Стиль
Вещи 9 отличных мужских брендов с выставки Pitti Uomo 101
Вещи

9 отличных мужских брендов с выставки Pitti Uomo 101

Hannes Roether
Hannes Roether
Во Флоренции прошла выставка мужской моды Pitti Uomo 101. Редактор моды «РБК Стиль» Алина Малютина выбрала самые интересные марки: одни из них делают куртки с японской императорской печатью, а другие одевали Жан-Поля Бельмондо

В этом сезоне темой выставки, задавшей направление как для инсталляций в Фортецца-да-Бассо, так и для распределения брендов-участников по многочисленным павильонам, стала «Pitti Reflections» («Размышления Питти»). Как объясняет генеральный директор Pitti Immagine Агостино Полетто, размышления здесь означают созерцание, «внутреннее и внешнее отражения, окна, которые открываются, и проблески, которые заставляют нас заглядывать вглубь».

Впрочем, заглянуть на саму выставку в этом году удалось немногим: всплеск заболеваний из-за распространения «омикрон»-штамма вынудил власти Италии усилить антиковидные меры (в частности требовать Super Green Pass, который выдают только после вакцинации одобренными в Европе прививками). Из-за этого показ приглашенного гостя Pitti Uomo 101 Ann Demeulemeester было решено перенести на июнь. Кроме того, выставка лишилась любимчиков байеров и прессы — японских брендов. Однако гостям все равно было, чем поживиться: в Фортецца-да-Бассо и на виртуальной платформе Pitti Connect, предусмотрительно запущенной командой Pitti Immagine с началом пандемии, свои коллекции представили 540 брендов в категориях «Fantastic classic» («Фантастическая классика»), «Dynamic attitude» («Динамичный подход») и «Superstyling» («Суперстайлинг»). Рассказываем о наиболее примечательных из них. 

Itoh

Itoh — марка с индийскими корнями и японским влиянием. Из восточноазиатской страны было взято не только название (в пер. с яп. itoh — «нить» или «пряжа»), но и внимание даже к самым мелким деталям — пуговице или отделке, некогда поразившее основателя Itoh Амита Баббара. Желание привнести этот перфекционизм в стиль соотечественников побудило 40-летнего предпринимателя переквалифицироваться в дизайнера. До этого он на протяжении 15 лет поставлял текстиль для таких японских брендов, как Maison de Soil и Tsumori Chisato. В Itoh он продолжил работать с материалами от индийских мастеров, сотканных вручную: шерстью, хлопком, льном, а также поплином из Ченнаи и шелком из Калькутты. Из них получаются жатые, будто бы винтажные пиджаки, мягкие, практически пижамные костюмы и сорочки с круглым воротником и плиссированной манишкой, которые Баббар выпускает небольшими партиями.

Pierre Louis Mascia

До основания одноименной марки в 2007 году Пьер-Луи Машиа работал иллюстратором в американских журналах Vogue и Elle. Это объясняет то, что в своих дизайнерских работах он обращается к технике коллажа, комбинируя различные принты на одежде расслабленного кроя: костюмах, бомберах, рубашках-разлетайках и пальто-халатах. В создании безумного калейдоскопа Машиа помогает итальянская компания Achille Pinto с почти 90-летним опытом в текстильном дизайне. Поэтому неудивительно, что в капсульной коллекции белоснежных сорочек из органического хлопка, которую марка привезла на Pitti Uomo 101, переосмысленные ботанические и энтомологические гравюры XIX в. идеально ровно нанесены на ткань с учетом воротника, полочек и пуговиц. Такое виртуозное мастерство подвластно далеко не каждому бренду.

«Олово»

Московская марка «Олово» использует приставку «heritage» (в пер. с англ. — «наследие»). Она продиктована не только названием, чествующим оловянного солдатика — символ, знакомый каждому советскому мальчишке, но и направлением деятельности. «Олово» находит форму советской армии и перешивает ее, оставляя знаковые детали, но меняя крой и посадку на современные. Иными словами, в руках команды марки шинели, тулупы, швартовки, телогрейки и даже свитер советского подводника и куртка служащего КГБ, которые могли бы пылиться в семейных архивах или на министерских складах, получают новую жизнь. Кроме того, «Олово» интерпретирует спортивную форму СССР 60-80-х — в частности мастерки, которые носил легендарный футболист Лев Яшин. В его честь москвичи выпустили отдельную коллекцию совместно с родным клубом вратаря «Динамо» и британским дизайнером Найджелом Кейборном, которую представили на флорентийской выставке наряду с основной линией.

