Стиль
Вещи Директор по наследию Vacheron Constantin — о собрании часов Les Cabinotiers
Стиль
Вещи Директор по наследию Vacheron Constantin — о собрании часов Les Cabinotiers
Вещи
Директор по наследию Vacheron Constantin — о собрании часов Les Cabinotiers
Кристиан Сельмони
© пресс-служба
Кристиан Сельмони, директор по наследию и стилю Vacheron Constantin, показал «РБК Стиль» новые шедевры, изготовленные часовщиками ателье Les Cabinotiers, и рассказал об услуге bespoke в моде и часовом деле.

Мастера-кабинотье — так в эпоху Просвещения назывались искусные женевские часовщики, работавшие в небольших помещениях-кабинетах на верхних этажах домов (куда проникало максимум естественного освещения). Именно они внедряли в часовое дело последние достижения инженерии, астрономии, декоративных ремесел. Традицию уникальных шедевров часового искусства продолжает дом Vacheron Constantin.

Клиентами старейшей в мире часовой мануфактуры в свое время были египетский король Ахмед Фуад Первый и его сын Фарук Первый, нью-йоркский банкир Генри Грейвз-младший.

В 2006 году на мануфактуре появилось подразделение Les Cabinotiers, призванное исполнить любые пожелания коллекционеров. Каждый новый проект, требующий сложных технических разработок, сопровождают дизайнер, инженер и часовщик. Клиент получает персонального агента, который осуществляет связь с ателье, а также конфиденциальный пароль для входа на сайт, где можно лично следить за ходом работ.

Bespoke-проекты держатся в строжайшем секрете, впрочем с согласия клиентов мануфактура обнародовала некоторые из них: часы Philosophia с одной часовой стрелкой на 24-часовом циферблате или Vladimir с 17 усложнениями. В год 260-летия дом обнародовал самые сложные часы Ref. 57260 с 57 функциями — на разработку и исполнение этого частного заказа ушло восемь лет.

Три года назад новое руководство компании решило расширить границы услуги bespoke: клиенты получили возможность не только размещать заказы, но и выбирать готовые уникальные часы, изготовленные в ателье Les Cabinotiers. Фактически их заказчиком выступает сама мануфактура, что облегчает клиентам выбор, а мастерам всех специальностей — от инженеров до граверов — позволяет продемонстрировать свои таланты. Коллекции готовых часов Les Cabinotiers представляют международной прессе: после Киото в 2017 году и Парижа в 2018-м дом Vacheron Constantin организовал презентацию клиентских моделей в Сингапуре.

Новое собрание часов La Musique du Temps («Музыка времени») построено вокруг идеи звучащего времени. Большинство из 15 новинок оснащены функцией минутного репетира. Она сочетается с индикацией вечного календаря (A perfect combination, Ref. 6610 °C), с турбийоном и картой звездного неба (Minute Repeater Tourbillon Sky Chart — A Celestial Note), с восхитительным эмалевым циферблатом оттенка яичной скорлупы (Minute Repeater Ultra Thin — A Romantic Note), с инкрустацией рубинами (Minute repeater ultra-thin — The dance of gemstones), с эмалевыми миниатюрами, представляющими четыре времени года (Minute Repeater Tourbillon — Four Seasons).

О новой коллекции Les Caninotiers «РБК Стиль» поговорил с директором по наследию и стилю Vacheron Constantin Кристианом Сельмони.

Как сложилась коллекция la Musique du Temps?

Эта важная тема позволяет наилучшим образом выразить нашу экспертизу в области звучащих часов, минутных репетиров и часов с боем Grande Sonnerie. Это редкое искусство. Лишь несколько мануфактур способны производить звучащие механизмы, поскольку это самая сложная система в часовой механике. В нашем архиве есть репетир 1803 года, который отбивает четверти часа, а первые карманные часы Grande Sonnerie с большим и малым боем мы представили в 1817 году. Спустя 200 лет, в 2017 году, Vacheron Constantin показал первые наручные часы Grande Sonnerie.

В чем вы видите сходство и отличие с bespoke-услугой в моде?

