Стиль
Герои Поля из деревки — о русской глубинке и популярности
Стиль
Герои Поля из деревки — о русской глубинке и популярности
Герои
Поля из деревки — о русской глубинке и популярности
© instagram.com/polyaizderevki
Поставщица забавных видео о сельских буднях, блогер-миллионщица и простая девчонка @polyaizderevki — в интервью «РБК Стиль».

Ироничные видеозарисовки девушки из деревни разлетелись по Сети прошлой осенью. Тогда MDK, крупнейший мем-паблик «ВКонтакте», репостнул один из вайнов про коз, огород, поля, избы и прочий колорит российской глубинки. Девушка в кадре — Полина — сопровождала съемки шутливыми комментариями вроде «можно я не буду платить за вход на вечеринку в коровнике?», потешалась над инстаграмщицами и учила коз «московскому» языку: весь эмоциональный диапазон столичных в одной фразе «ну такое…». А еще делала патчи из листьев и пыталась купить мюли и лоферы в местном магазине одежды. Стремительно прибывшие подписчики (сейчас их у Полины 1,8 млн) поначалу думали, что остроумная блогер эксплуатирует образ «москвички в селе» и приезжает в провинцию ради удачных кадров и закономерного хайпа. Полина развеяла подозрения в нескольких интервью: она муромлянка, три года назад приехала в деревню на каникулы и осталась. С тех пор для девушки нет ничего милее дома с крылечком в три ступеньки, а редкие рабочие вылазки в «нерезиновую» заканчиваются чуть ли не тургеневским тоскливым возгласом: «Туда, туда, в раздольные поля, где бархатом чернеется земля». «РБК Стиль» расспросил Полину об укладе деревенской жизни.

В интервью каналу «Редакция» вы говорили, что люди в деревне негативно реагируют на камеры. Изменилось ли отношение ваших односельчан после того, как вы стали известны за пределами деревни?

Я говорила о том, что не все относятся к камере положительно: некоторые попросту ее боятся. Для моих односельчан, кажется, вообще не существует мира соцсетей. К моему занятию относятся без восторга, потому что, возможно, не хватает понимания, что съемки приносят некоторые плоды. Скажи им, что видео набрало миллион просмотров, они просто плечами пожмут, для них это — пустой звук. Подобное отношение продиктовано еще и возрастом: в деревне, в основном, пожилой контингент. Да, есть и молодые люди, но они тоже предпочитают держаться подальше от интернета.

То есть налицо абсолютное равнодушие к соцсетям?

Понимаете, в деревне очень много физической работы. У всех налажен распорядок дня, один уход за скотиной отнимает огромное количество энергии. Людям просто не до телефона. Это в московском офисе можно отвлечься на Instagram, а здесь не получится. Деревенский житель рано утром ушел из дома, вернулся поздно вечером, проверил, кто и сколько раз ему звонил, и все.

А вне работы чем обычно занимаются?

Большинство жителей, конечно, смотрят телевизор. Малочисленная молодежь, дети весь день проводят на улице, играют в футбол. У них-то и телефоны самые обычные, для звонков, чтобы мама их не теряла. Никаких соцсетей. Самые деятельные организуют мероприятия — концерты с песнями, баянами, на которые с удовольствием приходят бабушки. В целом, мне кажется, жизнь полнее, чем в городе.

В том же интервью вы предупредили, что не раскрываете свое местоположение. Это связано с назойливыми фанатами? Можете вспомнить эпизод, после которого приняли такое решение?

Не было какой-то страшной, вопиющей истории с докучающими фанатами. Дело немного в другом: в моей деревне не так много домов. Если я скажу название, мой найдут в два счета. Живу я одна, за домом — глухой лес. Это само по себе жутковато, поэтому дополнительное внимание стараюсь не привлекать. Фанаты и так приезжали, мальчишка на машине стоял у моего участка. Естественно, я не вышла. Не потому что бука какая-то, а чтобы не запускать цепную реакцию: один нашел, рассказал другому — и понеслось.

Что еще изменилось в жизни с приходом популярности, помимо стремительно пришедших подписчиков?

В первую очередь, конечно, появились деньги, которые помогают реализовывать давнишние планы и еще родителям помогать. В остальном — живу как раньше: стараюсь редко приезжать в город… Да, в Москве меня могут узнать, но это никак не отражается на моей жизни: я, все-таки, не совсем в социуме живу, особого отношения к себе не чувствую. Instagram для меня — скорее средство коммуникации. Когда большую часть времени проводишь одна, здорово поделиться видео и получить ответную реакцию.

Вы начали зарабатывать. А собственные средства на первых порах вкладывали? На таргет, например.

Нет. У меня как вообще все вышло. Цепная реакция: сначала один крупный паблик опубликовал мое видео, затем другой репостнул — все без моего участия. Я снимала-то изначально для друзей, потом уже подруга подтолкнула меня к тому, что аккаунт надо развивать.

Инфлюенсеры все чаще совмещают Instagram и YouTube. Особенно это заметно по вайнерам (взять ту же Настю Ивлееву, запустившую Agent Show). У вас есть такая амбиция или останетесь верны Instagram?

