Жизнь #пронауку: как южнокорейские генетики создали бизнес по клонированию собак
Жизнь #пронауку: как южнокорейские генетики создали бизнес по клонированию собак
Жизнь
#пронауку: как южнокорейские генетики создали бизнес по клонированию собак
© dageldog / istockphoto.com
Издание Vanity Fair рассказало о южнокорейском научно-исследовательском фонде Sooam Biotech, где уже 10 лет клонируют собак, и попыталось разобраться, почему элитная услуга пользуется большим спросом и что это значит для мира.

Десятилетие экспериментов по клонированию подарило жизнь тысяче собакам. Сотрудники Sooam Biotech уверены, что их деятельность соблюдает все этические нормы и служит на благо обществу.

Спрос на «воскрешение» умерших любимцев возрастает год от года, как и возмущения по этому поводу защитников животных и специалистов по биоэтике.

Научный журналист и писатель Дэвид Ивинг Дункан подготовил для Vanity Fair репортаж, как работает крупнейший в мире бизнес по клонированию собак. «РБК Стиль» собрал ключевые тезисы и цитаты из статьи.

 

Не копии, но близнецы

Клоны, рожденные благодаря специалистам Sooam Biotech, никогда не станут своими донорами.

Как подчеркивает генетик и основатель компании Хван У Сок, его клиенты не получают точную копию их питомца: клоны только выглядят как ваша любимая собака, но поведение неизбежно будет отличаться. «Клонированные щенки похожи скорее на близнецов оригинальных доноров, которые родились позднее», — добавляет хирург.

Однако клоны имеют все шансы стать «лучшей версией себя» для щедрого хозяина. Все зависит исключительно от воспитания.

Хван У Сок
© DPA/TASS

 

 

Стоимость услуги

Клиенты корейских генетиков готовы отдать за клонирование любимого животного от $ 100 000 до $ 150 000. Высокие цены объясняются тем, что в настоящее время не существует эффективных технологий для экстракорпорального созревания яйцеклеток, поэтому процедуру приходится повторять несколько раз с участием нескольких суррогатных матерей. Кроме того, донорские яйцеклетки, изъятые из тела матери, можно использовать для оплодотворения только дважды в год. 

К сожалению, ученые пока не нашли способ выращивать их в лаборатории, поэтому процесс клонирования длительный, трудный и требует больших финансовых затрат.

© DPA/TASS

 

 

Пять дней

По словам ассистента Хвана, владельцу умершей собаки необходимо поспешить с передачей генетического материала специалистам. «ДНК нужно предоставить в течение пяти дней после смерти животного. Если клетки подойдут, мы гарантируем, что через пять месяцев на свет появится клон», — рассказывает в статье Vanity Fair Вон Чжэ Вун, добавляя, что клонирование собак действительно превратилось в бизнес.

 

 

Героический генетик

Хван был настоящим героем на родине. В 2004 году он первым клонировал собаку. Афганская борзая Снуппи стала звездой, хотя появление животного на свет не было простым. Генетик провел более тысячи экспериментов с участием 123 собак в качестве суррогатных матерей. Успех со Снуппи сделал его звездой: СМИ называли Хвана «королем клонов» и «гордостью Кореи», его портрет появился на почтовых марках, авиакомпания Korean Air в качестве награды за труды подарила ему сертификат на бесплатные полеты бизнес-классом в течение десяти лет.

Хван У Сок
© Станислав Варивода/ТАСС

«Однако в 2006 году выяснилось, что его работа об успешном клонировании человеческих эмбриональных стволовых клеток сфальсифицирована, и ему пришлось уйти из науки. Хвана арестовали, уволили со всех должностей. Сеульский университет, где ученый работал много лет, объявил, что Хван сфабриковал доказательства, растратил госсредства и незаконно покупал донорские яйцеклетки женщин — участниц исследования. Его приговорили к двум годам лишения свободы, но в тюрьму Хван не попал. Судья отменил решение, объяснив, что Хван “действительно раскаялся за свое преступление”», — напоминает автор Vanity Fair.

© Станислав Варивода/ТАСС

Хван подался в бизнес и основал Sooam Biotech, чтобы продолжить исследования. Сначала он сосредоточился на клонировании коров и свиней, которые все еще составляют основную часть бизнеса компании, но в 2007 году с ним связался представитель Джона Сперлинга, основателя университета Феникса. Девушка Сперлинга очень переживала из-за смерти собаки Мисси. Хван «вернул» хозяйке собаку в 2009 году и тем самым открыл двери в мир коммерческого клонирования питомцев.

 

 

Это вам не Долли

Прошло более 20 лет, с тех пор как мир поразила новость о клонированной овечке Долли, которая стала первым млекопитающим, появившимся на свет путем пересадки ядра соматической клетки в цитоплазму яйцеклетки.

«Пресса долгое время поддерживала в обществе страх перед генетическими экспериментами. Журнал Time выпустил обложку с портретами двух овец и подписью "Такой, как ты, больше никогда не будет?".

