Стиль
Вещи Главный дизайнер интерьеров Bentley — о ДНК бренда, дефлекторах и нейросетях
Стиль
Вещи Главный дизайнер интерьеров Bentley — о ДНК бренда, дефлекторах и нейросетях
Вещи
Главный дизайнер интерьеров Bentley — о ДНК бренда, дефлекторах и нейросетях
Эдди Эо
© пресс-служба
12 сентября в пространстве Bentley Rooms «Резиденция Тверская» состоялась премьера нового Bentley Flying Spur — роскошного спортивного седана класса Gran Turismo. По этому случаю «РБК Стиль» встретился с Эдди Эо, главным дизайнером интерьеров новинки.

Bentley Flying Spur образца 2019 года разработали с чистого листа, от предыдущего поколения ему досталось лишь название. Внешность модели стала стремительнее, она реализована в стилистике купе Continental GT. Четырехдверный седан выполнен на базе MSB Porsche Panamera и немного перерос (на 130 мм) предыдущее поколение в длину, что добавило пространства для ног и общего комфорта задним пассажирам. Приятный бонус: эмблема Flying B на капоте теперь не только выдвигается, ее крылья начинают светиться при приближении владельца к автомобилю. Кстати, после российской премьеры с 19 по 26 сентября с новинкой можно познакомиться в салоне официального дилера «Bentley Москва Волгоградский».

Эдди Эо учился в Корее в университете автомобильного дизайна, продолжил обучение в Германии, затем проходил годичную стажировку в Mercedes-Benz и пять лет работал в отделении GM Eupore во Франкфурте. В 2014-м присоединился к команде Bentley. Эо утверждает, что дизайн автомобильных салонов был главной мечтой его детства.

Эдди Эо
© пресс-служба

Вы работаете в департаменте дизайна интерьеров Bentley. Что вы изменили во вверенном вам подразделении, а что не стали менять и почему?

Есть очень распространенное заблуждение, что любой человек, который приходит в новую компанию на ответственный пост, обязательно должен что-то поменять и привнести что-то революционно новое. Однако у Bentley такое мощное историческое наследие в дизайне, что очень сложно бросить ему вызов. Так что в моей работе главное не радикально менять то, что есть, а, наоборот, подхватить все лучшее в наследии марки, продолжить эти традиции и вывести их на новый уровень. Одна из моих задач — организовать совместную работу дизайнеров так, чтобы они могли привносить новые идеи, идеально их отрабатывать и аккуратно внедрять в конструкцию автомобиля. Чтобы тот дизайн, который мы делаем сейчас, отражал ДНК бренда и при этом был нацелен на будущее. Могу продемонстрировать это на конкретном примере. Есть два традиционных элемента интерьера, которые мы вывели на новую эволюционную ступень. Это рельефная прострочка сидений и центральный дефлектор системы охлаждения. Обычно дефлекторы делались в форме «бычий глаз», но мы всегда обращаем внимание на запросы клиентов и решили оптимизировать очертания дефлектора, чтобы обеспечить лучшую функциональность не в ущерб дизайну.

Вы уделяете внимание цифровым технологиям? И в чем, на ваш взгляд, их основные достоинства?

Сегодня мир изменился настолько, что практически невозможно представить его без цифровых технологий, мобильных телефонов и социальных сетей. Так что, разумеется, все наши процессы максимально оцифрованы. Автомобильный дизайн претерпел революционные изменения. Что я имею в виду: теперь мы используем цифровые инструменты, начиная с самого первого эскиза. Как только мы прорабатываем какие-то элементы дизайна или поверхности кузова, они сразу преобразуются в трехмерные цифровые модели, которые можно легко и просто трансформировать и видоизменять на компьютере. И теперь, прежде чем демонстрировать свои идеи руководству или обсуждать их с коллегами, я могу протестировать несколько вариантов в цифровой среде и понять, насколько хорошо и правильно все работает. И конечно, при завершении процесса разработки дизайна интерьера мы очень активно используем технологии виртуальной реальности. Благодаря им мы можем практически в режиме реального времени вносить изменения в детали и поверхности. Все это серьезно экономит время и деньги на разработку. (Смеется.) Можно сказать, что цифровые технологии — это дар божий современным дизайнерам и всей автомобильной отрасли.

Новый Bentley Flying Spur

© пресс-служба

Что для вас лично Flying Spur?

Когда мы создаем автомобиль, то не можем просто дать волю фантазии и делать все, что хотим. Мы должны адаптироваться к реальной жизни и потребностям наших клиентов, поэтому работаем в тесной связке с инженерами и менеджерами по продукту. Это опытные люди, которые знают все нюансы работы с металлом, кожей и деревом. У них есть чему поучиться. Я считаю, что Flying Spur — очень удачный автомобиль с точки зрения проектирования, потому что с самого начала и до запуска модели в производство наши дизайнеры работали в очень тесном контакте с техническими специалистами по производству и с теми, кто изучает потребности клиента. Результат радует всех заказчиков.

