Стиль
Вещи Директор часового подразделения Bvlgari — о преимуществе эстетики над механикой
Стиль
Вещи Директор часового подразделения Bvlgari — о преимуществе эстетики над механикой
Вещи
Директор часового подразделения Bvlgari — о преимуществе эстетики над механикой
© пресс-служба
Гвидо Террени рассказал «РБК Стиль» о том, как бренду, исторически ювелирному, удалось стать важным игроком на рынке часов.

Уже три года подряд часовая выставка в Базеле открывается объявлением о новом рекорде часов Bvlgari. На сегодняшний день компания установила четыре рекорда «тонкости», выпустив в серии Octo Finissimo самый тонкий турбийон с ручным заводом (2014), самый тонкий минутный репетир (2016), самые тонкие автоматические часы (2017) и рекордно тонкий турбийон с автоматическим подзаводом (2018). Разработкой ультратонких калибров и стратегией часового направления занимается команда во главе с Гвидо Террени.

Что важнее для Bvlgari: эстетика или механика?

Разумеется, эстетика. Все решения, которые мы принимаем, обусловлены дизайном, поэтому с технической точки зрения нам нужно преодолеть ограничения, которые ставит перед нами дизайнер. Все-таки прежде всего вы влюбляетесь в предмет дизайна, а уже затем стараетесь вникнуть в технические детали того, как был создан продукт.

© пресс-служба

Линия Finissimo появилась по эстетическим соображениям?

Да, потому что мы решили, что хотим максимально выразить мужскую элегантность. Однако наши ультратонкие часы очень традиционны: эстетика отдает дань эпохе 1950–1960-х, поколению моего деда. Я человек другого поколения, одет по-другому, у меня другой автомобиль, и я хочу другие часы. До недавних пор модели Finissimo Ultra-Thin были слишком строгими, в духе black tie. Мы хотели создать часы, которые можно носить ежедневно. Поэтому выбрали удобную конструкцию браслета и матовую монохромную палитру, которая стала одним из наших эстетических кодов. К титану добавили золото и сталь с особой пескоструйной обработкой. Использовать в коллекции три монохромных материала — более правильный ход, нежели проводить цветовые эксперименты с циферблатами.

© пресс-служба

Монохромная идея воплотилась и в минутном репетире из карбона?

Именно! Он сделан из настоящего графита, как корпус и браслет, не имеющий аналогов в индустрии, — его мы собираем из отдельных тонких звеньев. Природный узор этого материала создает камуфляжный эффект, который хорошо читается на циферблате, покрытом одним слоем карбона. Вес часов с браслетом составляет всего 47 г (для сравнения: титановая модель весит 77 г), при этом графит обнаруживает прекрасные акустические свойства и невероятно прочен.

Говоря о современной часовой мануфактуре, должна ли она быть на 100% вертикально интегрированной?

Мы считаем, что бренд класса люкс должен вызывать доверие и мастерски осваивать разные ноу-хау, поэтому провели вертикальную интеграцию. Если хочешь быть в числе первопроходцев, нужны большая свобода для творчества, внутренний отдел разработок, производство. Тогда ты становишься хозяином того, что ты создаешь. Интеграция позволяет контролировать соотношение «цена — качество», потому что уже не нужно ставить свою добавочную стоимость на ту цену, в которой уже есть добавочная стоимость, заложенная поставщиком. Да, мы приобретаем цилиндры, рубины для калибров, стрелки. Некоторые комплектующие проще у кого-то купить, чем сделать самим.

Все-таки Bvlgari — часовой бренд или ювелирный?

Лично я считаю Bvlgari часовым производителем, но клиенты по-прежнему воспринимают бренд как ювелирный. Впрочем, это совершенно неважно. Мы отлично себя чувствуем в парфюмерном, гостиничном и модном бизнесе. Часовое направление продолжает этот ряд.

Но ведь Bvlgari — нетипичный швейцарский часовой производитель?

Когда я получил назначение в Bvlgari, я задался целью производить лучшие часы на пределе наших возможностей. Мы интегрировали все производства (а исторически их было пять) в одну компанию Bvlgari Horlogerie, основанную в 2011 году. Было очевидно, что преимущества бренда в его эстетике, в итальянском стиле, в стремлении к элегантности, которые и должна поддерживать техническая сторона. Но такая философия идет вразрез с тем, как работают традиционные швейцарские бренды. Есть термин habillage (от французского habiller, «одевать». — «РБК Стиль»), который обозначает все элементы, внешние по отношению к часовому механизму: корпус, циферблат, браслет. То есть у многих брендов все начинается с мотора, вокруг которого собирается все остальное. У нас все наоборот: сначала мы хотим определиться со стилем, а затем реализовать его в изделии. Этот подход создает некие ограничения, но есть удовольствие в том, чтобы их преодолевать, — так рождается диалог.