Стиль
Вещи Каролина Шойфеле — об украшениях Chopard Red Carpet Collection
Стиль
Вещи Каролина Шойфеле — об украшениях Chopard Red Carpet Collection
Вещи
Каролина Шойфеле — об украшениях Chopard Red Carpet Collection
Каролина Шойфеле
© пресс-служба
С 1998 года Chopard выступает партнером Каннского кинофестиваля: уже более 20 лет драгоценности марки появляются на красной дорожке, украшая ведущих актрис мирового кино. Глава бренда рассказала «РБК Стиль» о красоте и этичности в ювелирном деле.

Ювелирно-часовой дом, принадлежащий семейству Шойфеле, — старейший партнер киноиндустрии. 21 год Chopard сотрудничает с Каннским кинофестивалем и ежегодно отвечает за изготовление главного приза. В 2019 году в мастерских бренда сделают не только «Золотую пальмовую ветвь», но и все остальные награды фестиваля, включая минивариант «Пальмовой ветви» для лучшего короткометражного фильма. Начиная с 2001 года бренд вручает собственную премию Trophée Chopard двум начинающим актерам и, конечно, демонстрирует специальные украшения Red Carpet Collection. Количество предметов в коллекции соответствует порядковому номеру фестиваля.

© пресс-служба

О собрании Red Carpet 2019 года

В этом году в Каннах мы представляем 72 драгоценности, как всегда посвященные самым красивым актрисам мира. Эти украшения объединены темой любви, поэтому, например, в великолепном колье использованы танзаниты огранки «сердце» (это камни общим весом более 25 каратов относятся к категории fair trade, мы не знаем шахту, где они были добыты, но страна происхождения нам известна). В предметах Red Carpet использованы новые материалы, в том числе окрашенный титан, который создает ощущение полного слияния оправы и цветных камней. В кольце в виде цветка орхидеи на основу лепестков из титана наложен тонкий слой белой керамики.

Об этически чистых камнях и бриллиантах

Теперь, когда мы полностью перешли на золото Fairmined, необходимо сделать то же самое и с драгоценными камнями. Моя миссия — сделать цепочку поставок полностью прозрачной, от A до Z. Достичь этой цели очень сложно: известны десятки видов цветных камней и добываются они по всему миру. Так что наше «путешествие к экологически ответственной роскоши» (journey to sustainable luxury) требует не просто времени, но и перемещений по всей планете. Могу сказать, что мы не используем бирманские рубины в связи с эскалацией религиозного конфликта и бриллианты, не соответствующие Кимберлийскому процессу. В рамках активного партнерства с Gemfields мы отслеживаем поставки изумрудов из Замбии (где есть сертифицированная шахта Kagem), танзанитов, аметистов, рубинов. Ежегодно мы выбираем один из камней для специального украшения Green Carpet. В прошлом году Джулианна Мур блистала в колье с великолепным 34-каратным турмалином параиба. Каждый из этапов его перемещения — от шахты Мавуко в Мозамбике до нашего ателье high jewellery в Женеве — полностью соответствовал критериям программы Green Carpet Challenge. Мы пока не знаем, какой камень мы выберем в этом году для нашей «зеленой» коллекции, — крупный танзанит, рубин или аметист.

Об ответственности в индустрии роскоши

Прозрачность и ответственность становятся все более важными в любом бизнесе. Потребитель любых товаров роскоши хочет знать, из каких материалов они делаются, и ему важно стремление компании к ответственной добыче и экологически чистому производству. Это в полной мере относится к часам и украшениям. Уже почти год мы в Chopard используем только Fairmined gold — золото, добытое сертифицированными шахтами, и нам досконально известна цепочка поставок. Сегодня таких шахт 27, главным образом они находятся в Перу и Колумбии. Это прежде всего небольшие кустарные шахты-артели, принадлежащие семьям или коммунам. Соответствие этическим, социальным и экологическим стандартам, необходимое для получения сертификата Fairmined, устанавливает международная независимая неправительственная организация Alliance for Responsible Mining (ARM) — мы сотрудничаем с ними с 2013 года. Важно, что этот статус не присваивается раз и навсегда — аудиторы ARM каждый год приезжают с проверками. Нам важно не только сохранить природу тех мест (на сертифицированных шахтах, например, запрещено использовать ртуть для извлечения драгметалла из горной породы), но и помочь людям получить стабильную зарплату и социальные гарантии. Процесс сертификации очень долгий: многие шахты принадлежат государству и нам приходится вести переговоры на самом высоком уровне. Приятно, что нашу инициативу поддерживают и некоторые банки, где мы традиционно покупали золотые слитки, например, банк UBS. За последний год мы приобрели у него 100 кг «чистого» золота, добытого ответственным путем.