Герои Как российский бренд переосмыслил форму советской армии и построил бизнес
Герои Как российский бренд переосмыслил форму советской армии и построил бизнес
Герои
Как российский бренд переосмыслил форму советской армии и построил бизнес
© пресс-служба
Суровые бушлаты и телогрейки российская марка «Олово» превращает в модные вещи. В день открытия второго московского магазина бренда «РБК Стиль» встретился с основателями марки и узнал, как родилась идея, где они находят прототипы и что стало бестселлером.

Яков Теплицкий и Александр Маланин дружат уже много лет, но к общему делу пришли не сразу. До этого у каждого был свой бизнес: у Якова — производственно-фармацевтический, а Александр занимался продюсированием музыкальных групп, вел проекты, открывал в одном из городов России магазин, представляющий российских дизайнеров.

«Это было в начале 2000-х, — вспоминает Александр Маланин. — Проект оказался не особо успешным, зато осталась база контактов». Она пригодилась спустя некоторое время, когда к друзьями обратились общие знакомые с просьбой помочь найти дизайнеров и производство. «Мы поделились контактами, но помочь в полной мере они не смогли, — добавляет он. — А поскольку мы привыкли нести ответственность за свои предложения, то взяли дело под контроль. В течение двух месяцев учились всему и разбирались сами, а когда закрыли проект, поняли, что производство одежды — довольно интересный бизнес».

Друзья взяли еще один заказ, потом еще один и в итоге организовали первый совместный бизнес — пошив одежды для государственных и частных предприятий. За пять лет успели многое: разочароваться в китайских производствах, найти достойные фабрики на территории Восточной Европы, выиграть не один государственный тендер и заключить массу крупных контрактов. К мысли о создании собственного бренда одежды пришли с огромным багажом знаний — он-то и помог избежать многочисленных ошибок, с которыми обычно сталкиваются начинающие российские дизайнеры.

Бренд «Олово», созданный в начале 2015-го, за три года успел стать хорошо узнаваемым в узких кругах. Сегодня под маркой выходят две сезонные коллекции — зимняя и летняя. Причем в магазины коллекции поступают частями — ассортимент обновляется практически каждые две-три недели. Магазинов, к слову, уже два — в районе Старого Арбата и вблизи Патриарших прудов. А этот год ознаменовался еще двумя громкими новостями — коллаборацией с брендом мотоциклов «Урал» и запуском суббренда «Олово Спорт».

© пресс-служба

Идея

Решив создать собственную марку, Яков и Александр первым делом начали изучать индустрию. Ходили по торговым центрам, смотрели интернет-магазины и поняли, что мир не выдержит еще одного бренда: рынок настолько перенасыщен предложениями, что купить можно абсолютно все и за любые деньги.

Долго расстраиваться не пришлось, Теплицкому и Маланину нужно было подготовить корпоративный подарок заказчикам. «Мы решили, что это будет телогрейка, — рассказывает Александр. — Во-первых, сыграло мое военное прошлое. А во-вторых, я давно говорил Якову, что нужно присмотреться к военной форме. Мы начали прорабатывать тему и поняли, что это непаханое поле. К примеру, берешь куртку танкиста, переосмысливаешь ее и получаешь эксклюзивную модель, которую никто и никогда в мире не делал».

В этот момент друзья поняли, что поймали волну. «У каждого крупного бренда в линии обязательно найдется парка, и чаще всего все эти парки отсылают к легендарной американской куртке М-65, — говорит Александр. — А сколько таких примеров можно найти у нас? Морской флот, десантники, военно-воздушные силы — лишь малая часть родов войск. Мы быстро поняли, что с подобной концепцией можем обеспечить себя вдохновением на ближайшие лет десять. Мы создадим бренд, который будет нести в себе большую смысловую нагрузку и возрождать давно забытое наследие». Логотип в виде оловянного солдатика и название марки — «Олово» — родились как логическое продолжение концепции. Солдатик — символ, понятный любому мальчишке и вызывающий ассоциации со счастливым детством.

© пресс-служба

Детали

Когда все пазлы сошлись — были продуманы концепция бренда, название и логотип, — партнеры задумались, как, к примеру, куртку, которую носили советские танкисты, адаптировать для наших дней, чтобы у людей возникло желание ее купить. Один из главных акцентов решили сделать на качестве. Были закуплены хорошие ткани, а заказы размещены на фабриках, отшивающих одежду европейских брендов премиум-класса. Шинели или куртки-афганки в переосмыслении «Олова» стали удобнее, легче, теплее, но при этом остались узнаваемыми.

Вторая важная деталь — уникальная фурнитура. «Перед тем как пошить первую вещь, мы разработали 43 позиции фурнитуры, — вспоминает Александр. — Маленькие хольнитены, пуговицы, замочки, брючные киперные ленты — все было продумано до мелочей».

Большое внимание Яков и Александр уделили упаковке: мешки с логотипом, из холщовой ткани, с кожаными ручками, можно использовать как самостоятельный аксессуар.

С недавних пор бренд начал заниматься доработкой уже готовых изделий, в том числе вываривать и красить вещи при высоких температурах, выбивать швы — в результате одежда становится фактурной и "живой". «Мы не стоим на месте, — рассказывает Александр. — У нас есть лаборатория, в которой мы «портим» вещи. В кавычках конечно же, поскольку не все получается с первого раза, две-три вещи неизбежно портятся. Зато в результате мы получаем нечто особенное, например замшевые куртки. У нас ушло полтора года, чтобы добиться нужного эффекта потертости».