© открытые источники

В кино тем временем показывали ужасающий «Парк Юрского периода» с клонированными динозаврами. Но с тех пор общественное мнение под напором стремительных научно-технических открытий сильно изменилось. В эпоху, когда редактирование генома переместилось из мира фантастики в реальность, а искусственный интеллект делает первые шаги, наш прошлый страх перед клонированием кажется причудливым беспокойством», — уверен автор.

Пока вопросы этики, религии и морали не позволяют людям задуматься о возможности произвести на свет собственную копию, клонирование братьев меньших все больше кажется разумной альтернативой.

 

 

Опыт Стрейзанд

В феврале 2018 года певица и актриса Барбра Стрейзанд сообщила, что дважды клонировала любимую собаку Саманту, которая умерла годом ранее. Правда, процедура состоялась не в Южной Корее, а в техасской компании ViaGen Pets — там стоимость варьирует от $ 50 000 до $ 100 000.

До 2015 года Южная Корея была единственной страной, где можно было клонировать домашнее животное. В США собаку впервые клонировали в 2016-м: в лаборатории создали копию джек-рассел-терьера. За два года ViaGen клонировала около сотни собак и кошек.

«Я была опустошена после потери моей дорогой Саманты, с которой мы провели вместе 14 лет. В некотором роде, я просто хотела сохранить ее рядом, — объясняла Стрейзанд прессе, пытаясь отразить нападки возмущенных защитников животных. — Мне было бы легче отпустить Сэмми, если бы я могла сохранить ее часть, что-то произошедшее от ее ДНК».

© KMazur/WireImage

На операцию по клонированию Стрейзанд вдохновил медиамагнат Барри Диллер, который обратился к Хван У Соку после смерти своей собаки, Шеннон. В результате Диллер получил трех щенков — клонов любимого питомца, и хозяин с любовью называет троицу «душой Шеннон».

 

 

«Рассказ служанки»

«Отец-основатель» этого бизнеса Хван У Сок уверен, что этические вопросы, касающиеся клонирования животных и людей, необходимо разграничивать. «В Sooam мы выступаем против клонирования человека, но считаем, что клонирование животных может принести только пользу», — говорит он.

Противники такого метода сравнивают его с событиями, описанными в романе-антиутопии «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд: «Суррогатное материнство немного похоже на "Рассказ служанки", — считает профессор Джессика Пирс из Центра биоэтики и гуманитарных наук в Колорадском университете. — Это собачья версия репродуктивного станка».

 

 

Биоэтика против клонов

В Sooam Biotech настаивают, что их подход отвечает всем этическим нормам, к тому же исследователи стараются усовершенствовать процесс, в конце концов прекратив использование донорских яйцеклеток. Первые результаты уже есть: на сегодняшний день для рождения одного клона не нужны 123 собаки, как в случае с первенцем, Снуппи, — достаточно уже трех собак.

Ведущий специалист по стволовым клеткам и методам клонирования в Институте Уайтхеда в Бостоне Рудольф Хениш не верит в эти заявления.

© Вадим Скрябин/ТАСС

«Клонирование неэффективно. Множество клонов погибает, некоторые еще при имплантации яйцеклетки. Вы также получаете мутации, ДНК с ошибками, которые бы не встречались при естественном рождении», — убежден ученый. По его словам, большинство клонированных собак долго не живут.

Биоэтик из Стэнфорда Хенк Грили считает, что клонирование собак неэтично только потому, что процесс доставляет страдания и трудности, которые редко встречаются при естественном размножении.

 

 

Просто щенки

«Клонированных щенков выводят на утреннюю прогулку. Компания заботится о питомцах клиентов до тех пор, пока те не окрепнут. Таковы правила. Не знаю, чего ожидать. На фоне "замка" Sooam Biotech, возвышающегося над большой лужайкой, возникают ощущения какой-то футуристической утопии — стерильные и тревожные. И вот я в оцепенении вижу, как выпускают щенков, и они... просто щенки», — пишет автор Vanity Fair.

Он добавляет: «Сложно не влюбиться в этих щенков. Странно осознавать, что все они — "копии" мертвых собак. Однако их вид заставляет вас расплыться в улыбке. Только присутствие людей в синей униформе и крошечные ошейники с номерами 1078, 1092, 1094 возвращают в реальность».

 

 

Устаревший ужас

Ученые считают, что человечеству осталось недолго ждать, когда убитые горем родители начнут обращаться в центры вроде Sooam, дабы клонировать погибшего ребенка.

Однако в силу этических норм клонирование людей не только не поддерживается, но и оттесняется другой, более насущной задачей — редактированием ДНК.

«Нет смысла просто копировать человека, — говорит генетик из Гарварда Джордж Черч, также работающий над клонированием шерстистого мамонта. — Гораздо актуальнее создать человека с улучшенной версией ДНК, которая может противостоять онкологическим заболеваниям».

Опыт Sooam Biotech показывает, что клонирование престало пугать людей. Технологическая эволюция дает возможность испытать нечто новое, и это не кровожадные динозавры и совсем не роботы из «Мира Дикого Запада».

Несмотря на законодательные и этические запреты, наука становится ближе, чем когда-либо, к успешному клонированию человека. Если спрос будет достаточно высоким, рынок сделает все возможное, чтобы его удовлетворить, заключает автор Vanity Fair.