказе любой вещи из интернет-магазина бренда или же приобрести отдельно по цене 1000 руб. Как разъяснила «РБК Стиль» основательница и дизайнер Inshade Мария Смирнова, эти маски, как и другие многоразовые, «защищают окружающих людей от личной микрофлоры носителя» (то есть человек чихает или кашляет именно в маску), а при желании для большей защиты в них «можно вложить угольный фильтр» (он удерживает до 99% взвешенных частиц пыли и воздушно-капельных частиц) или «одноразовый носовой платок, пропитанный мирамистином».

«Сначала мы их делали просто для нашей команды и стали носить, — рассказала Мария Смирнова. — Меньше стало стресса, что заразишься каким-то банальным ОРВИ и потом будешь бояться, что это ОНО. Лицо не трогаешь руками, появляется психологический барьер, напоминание, что не надо этого делать. Почувствовали, что сейчас возник новый вид этичного поведения. Если ты в маске и пришел куда-то, где люди вынуждены находиться (магазин, аптека, транспорт и так далее), то они чувствуют себя спокойнее. Ты подумал о них и ничего не «распространяешь». А еще это не какая-то одноразовая вещь. Постирал, погладил и носишь опять. Не участвуешь в загрязнении планеты. Поэтому постепенно мы стали делать маски по запросу, с радостью».

Краснодарская марка Matrona, которая перестроила швейное производство под выпуск масок и пообещала бесплатно раздавать их всем желающим, тоже видит смысл этого аксессуара в защите от простых инфекций и соблазна потрогать губы и нос руками. «Это опаснейший фактор при распространении болезни, — обратилась к своим подписчикам команда бренда. — Поэтому мы хотели бы попросить вас носить наши маски, а также мыть руки тщательно и часто».

Похожие маски, выполненные из джерси, хлопка, нейлона или полиэстера, сегодня выпускают и российские инфлюэнсеры. Так, у солистки «А-Студио» Кети Топурии можно купить однотонный вариант за 1500 руб., у блогера Влада Бумаги — модель с лозунгом «Надел, чтобы выжить» за 600 руб., а у группы Little Big — маску с изображением главного героя из последнего клипа за 1000 руб.

Некоторые отечественные дизайнеры стараются производить одноразовые маски, которые могли бы стать аналогом аптечных. Большая их часть идет не на продажу, а поступает в медицинские учреждения и благотворительные организации — такая практика уже есть за рубежом, в том числе у брендов Saint Laurent и Balenciaga.

Дизайнер Виктория Андреянова решила поддержать людей старшего возраста. При содействии фонда «Старость в радость» она выпустила 1000 трехслойных хлопковых масок в пользу Уваровского дома-интерната для престарелых и инвалидов. В свою очередь компания Bosco Di Ciliegi, в 2019 году открывшая мануфактуру в Калуге, начала производство миллионов масок из марли, которые отправятся в Минпромторг, а оттуда — нуждающимся.

Помимо Виктории Андреяновой, с фондом «Старость в радость» сотрудничает Тина Канделаки. Ее косметическая марка Ansaligy перевела производственные мощности на создание гигиенических средств, в том числе трехслойных масок из нетканого материала спанбонд, который часто используется в медицинской промышленности. 10% всех гигиенических средств отправляются подопечным фонда — например в дом ветеранов в Великих Луках, в то время как остальные поступают в массовую продажу. Комплект из пяти масок, каждую из которых нужно менять раз в три часа, стоит 980 руб., что, как заметили подписчики Ansaligy в Instagram, выше средней цены по рынку. Тину Канделаки обвинили в том, что она «наживается на ситуации в стране», продавая одноразовые маски по «необоснованным ценам». На эти комментарии основательница марки ответила в своем Telegram-канале.