Самые крупные и важные усовершенствования в интерьере, помимо центрального дефлектора?

Клиентам очень нравится дизайнерский пакет нашего bespoke-ателье Mulliner, и они всегда ожидают элегантной отделки салона. Но конкуренты не дремлют и идут по нашим стопам, поэтому нам необходимо постоянно поднимать планку и выводить элементы дизайна на новый, еще более высокий уровень. Мы стараемся использовать современные формы дизайнерского языка, среди них рельефная ромбовидная отстрочка сидений и объемные элементы кожаной отделки салона. Мы впервые представили их во время презентации концепт-кара Bentley EXP10 Speed 6. Публика была в восторге, и мы решили, доработав эту концепцию, применить ее в серийных моделях. Кроме того, при запуске автомобиля в производство мы добавили возможность рельефной ромбовидной отделки в дереве. Мы хотим, чтобы этот элемент дизайна прослеживался везде.

© пресс-служба

Bentley и bespoke-ателье Mulliner много внимания уделяют автомобилям, выполненным по запросам клиентов. Насколько велика разница между рынками России, США, Китая и других стран в плане использования индивидуальных опций?

Тут не нужно смешивать наше подразделение серийного производства, сконцентрированное на максимальной эффективности, и наше подразделение Mulliner, которое должно удовлетворить все запросы заказчика. Как вы понимаете, у них большая степень свободы и они выпускают настоящие произведения искусства. Разработка индивидуального дизайна салона — это совершенно уникальный процесс, который просто не с чем сравнивать. Кстати, в этом году мы запустили новый сервис под названием Co-Creation Luxury Service: клиент может максимально участвовать в создании своего автомобиля. Сервис реализован в виде приложения, в котором клиент заполняет необходимые поля и отвечает на заданные вопросы, а система искусственного интеллекта, работающая на основе технологии нейронных сетей, предлагает ему варианты дизайна, выполненные с учетом всех его индивидуальных потребностей. Это совершенно новый уровень того, что мы можем предложить клиентам в плане bespoke.

Чем в плане дизайна отличается Bentley «золотой эры» 20–30-х годов от современного?

Слушайте, это очень хороший вопрос, и я буквально ошеломлен. Я спросил себя, а действительно ли мы поменяли философию дизайна? Мне кажется, что фундаментальный подход остался неизменным. Но сейчас мы стараемся предугадать будущее и делать наши автомобили так, чтобы они выглядели свежо и интересно не только сейчас, но и 10–20 лет спустя. Как говорил родоначальник нашей марки Уолтер Оуэн Бентли: «Мы стараемся делать лучшие автомобили в своем классе!» И у нас это получается вполне успешно. Например, если мы посмотрим на модель 1931 года, то там с крыла на капот переходит очень плавная, элегантная и красивая линия. Я не собирался ее просто копировать в новой модели. Этот «жест» (как мы, дизайнеры, его называем) языка форм вдохновил меня на то, чтобы использовать его в отделке двери. И мы применили этот элемент «золотого века» дизайна Bentley, интерпретировав его в визуальном контексте и обеспечив тем самым связь между традициями и современностью.

Салон Bentley Flying Spur
© пресс-служба

Как вы считаете, что делает Bentley британским автомобилем?

Если честно, то мы сами задались этим вопросом. Дело в том, что 2019 год для нас юбилейный: компания празднует 100 лет, и нам было бы интересно понять, в чем наша оригинальность, где наши истоки и корни. Безусловно «британский дух» в марке присутствует. Как же его определить? В наших автомобилях британские традиции балансируют с современной роскошью. И она важнее роскоши в ее традиционном историческом прочтении. У Британии богатая история и насыщенное культурное наследие. Страна небольшая, но существует огромная разница между Севером и Югом, а еще есть Шотландия. Везде разные люди, диалекты, различные деревья и скалы. Для себя я определяю британский дух как некое культурное многообразие близких форм. Мы стараемся привнести его в дизайн, чтобы автомобиль стал столь же многообразным.

Самый необычный заказ на индивидуальный автомобиль, который вы получили?

Сложный вопрос. Это, скорее, к коллегам из bespoke-ателье Mulliner, но и мы постоянно сталкиваемся с неожиданными запросами. Например, оказалось, что очень многие любят розовый цвет в самых различных оттенках. Кто-то выбирает его для покраски автомобиля, а кто-то отделывает салон кожей розового цвета. Еще один интересный тренд — специальная вышивка на сиденьях и деталях интерьера. Сильнее всего запомнились вышитые золотом драконы на подголовниках, их заказал один китайский клиент.