Индивидуальные заказы часов очень близки к haute couture. В обоих случаях речь идет о дизайне и изготовлении уникальных вещей, которые требуют виртуозного мастерства и бессчетного количества часов работы. Вместе с тем, в отличие от модных брендов, мы делаем функциональные предметы роскоши, налагающие определенные ограничения. Все-таки калибр должен быть надежным и долговечным, в том числе и сложный механизм звуковой индикации времени.

Вы можете исполнить любое пожелание заказчика?

В общем, да. Ограничения могут носить технический характер: например, если сочетание нескольких сложных функций дает слишком громоздкий корпус. Диаметр 50 мм и толщина 20 мм — слишком большой размер. В этом случае мы посоветуем изготовить карманные часы.

Теперь мануфактура предлагает готовые часы Les Cabinotiers. Почему?

Новый глава дома Луи Ферла был абсолютно уверен в огромном потенциале этой услуги. И он превратил Les Cabinotiers в некое подобие показов произведений высокого ювелирного искусства, которые бренды устраивают для своих главных клиентов. Идея оказалась чрезвычайно успешной и привела к позитивному развитию всего направления bespoke. В этом, кстати, кроется еще одно сходство с высокой модой. Ведь число покупателей, которые размещают персональный заказ, все же меньше, чем тех, кто предпочитает купить готовое платье, существующее в одном экземпляре. У нас то же самое. Разработки мануфактуры занимают значительно меньше времени, чем индивидуальный проект, требующий долгих согласований. Да и клиентам не приходится ждать исполнения своих часов — им предлагается уже готовый продукт.

Сколько человек работает в ателье Les Cabinotiers?

Мы не раскрываем эти цифры. Могу вам сказать, что в него входят дизайнеры, часовщики, инженеры, менеджеры, администраторы. Les Cabinotiers — отдельная мануфактура под крышей Vacheron Constantin, ее сотрудники не занимаются созданием регулярных коллекций. Практически во всех моделях Les Cabinotiers использованы свои специальные сложные калибры, например, механизм репетира с ручным заводом 1731 в тонких эмалевых часах или 1731QP в модели с вечным календарем и индикатором лунных фаз. Декор часов тоже делается в стенах мануфактуры. Мы сосредоточились на четырех техниках, которые считаем самыми важными и традиционными — инкрустация, эмальерное искусство, гравировка, гильоширование. Кроме того, можем добавлять другие художественные приемы, привлекая к сотрудничеству сторонних мастеров.

Сколько времени в среднем уходит на исполнение частных заказов?

Если не считать время разработки механизма, то на создание проекта с чистого листа до финального продукта требуется 2–3 года. Обычно мы закладываем на bespoke-заказы от 18 месяцев до 8 лет, в зависимости от сложности. 8 лет мы потратили на создание самых сложных часов 57260 — но это мировой рекорд.

Какие самые сложные часы в собрании La Musique du Temps?

Это модель Symphonia Grande Sonnerie. В наших архивах есть упоминание о карманных часах Grande Sonnerie 1817 года, к их 200-летию мы выпустили наручные часы с большим и малым боем и минутным репетиром. Калибр 1860 отбивает часы и четверти часа либо только часы, по запросу активируется минутный репетир. Корпус Symphonia из розового золота полностью покрыт ручной гравировкой. На боковой поверхности читается нотный фрагмент Шестой симфонии Бетховена. Дело в том, что на корпусе исторической карманной модели 1923 года Les Bergers d’Arcadi также выгравирован отрывок из партитуры Пасторальной симфонии, эти часы хранятся у нас в музее.

Для «Музыки времени» пригодилось сотрудничество с Abbey Road?

Да, очень. Коллекция стала отличным поводом продолжить партнерство со звукозаписывающей студией, начатое в 2018 году коллекцией FiftySix. Звучание каждого минутного репетира La Musique du Temps было записано в легендарной второй студии (Studio Two) Abbey Road. Поэтому каждую модель сопровождает аудиофайл в цифровом формате и сертификат Abbey Road и Vacheron Constantin.