«Пролетариат пишет, что Тина Канделаки оседлала панику и решила разбогатеть — так вот несколько слов об ответственности. В моем салоне, в офисе, в ресторане и на фабрике ситуация ровно такая же, как и везде сегодня. Продажи товаров и услуг падают, себестоимость компонентов и ингредиентов растет. Цены на старые позиции все еще не изменены. Налоговых и арендных каникул, а также беспроцентных кредитов (я надеюсь, пока) нет. […] Что делать? Сократить персонал, урезать их и без того падающие доходы или закрыть все и сказать сотням людей: «Я не виновата»? Либо дать работу и сводить финансовую модель везде так, чтобы люди могли кормить свои семьи? У нас в стране есть те, кто может позволить себе мои защитные маски. Именно эти люди помогут не мне, но моим сотрудникам работать дальше. Ради этого я не побоюсь того ущерба, который пытаются нанести мне мастера мышки и клавиатуры. У нас с ними принципиально разный уровень ответственности».

На момент написания этого материала первая партия гигиенических масок была распродана. Ansaligy приступил к работе над расширением производства и оптимизацией.

© ansaligy.com

Какие маски для лица действительно защищают

Большинство экспертов сходятся во мнении, что ни одна маска не дает гарантированной защиты от заражения коронавирусом и не препятствует его распространению на 100%. Врач общей практики, заведующий отделением скорой и неотложной помощи Европейского медицинского центра Александр Доленко в разговоре с «РБК Стиль» комментирует ситуацию так: «Здоровым людям есть смысл носить маску, только если они имеют дело с больным или потенциально инфицированным 2019-nCoV. Если вы кашляете или чихаете, носите маску, чтобы уберечь окружающих».

Это же подтверждает Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), подчеркивая, что маски служат эффективным средством только в комбинации с регулярной обработкой рук спиртосодержащим антисептиком или водой с мылом. Маски нежелательно касаться во время использования, а менять ее на новую следует, как только она становится сырой (в среднем через два-три часа).

Главное требование, по словам Александра Доленко, — медицинская маска должна максимально прилегать к поверхности лица, одновременно закрывая рот и нос, а также быть легкой и гипоаллергенной. «Наиболее распространены и востребованы трехслойные одноразовые маски на резинке. Внутренний слой, который находится у лица, впитывает жидкость, средний слой фильтрует ее, а наружный гидрофобный слой отталкивает. Сегодня для производства масок чаще всего используют материал мельтблаун. Это мелкозернистая сетка, задерживающая бактерии».

Заместитель директора по научной работе Центрального института эпидемиологии Роспотребнадзора Александр Горелов подчеркивает, что такая маска защищает только в том случае, если ее носит и больной, и тот, кто не хочет от него заразиться. При этом, помимо распространенных аптечных масок, он выделяет специальные респираторы FFP2 и FFP3. Благодаря клапану эти маски увлажняются намного медленнее и служат уже не два-три часа, а четыре-восемь, но все же не гарантируют защиту от коронавируса.

Какие российские марки выпускают санитайзеры

Одной из первых о производстве антисептических средств для рук заявила российская компания Mixit. Чтобы они всегда были в наличии в магазинах марки — а это 33 точки только в Москве — и онлайн, Mixit приостановила выпуск других своих косметических продуктов. При этом компания считает важным держать «докризисные» цены и не поднимать их в условиях повышенного спроса.

Антисептический гель для рук Mixit

© mixit.ru

Сейчас антисептический гель для рук Mixit, в состав которого входит изопропиловый спирт (согласно описанию продукта, он уничтожает 99,9% вирусов и бактерий менее чем за 30 секунд), пантенол (увлажняет и смягчает кожу) и феноксиэтанол (обладает бактерицидным действием), стоит 245 руб. Это на 150 руб. меньше стоимости предыдущих санитайзеров Mixit в оригинальной красочной упаковке с ароматической отдушкой и ухаживающими компонентами, которые до сих пор можно купить в магазинах и на сайте. Стоит отметить, что до пандемии цена на антисептические средства в обычных косметических магазинах варьировалась от 100 до 250 руб.