Как российский бренд переосмыслил форму советской армии и построил бизнес

Waste Yarn Project

Работая в компании по производству трикотажных изделий, Сири Йохансен много лет наблюдала за тем, как остатки пряжи, негодные для дальнейшего использования, заполняют коробки, ожидающие отправки на свалку. В 2019 году парижанка решила спасти их от неутешительного конца, отсортировала по размеру, цветам и материалам и начала соединять вручную на швейной машинке в технике пэчворк, но без ярко выраженных швов — так, будто это цельные, пусть и разноцветные, полотна. В отличие от других проектов, использующих в пошиве производственные остатки, вещи Waste Yarn Project не выглядят авангардно и вполне применимы к повседневной жизни. Ко всему прочему, они оверсайз и унисекс: трогательными в своем несовершенстве свитерами, кардиганами и пончо можно обмениваться с близкими.

Hannes Roether

Ханнес Рутер вырос в семье директора лесхоза во Фрайбурге, а затем перебрался на ферму под Нью-Йорком. Однако делом всей жизни стало вовсе не фермерство и не лесничество: его определил подарок от бабушки — швейная машинка. В 2004 году Рутер запустил одноименный бренд, который во многом отразил его карьерные метания: деловые костюмы-тройки выглядят так непринужденно, будто созданы не для мегаполиса, а для загородного быта. Добиться такого эффекта помогает отказ от традиционной жесткой конструкции и сочетание льна с органическим хлопком (марка придерживается экологичности везде, где это возможно). К слову, костюмы сопровождает бесшовный легкий трикотаж — особая гордость Hannes Roether.

Hevo

Марка Hevo возникла в 2009 году, однако ее история началась гораздо раньше, в 1950-м. В то время у отца сегодняшних владельцев бренда Мауро и Бруно Джанфрате было небольшое ателье по пошиву пальто премиального класса, расположенное в итальянской коммуне Мартина-Франка. Пальто и сегодня является ключевым направлением Hevo, причем за основу взяты силуэты 50-70-х, адаптированные под актуальные тренды и требования к верхней одежде: есть вместительные накладные карманы, скрытые молнии и ветрозащитные воротники-стойки. Помимо органичного переплетения прошлого с настоящим, которое обусловило название бренда (HEVOlution и HEVOcation — производные от evolution, «эволюция», и evocation, «воскрешение в памяти»), его отличительной чертой стала яркая палитра, редко встречающаяся в классической мужской моде. Братья Джанфрате говорят, что они подсмотрели ее у природы Апулии: синего моря, зеленых оливок и белых старинных домиков «трулло».

Ten C

Ten C основали выходцы из C.P. Company и по сути правая и левая руки Массимо Ости: Пол Харви и Алессандро Пунджетти. С собой они прихватили экспериментальную ткань OJJ (Original Japanese Jersey, «оригинальный японский джерси»), которую им не разрешали использовать на прежнем месте работы из-за чрезмерно жесткой фактуры: ткань напоминает засохшую замазку, которая со временем, правда, становится мягче и принимает форму тела хозяина. Это единственный элемент, который выдает производителя: у курток и парок нет внешнего брендинга и других хоть сколько-то заметных деталей (японскую императорскую печать в виде 16-лепестковой хризантемы оставили для подкладки). Сознательный отказ от рекламы, из-за которой, по мнению дизайнеров, у людей пропало чувство критики («Они просто носят то, что им говорят»), отражает наименование марки: Ten C — это аббревиатура от «The Emperor's New Clothes» («Новое платье короля»), названия поучительной сказки Ханса Кристиана Андерсена.

Umoja

Umoja (в пер. с суахили — «единство») выпускает кроссовки в стиле 90-х, которые на 100% состоят из растительных материалов: органического хлопка, льна, конопли и молока гевеи. Из последнего изготавливается гибкая, мягкая и при этом устойчивая подошва: для этого молоко собирают с деревьев, которые растут только в Юго-Восточной Азии, а затем заливают в формы, нагревают, добиваясь свертывания, и сушат. В разработке текстильной части принимают участие фермеры, ткачи, прядильщики и красильщики, которых основатели Umoja Дьевей Нгубу и Лансин Кулибали ищут в экспедициях по Буркино-Фасо, Сенегалу, Кот-д'Ивуару, Мали, а также Конго и Уганде. Это делает марку не только социально-ответственной, но и ремесленной, а значит, еще более ценной.

Chapal

Chapal — один из старейших и опытнейших брендов на Pitti Uomo: его история тянется с 1832 года. Тогда во французском городке Крок появилась небольшая кожевенная мануфактура, впоследствии разросшаяся до фабрик разного назначения по обе стороны Атлантики. Такой размах позволял Chapal работать в промышленных масштабах: бренд одевал военных летчиков Франции, а также поставлял кожаные и меховые изделия Christian Dior в 70-е. Однако это ничуть не умаляло качества продукции и внимания к деталям: куртки по сей день создаются из прочной и тяжелой кожи, а некоторые из них дополнены воротником из овчины с запатентованным водонепроницаемым покрытием. Такие модели очень любил Жан-Поль Бельмондо, постоянный клиент Chapal.

8 новых брендов мужской одежды с выставки Pitti Uomo 100