У меня была идея выйти в YouTube, но с более развернутым форматом, а не просто ироничными зарисовками. Как это реализовать — пока не очень понимаю. Запускать очередное шоу тоже не хочу, а вот видео подлиннее, с более конкретной информацией обо мне — да, вполне возможно. Но все пока в процессе.

Вернемся на минуту к деревенским жителям. Есть мнение, что россияне не видят дальше собственного носа. Допустим, до пожаров в Сибири и акций протеста в Москве им дела нет. Что жители вашей деревни думают по поводу этих резонансных тем? Приходилось ли вам слышать, чтобы соседи их обсуждали?

Нет. Тут речь об элементарном отсутствии информации. Мне кажется, об этом и по телевизору не особо говорят, а интернета у жителей и подавно нет. Для них это лишний ресурс. Отсутствие информации заставляет людей занимать молчаливую позицию. Максимум, они могут узнать новости в каком-то искаженном варианте от родни, приехавшей на выходные.

На мой взгляд, вы некоторым образом популяризируете деревню. Это особенно интересно в связи с трендом на внутренний туризм. По вашим ощущениям, удается ли вам изменить отношение горожан к российской глубинке? И не поступали ли вам предложения о сотрудничестве, например, от Ростуризма?

Мои подписчики видят деревню через призму моего восприятия. Но я не показываю реальность, некоторые проблемы деревенской жизни сознательно не транслирую. Вероятно, потому что не совсем понимаю, как правильно их донести. Надеюсь, когда-нибудь приду и к этому. Пока же хочется делиться интересными наблюдениями, показывать отличия от городской жизни. Не думаю, что я как-то влияю на туристов, желающих поездить по деревням, и тем более не убеждаю людей переехать в деревню. Здесь ведь все равно довольно специфическая жизнь. В Instagram вы видите одну картину, приедете сюда — получите совсем другую. В целом, развитие внутреннего туризма и популяризация деревни — вещь хорошая, но для меня пока неподъемная. Если будут какие-то проекты по поводу развития сел — да, мне будет вполне интересно, но это огромная ответственность.

Блогерское сообщество, как и любое, в принципе, делится если не на касты, то на группы по интересам. Вы в этом море кажетесь обособленной. Насколько это соответствует действительности и как к вам относятся коллеги?

Я знаю, что существуют блогерские тусовки, мероприятия. Я туда практически не выезжаю. У меня совершенно другая жизнь, с коллегами не соприкасаюсь. Конечно, некоторые блогеры выражают, как говорится, свои респекты, да и я достаточно дружелюбно настроена, просто из деревни вылезать не хочу. Мой выбор — держаться обособленно. При этом — без капли неприязни: я с удовольствием слежу за некоторыми блогерами, хвалю, но общение не продолжаю. Я, скажем так, очень аккуратный человек: все мои друзья — из детства, новые знакомства идут со скрипом.

В московском офисе можно отвлечься на Instagram, а здесь не получится.

При этом вы участвовали в «Шоу без названия» Амирана Сардарова. Как вам этот опыт?

Опыт стрессовый. Это был первый выход в свет. У меня была цель — показать себя с неожиданной стороны. Да и мне самой было интересно, как я себя поведу, но я не совсем понимала, куда еду. На шоу я была в зажиме, конструктивного диалога так и не случилось, но в любом случае такая встряска полезна. Я даже не была готова к тому, что ко мне выведут козу… Ребята очень хорошие, большие профессионалы, но мы занимаемся совершенно разными вещами.

Нет ли у вас ощущения, что тема с деревней, все-таки, конечна, и люди рано или поздно перестанут смеяться над контрастом Москвы и не Москвы? Что планируете делать в таком случае?

Конечно, есть. Людям в принципе все надоедает — это вполне логично. Если я буду есть свое любимое мороженое каждый день, оно мне тоже надоест. И так с любым продуктом, с видео в частности. Более того, я прекрасно понимаю, что уже кому-то надоела, и принимаю такую реакцию. Меня могут попросить сменить формат, но я не могу себя менять. Что хочу, то и выкладываю. Но это не главная цель в жизни. Я всегда найду, чем заняться, если от меня начнут отписываться. Второе образование с удовольствием получу, например.

По каким эпизодам городской жизни вы скучаете?

Нет чего-то, по чему я остро тоскую. Какие-то бытовые мелочи слегка расстраивают: например, в моей деревне нет продуктового магазина, ближайший — в соседнем селе, до которого шесть километров топать. Большого экрана не хватает… Кинотеатры я люблю, с удовольствием бы в кино ходила. Но вообще, я всегда скучаю по деревне, находясь в городе.

В чем деревня превосходит Москву?

В городе очень мало пространства. Я говорю даже не о жилье, а об огороде. Здесь у меня есть участок — это моя земля, я хожу по ней в футболке, дурацкой шляпе, слушаю музыку, и никто меня не смущает своим присутствием. А в городе не скрыться от людей. К тому же в Москве меня постоянно подстерегают сложности: вставить карточку сюда, нажать на ту кнопочку… Я, как идиотка, стояла в туалете кафе и не понимала, как включить кран, работающий от педали. И плюс в городе катастрофически мало времени, я ничего не успеваю там.