Антисептический спрей для рук Mixit, выпуск которого компания начала еще до пандемии 

© mixit.ru

«Поскольку мы уже выпускали антисептики, нашей задачей в условиях повышенного риска заражения инфекцией было реализовать аналоговый продукт, но в более экономичной упаковке и по доступной цене в бесперебойной реализации для всех, — прокомментировала «РБК Стиль» генеральный директор компании Анастасия Черданцева. — Выпуск этих средств для нас является социально направленной мерой с практически нулевой маржинальностью проекта, поскольку мы находимся в рамках экономического кризиса рынка с завышенными ценами от поставщиков сырья. Мы будем держать цены в доступном формате столько, сколько это будет необходимо».

Сейчас Mixit продает санитайзеры исключительно через собственные каналы дистрибуции, при этом представители компании выражают готовность адаптироваться под реальность и потребности, поставляя свою продукцию и в другие точки. «Мы будем работать по правилам рынка, есть спрос — дадим предложение. Но мы ни в коем случае не хотим спекулировать на сложной эпидемиологической ситуации в России и в мире».

Производством санитайзеров также занялась российская марка Windsor's Soap, известная своими коллекциями ароматических свечей, мыла, бомбочек для ванн и диффузоров для дома. Как утверждает основательница проекта Яна Виндзор, ее антисептические средства «не убивают кожу» — не сушат, не стягивают и приятно пахнут. Все дело в том, что даже при повышенном содержании спирта (83% объема — фармацевтический этиловый спирт) и перекиси водорода в составе, D-пантенол, алоэ вера и эфирные масла предотвращают дегидратацию кожи. Ко всему прочему флаконы санитайзеров Windsor's Soap выполнены из стекла, а дозаторы — из металла, что позволяет не засорять планету после их использования и утилизации. Антисептические средства продаются сетами разного формата стоимостью от 1190 до 6190 руб.

«Почему такая цена? Ведь вы имеете в виду, почему те же 30 мл санитайзера Byredo стоят в 10 раз дороже, хотя марка может позволить себе выпускать их огромными тиражами, что в разы удешевляет продакшен? — прокомментировала Яна Виндзор. — Если серьезно, то цены обусловлены объемами производства — это новый, экстренно выпущенный продукт. Маржинальность этого продукта занижена. Выйдя на большие объемы производства, возможно, сможем снизить конечную стоимость по сравнению с первыми партиями. А также поставлять санитайзеры в благотворительные организации». По словам предпринимательницы, ждать долго не придется: санитайзеры Windsor's Soap уже сейчас пользуются огромной популярностью.

О производстве антисептических средств в промышленных масштабах (1,5 млн тюбиков в неделю) заявила российская косметическая компания Faberlic. К 10 апреля будет готова первая партия дезинфицирующего геля, предназначенная для безвозмездной передачи в штаб по борьбе с коронавирусом, если к тому времени будет решен вопрос о сертификации нового продукта. С ним президент компании Faberlic Алексей Нечаев уже обратился к руководителю рабочей группы Госсовета РФ по противодействию распространения коронавируса, мэру Москвы Сергею Собянину. Кроме того, Нечаев заявил о производстве дезинфицирующего геля для розничной продажи: его можно будет купить через сайт и каталог Faberlic по цене 99 руб.

За рубежом с подобной инициативой выступила французская компания LVMH. С 16 марта фабрики, которые выпускают парфюмерию для брендов Christian Dior, Givenchy и Guerlain, переведены на производство антисептиков. Они направляются властям в области здравоохранения, чтобы компенсировать нехватку средств в больницах. В первую неделю компания планировала создать 12 т продукта, подчеркнув, что производство санитайзеров будет продолжаться столько, сколько это необходимо.

По данным на 24 марта во Франции подтверждены 19 856 случаев заражения коронавирусом и 860 смертей из-за болезни. В России число заболевших на 23 марта составляло 438 человек.