© пресс-служба

Продвижение

С момента зарождения идеи до первой партии курток из вощеного хлопка прошло полтора года. Но с самого первого дня с помощью команды профессионалов партнеры вели и активно развивали социальные сети. «Пришла фурнитура — мы ее показали, — говорит Яков. — Появились первые образцы — мы сделали импровизированную фотосъемку. Мы рассказывали и показывали, как создается наш бренд. В результате, когда появилась первая базовая коллекция, у нас уже была лояльная к нам аудитория, по сути, бренд сам начал себя продвигать».

На каждом этапе развития ребята понимали, что двигаются в правильном направлении, и вскоре открыли шоу-рум в районе Старого Арбата.

Первое время небольшого помещения в центре Москвы вполне хватало, а главное, оно помогло в течение первых трех месяцев понять целевую аудиторию. «В какой-то момент в шоу-руме стало тесно, — вспоминает Александр. — К нам приезжали серьезные люди, с охраной, и все буквально сидели друг у друга на головах. Мы поняли, что не просто переросли шоу-рум, нам важно создать условия для клиентов. В конце ноября прошлого года у нас появился первый магазин там же, в районе Старого Арбата. Здесь не очень людно, приходят постоянные клиенты, их число растет. Для стихийного потока и случайных прохожих мы недавно открыли второй магазин — в районе Патриарших прудов. Мы уверены, что человек, который зайдет сюда впервые и познакомится с философией бренда, не останется равнодушным. Он либо сразу что-то приобретет, либо вернется — по крайне мере, согласно статистике, 80% наших покупателей обязательно приходят во второй раз».

© пресс-служба

Вдохновение

К счастью для «Олова», в России немало военнослужащих, которые служили в советское время и сохранили форму, — именно таких людей команда бренда находит через интернет и выкупает у них прототипы для своих вещей. «Кроме того, мы активно используем "складские позиции", не распродавшиеся со времен СССР, — поясняет Александр. — Министерство обороны содержит целые склады, где хранится все, от еды до иголок, и, когда истекает срок хранения и вещи начинают распродавать, мы тут как тут. Покупаем пуговицы, стальные молнии 1960-х годов, которые уже давно никто не делает, и используем все это в производстве. Одежду мы тоже покупаем у них. В свое время военную форму отшивали миллионными тиражами — к примеру, одна из фабрик, на которой мы сейчас размещаем заказы, отшивала в год миллион одних только гимнастерок».

После того как прототип попадает в руки дизайнерской команды, его адаптируют — оставляют детали, интересные с визуальной точки зрения, но меняют крой и посадку, поскольку военная форма отшивалась с присущей ей спецификой. К примеру, рукава делали широкими, а брючины, наоборот, узкими, чтобы не сбивались в сапогах. Макет каждой вещи отшивают по пять-шесть раз, добиваясь идеального результата, поскольку одна и та же вещь, выполненная из разных тканей, ведет себя по-разному. И только эталонный образец поступает в тираж.

© пресс-служба

Коллаборации

В начале пути, рассуждая, каким видят бренд через пять лет, Яков и Александр понимали, что глобальная экспансия — один из ключевых факторов роста. «Это, может, звучит высокопарно, но наш бренд может выйти за границы России, поскольку имеет четкую ДНК, — поясняет Яков. — То, что нам удалось сделать сейчас, — это коллаборация с маркой мотоциклов "Урал". Это российский бренд, 90% продаж которого приходится на внешние рынки, главным образом на США: буквально в каждом штате есть дилерский центр, а главный офис находится в Сиэтле. Наши концепции очень схожи, ведь "Урал" — тяжелый военный мотоцикл с коляской, адаптированный к гражданскому использованию. В рамках первого этапа сотрудничества мы выпустили куртку, прототипом которой стала куртка танкиста 1973 года. Она выполнена из вощеного хлопка и сопровождается маленькой внутренней вкладкой на английском языке с описанием истории вещи. Продаются такие куртки только в Америке и Японии, их также можно купить на американском сайте компании "Урал" и заказать доставку в любую точку мира. Поскольку уже сейчас мы успели получить массу положительных отзывов от клиентов, то планируем продолжать сотрудничество».

© пресс-служба

Бестселлер

Штормовка из вощеного английского хлопка уже успела стать бестселлером марки. В качестве утеплителя использовано армейское одеяло с вышивкой и логотипом «Олово», а украшением стал меховой воротник, который можно застегивать тремя различными вариантами. Но сейчас партнеры делают ставку на спортивную одежду. «Мы запустили суббренд "Олово Спорт", — рассказывает Яков. — Нам поступило предложение от Российского футбольного союза — сделать спортивную форму по примеру формы сборной СССР 1960-х годов, выпущенной к чемпионату мира по футболу. Линия появилась зимой, и у нас буквально "выстрелила"  олимпийка василькового цвета. Мы даже нашли аутентичные станки и выдержали все технические тонкости при производстве. В итоге получили отличную вещь, которая всем очень понравилась».

Яков и Александр не останавливаются на достигнутом и решили расширить спортивную линию — запустить в производство форму не только сборной СССР, но и национальных команд стран бывшего соцлагеря.