Стиль
Вещи Апокалипсис сегодня: как прошла неделя моды в Париже
Вещи

Апокалипсис сегодня: как прошла неделя моды в Париже

Затопленный стадион, костюмированный хор и медицинская маска в качестве аксессуара — «РБК Стиль» рассказывает о десяти самых интересных показах Недели моды в Париже.

Marine Serre

Вместе с Неделей женской моды из Милана в Париж переместился панический страх, вызванный коронавирусной эпидемией. «Самое тяжелое — сохранять спокойствие в эпицентре шторма, — признается выпускница бельгийской школы La Cambre и лауреат LVMH Prize Марин Серр, показ которой в расписании значился одним из первых. — Каждый пытается бежать, а ты — оставаться на месте, но ветер буквально толкает тебя на побег. Я стараюсь быть спокойной и сосредоточиться на творчестве».

Однако творчество выдает переживания дизайнера: консервативные пальто в «гусиную лапку», юбки из костюмной ткани, двубортные жакеты, деконструированные платья и выцветшие джинсы, украшенные принтом-суперхитом Marine Serre в виде полумесяцев, разбавляют медицинские маски, полностью закрывающие лица, и круглые сумочки, будто бы выпавшие из автоматов по выдаче бахил. Интересно, что половина вещей, как и в предыдущих коллекциях бренда, выполнена из винтажных материалов, призывая помнить о другой проблеме — экологии — даже в условиях глобальной и неконтролируемой истерии.

Christian Dior

О важности сохранения окружающей среды и борьбы с изменением климата говорила Мария Грация Кьюри. Свою новую осенне-зимнюю коллекцию она показала в специальном временном пространстве в парижском саду Тюильри, работы по восстановлению и озеленению которого Дом Dior будет спонсировать до 2024 года. В прошлом сезоне бренд уже способствовал облагораживанию родного города: показ прошел среди кадок 164 деревьев, которые впоследствии были высажены в четырех районах Парижа и его окрестностях.

Сет-дизайн пространства, разработанный художниками-неоконцептуалистами Фульвией Карневале и Джеймсом Торнхиллом, подчеркнул заданный брендом вектор. Под потолком разместились неоновые вывески с феминистско-экологическими лозунгами, в частности «Patriarchy = Climate Emergency» («Патриархат = Чрезвычайная климатическая ситуация»). Некоторые из них повторялись на фирменных бланковых футболках Dior, надетых вместе с белоснежными жилетами, бархатными костюмами, банданами из ткани Oblique и чудаковатыми ботинками, напоминающими клоги. Ранее похожие, но сделанные из полностью биоразлагаемого материала, появились в миланском шоу Bottega Veneta.

Balenciaga

Демна Гваслия тоже показал новую коллекцию среди деревьев — правда, запечатленных на Google-картах. По задумке Ника Бильдштейна Заара, который отвечал за сценографию шоу, скриншоты проецировались на потолок, а потом резко сменялись видео с землетрясениями, наводнениями и пожарами. Под таким апокалиптичным небом расположился подиум, который имитировал стадионное поле и был залит тоннами воды. Отличный способ проверить износостойкость кожаных ботфортов, олдскульных лодочек и носков с подошвой, которые дизайнер предлагает носить с мотоспортивными комбинезонами, минималистичными жакетами и блестящими платьями в пол (спойлер кутюрной коллекции Balenciaga, которая будет показана в июле).

Dries Van Noten

Отвлечься от напряженной атмосферы не получилось даже в сказочном саду Дриса ван Нотена: на входе гостям раздали одноразовые медицинские маски. Да и сами цветы, которые дизайнер ежесезонно фотографирует, оцифровывает и помещает на одежду в качестве принтов, в этот раз получились искаженными, карикатурными и неправдоподобно яркими. Они украсили полупрозрачные плащи, бархатные костюмы, асимметричные блузы и нарочито растянутые джемперы, дизайн которых, как признается сам Дрис ван Нотен, навеян ночной жизнью и фотоработами Сержа Лютена в стилистике dark romance.

Valentino

Новая коллекция Valentino тоже получилась мрачнее обычного: никаких обезьянок, перепрыгивающих с платья на платье, шляпок-наперстков, напоминающих головные уборы из «Рассказа служанки», и разноцветных перьев, украшающих однотонные оранжевые пальто. Показ в Доме инвалидов открылся, продолжился и закончился образами в черном цвете, которые лишь иногда прерывались одеждой и аксессуарами красного, бежевого и оливкового оттенков. Журналист Николь Фелпс связала такое настроение Пьерпаоло Пиччоли с общими волнениями из-за эпидемий, конфликтов и климатических изменений. Однако сам дизайнер объяснил отсутствие цвета тем, что оно помогает лучше подчеркнуть индивидуальность человека.

На черном фоне индивидуальность самого дизайнера тоже стала проявляться ярче и отчетливее: она заключается в его умении работать с наследием художников (в новом сезоне это Марлен Дюма), показывать кутюр не только на Неделях высокой моды (одно из пальто было вручную сшито из 4000 маленьких кожаных лепестков), а также заставлять мечтать о шифоновых платьях, юбках силуэта «русалка» и блузах с цветочными вышивками от Valentino даже тех, у кого они уже давно есть.

