Стиль
Герои Дизайнер из Катара — о свободе, абайе и шейхе Мозе
Герои

Дизайнер из Катара — о свободе, абайе и шейхе Мозе

Ваад Мохаммед — молодой, но успешный дизайнер из Дохи. Она привезла свою коллекцию одежды в Москву в рамках Перекрестного года культуры Катара и России 2018. «РБК Стиль» расспросил Ваад о современной женской моде в Катаре, шейхе Мозе и местном люксе.

О модных ценностях и тенденциях одного из богатейших государств мира известно не так уж много. Отправившись в поисковик, вы, скорее всего, обнаружите информацию о безукоризненном стиле шейхи Мозы и узнаете, что компания Mayhoola, принадлежащая королевской семье, владеет домами Valentino, Missoni, Anya Hindmarch, Pal Zileri и Balmain, а не так давно сражалась за Lanvin. Что касается повседневной моды, привычек катарцев и их предпочтений (кроме любви к тяжелому люксу) — тут больше вопросов, чем ответов.

В минувший понедельник в Мультимедиа Арт Музее в Москве прошел модный показ с презентацией ювелирного искусства современного Катара. Оба мероприятия разрушили множество стереотипов. Представляете себе золото, шитье, кричащую роскошь или бесформенные балахоны, скрывающие очертания тела? Все это осталось в прошлом. Современная катарская женщина разбирается в моде не хуже (а то и лучше) жительницы любой европейской страны, предпочитает минимализм, а в качестве ролевой модели выбирает шейху Мозу.

 

О современной моде в Катаре

За последние годы в Катаре многое изменилось, и молодое поколение выглядит иначе, выбирает свой путь, в том числе и в моде. Некоторые девушки и женщины покрывают голову, некоторые нет, кто-то умеет ловко сочетать современные западные тренды с нашим культурным наследием, объединяя подиумные образы с национальной одеждой — абайей. Этот подход не мог не сказаться на местных дизайнерах. Мои клиенты хотят выглядеть современно и модно, соответствовать духу времени. У абайи может быть свободный силуэт, она будет скрывать тело, но крой при этом будет интересным, рукава будут украшены оборками, на ткань будет нанесен рисунок, принт или вышивка. Я бы сказала, что перемены в дизайне начались 2-3 года назад, когда минимализм снова стал популярен, в том числе в Катаре. Абайи стали такими, какими вы видите их сейчас.

Дизайнер Ваад Мохаммед (в центре)
Дизайнер Ваад Мохаммед (в центре)

О том, как западные дизайнеры работают в направлении «modest fashion»

Хочу отметить, что женщинам очень комфортно в абайе, и мы сами не хотим лишний раз обнажаться. Обратите внимание на то, что закрытая одежда, свободные силуэты и все то, что называют новой женственностью, становится все популярнее в мире. Люди предпочитают Celine авторства Фиби Файло, а не Эди Слимана. «Modest fashion» занимает важное место в современной моде, и мне очень по душе то, что западные дизайнеры уделяют внимание этому феномену.

Если я хочу надеть юбку, я надену ее, потому что она мне понравилась, понравился ее крой, внешний вид, материал, а не потому что мне надо прикрыть ноги. Мы не хотим жить в замкнутом пространстве, где все подчиняется строгим правилам. До тех пор, пока вещь выглядит сдержанно и закрывает тело, можно носить все что угодно.

Катарцы не хотят быть жертвами стереотипов. Мы охотно носим и дизайнерские западные бренды, и масс-маркет, который, кстати, очень популярен у нас. Например, на какие-то особенные мероприятия, вечера и праздники мы вполне можем надеть платье, расшитое и перьями, и пайетками. Катарские женщины вообще обожают пайетки. Конечно, такой декор невозможно представить в контексте нашего национального костюма — расшитая перьями абайя вызовет недоумение, это противоречит самой ее идее. Но скажите, часто ли вы в принципе видите разряженных девушек в дневное время в других городах мира?

Абайя должна быть простой, изящной и свободной. Многие из них достаточно открыты и демонстрируют одежду, надетую вниз. Поэтому катарских женщин очень заботят детали, которые могут открыться постороннему взгляду: край рукава, воротник, отделка кружевом, цвет, материал — все это имеет значение.

