Стиль
Впечатления Все шансы на «Оскар»: киноэксперты об успехе и перспективах «Левиафана»
Стиль
Впечатления Все шансы на «Оскар»: киноэксперты об успехе и перспективах «Левиафана»
Впечатления
Все шансы на «Оскар»: киноэксперты об успехе и перспективах «Левиафана»
© Кинопоиск; итар-тасс
«Левиафан» Андрея Звягинцева получил «Золотой глобус» как лучший фильм на иностранном языке и был номинирован на «Оскар». «РБК Lifestyle» выяснил у экспертов, почему фильм завоевал такую популярность и насколько велики его шансы получить «Оскара».

 

Фильм, рассказывающий о противостоянии предпринимателя властям родного города, был номинирован на Каннском кинофестивале на «Золотую пальмовую ветвь» и награжден за лучший сценарий. Кроме того, «Левиафан» был признан лучшим фильмом в конкурсе международного фестиваля в Лондоне и получил приз международной критики на кинофестивале в Хайфе. Наконец, картина была заявлена на две самые престижные американские награды — «Золотой глобус» и «Оскар» как лучший иностранный фильм. Первую «Левиафан» получил. На «Оскар» фильм номинировали 15 января. «РБК Lifestyle» расспросил критиков и киноведов о том, почему эта картина завоевала такое признание мирового сообщества и есть ли у нее шансы завоевать «Оскар».

 


 

 

 

Кирилл Разлогов

киновед
культуролог
профессор ВГИК

 

«Левиафан» — действительно очень заметная картина, такого значительного международного резонанса у наших фильмов дано не было. Ее успех можно объяснить, во-первых, ее высокими художественными качествами, а во-вторых, тем, что тема противостояния человека большой бюрократической машине универсальна. Это картина честная и бескомпромиссная, с ярко выраженной авторской позицией, антиклерикальная, что в современном мире имеет большое значение. К тому же она заручилась поддержкой влиятельной компании Sony Classics, которая специализируется на продвижении картин на премию «Оскар» и на американский рынок. Охлаждение отношений США и России — дополнительный аргумент для того, чтобы дать «Оскара» российской картине, потому что творческая интеллигенция всегда стремится действовать в противовес подобным политическим конфликтам. Тут скорее проблема в другом. Когда присуждались награды Европейской киноакадемии, то «Левиафан» не выиграл, выиграла картина Павла Павликовского «Ида». И, собственно, между двумя этими фильмами, на мой взгляд, и будет разыгрываться «Оскар» за лучший неанглоязычный фильм. 

А дальше все будет зависеть от голосования. Чтобы получить право голосовать по этой номинации, члены Академии должны просмотреть все пять фильмов, а это, как правило, могут сделать спокойно только неработающие или не очень загруженные кинематографисты. Поэтому один из упреков, который предъявляется номинации «Лучший фильм на иностранном языке», — что это приз престарелых граждан. А у престарелых граждан фильм «Ида», возможно, вызовет большую симпатию.

 


 

 

 

Даниил Дондурей

главный редактор журнала
«Искусство кино»

 

Мне кажется, что «Левиафан» завоевал такое широкое признание международного сообщества по нескольким причинам. Во-первых, благодаря этому фильму люди получают хоть какую-то концепцию устройства русского мира, потому что все человечество встречается либо с информацией из Киева, Донецка, Луганска о военных действиях, либо о встречах Владимира Владимировича с Ангелой Меркель и так далее. Что такое Россия сегодня, люди в мире не понимают, они этого не видят. Русские кино, сериалы, книги и спектакли в мировое сообщество не попадают, мы неконкурентоспособны в культуре мира. И «Левиафан» дает хотя бы какое-то объяснение, что сегодня происходит в России. Во-вторых, благодаря особенностям дара Звягинцева, режиссера, который очень метафоричен во всех четырех своих фильмах, публика получает это понимание с помощью доступной притчи о левиафане, чудовище. Люди видят художественную ткань фильма. «Левиафан» чрезвычайно актуален, он рассказывает о России больше, чем все информационные выпуски из Москвы. То, что сюжет картины схож с реальной историей, произошедшей в США, (на что, кстати, сетовал министр культуры Владимир Мединский. — Прим. ред.), не имеет никакого значения для получения «Золотого глобуса», который присуждают зарубежные киножурналисты, аккредитованные в Голливуде, и не будет иметь никакого значения для «Оскара», за который голосуют члены американской Киноакадемии. У «Левиафана» большой шанс получить и эту награду. У фильма только один настоящий конкурент — «Ида» Павликовского. Это будет настоящая битва, ведь «Ида», в которой речь идет о холокосте, была признана лучшим фильмом Европы. В этом году эти фильмы — абсолютные лидеры вне голливудского кинематографа, они обошли даже такого сумасшедшего гения, как Ларс фон Триер с его «Нимфоманкой».

 


 

 

 

Павел Руднев

театральный критик

 

Если такой талант, как Звягинцев, эстетически чуждый социокритическому подходу к искусству, с его религиозными видениями, недекадентским эстетизмом, позитивной программой, ставит фильм, где звучит тема колоссального социального неравенства, несправедливости и лживости общественных институций, где храм воздвигается на крови частного человека, то ситуация действительно катастрофическая. Художник не смог смолчать. И характерен удар по фильму от госучреждений: Левиафан обиделся, что его как-то неизящно изобразили. После этого фильма становится ясным и так очевидное: не эстетика не нравится чиновникам и консервативным критикам, не нехорошие слова и не краски, не приемы, им не нравится именно социокритика, которая, только такими средствами явленная, и может быть эффективна.

То, что действительно выдающаяся картина теперь получает успех на мировых кинофорумах, — это крайне серьезный удар по авторитету чиновников, которые устроили травлю этому фильму и начали настоящую войну против малой горстки еще что-то могущих сделать представителей современного искусства России.

Невозможно не говорить об актерских работах: Алексей Серебряков показывает деградацию здорового, смелого мужика, вросшего по грудь в родную землю, которую осваивали поколения его предков, звереющего от бессилия перед лицом власть имущих. У Романа Мадянова — острый, злой и очень узнаваемый образ чиновника-фараона, верующего в собственную безнаказанность. У Елены Лядовой — хрупкая женщина, которая не выдерживает напора обстоятельств. У Владимира Вдовиченкова узнаваемым оказался образ рафинированного столичного адвоката, расплатившегося за безосновательную уверенность в том, что в стране работает закон.

 


 

 

 

Милослав Чемоданов

главный редактор The Village
кинообозреватель

 

 

«Левиафаном» на Западе принято восхищаться в первую очередь как мощным и бесстрашным критическим высказыванием в адрес так называемой «путинской России», напрямую связанной в их понимании с коррупцией. Им он, вне всякого сомнения, и является. В этом смысле у него очень большие шансы на «Оскар» — я бы сказал, он вообще главный фаворит в номинации. Премию не раз обвиняли в политической ангажированности — и небезосновательно: вспомнить хоть успех там «Фаренгейта 911» Майкла Мура, по сути антибушевской агитки, притом сделанной топорно и безвкусно. Академики любят фильмы, затрагивающие важные социальные проблемы, что называется, «на злобу дня». Это очень на руку картине Андрея Звягинцева. А награды для нее — на руку зрителям, которых они привлекают посмотреть ее. Ведь, в отличие от того же «Фаренгейта», «Левиафан» — еще и очень хороший фильм, между строк отчаянно грустной истории которого, приглядевшись, можно обнаружить надежду.