Saint Laurent

В свою очередь, креативный директор Saint Laurent Энтони Ваккарелло убежден, что женщина должна оставаться свободной, выразительной и сексуальной даже в предложенных апокалиптических обстоятельствах. Только сексуальность в его понимании — это не «давайте поговорим про секс», а «давайте поговорим про женские ноги».

В свете прожекторов оказались обтягивающие брюки из разноцветного латекса. Дизайнер называет материал, который у многих ассоциируется исключительно с БДСМ-стилистикой и ранними клипами Бритни Спирс, «новым денимом» и пытается облагородить его за счет сочетания с вещами будто бы из 80-х. Это однотонные жакеты с подчеркнутыми плечами, шелковые блузки с завязками на шее, аккуратные лодочки с брошью на носу и длинные кожаные перчатки, которые из предмета повседневного гардероба превращаются в эффектное средство стайлинга.

Lanvin

Бруно Сиалелли уже год пытается доказать, что Lanvin может не просто оправиться от ухода Альбера Эльбаза, но и вполне комфортно себя чувствовать в ряду других брендов-гигантов. В этот раз дизайнер отправил зрителей в эпоху 20-х. В те годы основательница модного дома Жанна Ланвен приобрела необычайную популярность благодаря виртуозной вышивке бисером, умелому использованию меха, а также работе с тканями чистых и легких цветов. Все это есть и в новой коллекции Бруно Сиалелли, приправленной эффектными аксессуарами: ободками, сделанными на манер шлемов, шарфами с кисточками, достающими до пола, и сумками прямоугольной формы, напоминающими коробки из-под пончиков. Именно таких it-things и не хватало французскому бренду, чтобы заявить о себе в инстаграм-блогах и в хрониках стритстайла.

Chanel

Виржини Виар, которая отметила годовщину на посту креативного директора Chanel, также работала с чистыми пастельными оттенками. Они отразили главную мысль коллекции — свободу, выраженную в том числе через образы лошадей. Дизайнер вспомнила любовь Коко Шанель к скачкам, начавшуюся с ее знакомства с английским игроком в поло Боем Кейпелом, а также фотографию Карла Лагеферльда 70-х годов, на которой он позирует в полосатом пиджаке и сапогах для верховой езды с контрастными отворотами. Похожими Виржини Виар дополнила каждый из 72 образов, традиционно представленных на подиуме в Гран-Пале.

Конную тему подчеркнуло изображение мифического Пегаса, появившееся на классическом жакете бренда, а также шапочка-жокейка, которая дополняла твидовые платья в пол. Некоторые из них были украшены бижутерией и вышивкой в виде крестов, которые продолжили тему кутюрной коллекции (в ней Виржини Виар рассказала о юношеских годах Коко Шанель, проведенных в Обазинском аббатстве), и отсылали к творчеству еще одного знаменитого дизайнера — Кристиана Лакруа. Он часто использовал в своих работах крестообразные декоративные элементы: самая известная из них появилась на первой обложке американского Vogue под руководством Анны Винтур, вышедшей в 1988 году.

Miu Miu

Для Miu Miu свобода — это прежде всего молодость. В первом ряду показа расположились старлетки Эмма Коррин, Аня Тейлор-Джой и Виктория Педретти, на сам подиум вышла 16-летняя звезда сериала «Эйфория» Сторми Рейд, а коллекция получила название «Toying with the elegance» («Игра с элегантностью») — в нем был намек на чувство детской радости, возникающее у девушки каждый раз при выборе нарядов.

Миучча Прада попыталась переложить образы хичкоковских блондинок и героинь итальянского неореализма на язык сегодняшнего поколения Z: отсюда — мятые платья, пушистые туфли, боди конфетных цветов и пышные юбки-баллоны, стилизованные «взрослыми» прическами в стиле 50-х годов и консервативными клетчатыми пальто, пиджаками и кардиганами.

Louis Vuitton

Если показ Miu Miu переносил гостей в беззаботные гламурные времена, отвлекая от всех проблем, которые происходят за пределами локации, то шоу Louis Vuitton ставило жирную, красивую и безусловно оптимистичную точку в расписании парижской Недели моды. Даже закрытие традиционного места показа — Лувра — из-за вспышки коронавируса в стране было ему нипочем: креативный директор бренда Николя Гескьер сумел добиться разрешения привести туда не только гостей, но и хор из нескольких десятков человек.

По задумке дизайнера, все участники коллектива, которые создавали не только сценографию, но и музыкальное сопровождение показа, были одеты в костюмы 15-20 веков. Тот же таймлайн, но уже с поправками на футуристичность был продемонстрирован и на самом подиуме: это викторианские юбки, стилизованные олимпийками, клетчатые жилеты, надетые поверх бомберов, куртки с барочными вензелями, дополненные платьями с имитацией кружева, и расписные кожаные костюмы в сочетании с футболками с надписью «I still breathe the past» («Я до сих пор дышу прошлым»).

Louis Vuitton в своих коллекциях давно обращается к синтезу прошлого и будущего, но в этот раз проработал тему еще более глубоко и серьезно. И неспроста: бренд спонсирует Бал Института костюма Метрополитен-музея, посвященный 150-летию выставочного комплекса и его историческим модным архивам. Это значит, что некоторые экземпляры из осенне-зимней коллекции появятся на красной дорожке уже в мае, а вот ждать их на полках бутиков придется до сентября.