Об успехе местных брендов

Катарские дизайнеры очень популярны на родине. Дело в том, что абайя — это фактически вещь первой необходимости, мы носим ее каждый день. Я убеждена, что нужно подходить к моде осознанно, нельзя завышать цену, нельзя делать некачественный продукт. Я хочу привлечь как можно больше клиентов, причем не только у себя на родине, а далеко не все могут позволить заплатить 1500 риалов за одну вещь (около ₽27 500 — Прим. ред.). Поэтому у нас есть абайи за 400 риалов (около ₽8000 — Прим. ред.), и знаете, это наши бестселлеры. Я делаю их с 2016 года и получаю около 30-40 заказов каждый день. По сути, именно эти базовые вещи и приносят мне основной доход. Дорогие абайи, сшитые по меркам клиентки, могут купить 2-3 человека в день.

По такой модели работаю не только я, но практически все дизайнеры. Отчасти поэтому местные бренды так популярны — их могут позволить очень многие, мы в силах конкурировать с западными коллегами. Весной 2019 года шейха Моза запускает проект Arabian Fashion Trust, нацеленный на помощь молодым дизайнерам, и я очень верю в него.

А вот сегмент местного fashion-люкса только развивается. Сегодня в Катаре огромное количество дизайнеров, специализирующихся на абайях, которые могут попасть под определение высокой моды, но немногие бренды остаются на рынке долго. Дизайнеры устанавливают огромные цены, часто в долларах, получают прибыль за первые коллекции, а потом сворачивают производство. Это одна из ключевых проблем модной индустрии в Катаре: инвесторы не доверяют начинающим проектам. Нужно не только сделать красивый лукбук, но понимать законы рынка, уметь подстраиваться под правила игры. Я очень рассчитываю, что рано или поздно инвесторы обратят внимание на мой бренд. В стране точно есть потенциал для развития собственного сегмента люкса, но время еще не пришло.

О западных клиентах

Я никогда не хотела, чтобы мои абайи ограничивались рамками религии и принадлежностью к определенной нации. Если вы откроете сайт, то увидите, что коллекции Waad демонстрируют очень разные модели: девушки арабского происхождения, рыжеволосые модели с белой кожей, азиатки. Не хочу стереотипировать свои вещи. Смысл в том, что абайи идут всем, все выглядят в них красиво, и религия тут не при чем. Так поступают и другие международные бренды. Не существует одного типажа и национальности, чтобы носить Gucci. Тут то же самое. У меня много клиентов на Западе. Чаще всего я отправляю вещи в Лондон. Девушки в России, кстати, выбирают самые классические и самые базовые варианты. Они не хотят модернизированные абайи. Им интереснее что-то традиционное.

О культурной апроприации

На мой взгляд, заимствования из других культур в моде — скорее позитивное явление. Думаю, что люди вольны носить то, что они хотят и никто не должен диктовать им правила. Если индийская женщина хочет носить сари в Москве, пусть носит, если русская или европейская женщина хочет надеть сари у себя на родине — в этом тоже нет ничего плохого. Людей нельзя осуждать за их выбор одежды.

О клиентах мечты

Я мечтаю, что однажды мои вещи будет носить шейха Моза. Это самая желанная клиентка для любого катарского дизайнера. Даже не знаю, кто еще мог бы быть в одном с ней списке. Она лучшая, она мечта и номер один, который отделен очень жирной чертой от других. Думаю, что Рианне очень пошли бы мои вещи, она хорошо пересекается с арабской культурой. Черная абайя прекрасно смотрелась бы на ней. Впрочем, Рианну я ставлю на третье место. На втором — шейха Мейса. Совсем недавно она даже опубликовала фото моей абайи у себя в соцсетях, и я раза три проверяла — не показалось ли мне.

О Мозе бинт Насер аль Миснед

С приходом к власти нынешней королевской семьи в начале 1990-х начала быстро расти экономика, стали развиваться искусство, культура, медицина, образование, стали появляться музеи. Королевская семья любит Катар и жителей государства, вкладывает деньги в страну, а граждане отвечают взаимной любовью. Сначала никто не верил в успех этих начинаний, но когда все правда свершилось, мы глазам не поверили: Катар расцвел, стал современным, культурным и модным.

Шейха Моза бинт Насер аль Миснед
Шейха Моза бинт Насер аль Миснед

Что касается шейхи Мозы, то она задала настолько высокую планку для всех, что ее невозможно не то что перепрыгнуть, но даже приблизиться к ней. Лучшие культурные события Катара происходят исключительно благодаря ей. Она очень вдохновляет население страны и делает все возможное для граждан. Абсолютно все смотрят на нее с восхищением, это фигура номер один, она практически растит новое поколение катарцев, вдохновляя их своим примером. Во многом именно благодаря шейхе у нас есть ощущение, что в нашей стране все едины и сплочены. Нет никаких политических партий и это прекрасно! Где бы вы ни произнесли имя шейхи, вы услышите «боже, храни ее».