Стиль
Вещи Даниил Берг — о проблемах российских дизайнеров, моде и комфорте
Стиль
Вещи Даниил Берг — о проблемах российских дизайнеров, моде и комфорте
Вещи
Даниил Берг — о проблемах российских дизайнеров, моде и комфорте
Даниил Берг
© пресс-служба
Мы поговорили с создателем марки Daniilberg о его прошлом на посту креативного директора ЦУМа, Zasport и Edem, о планах на будущее и сложностях, которые мешают российским дизайнерам. А заодно узнали марку его любимого автомобиля (спойлер: Cadillac).

Даниил Берг — фигура в российской моде известная. Талантливый стилист, создавший невероятные рекламные компании ЦУМа с мировыми топ-моделями, такими как Синди Кроуфорд и Наоми Кэмпбелл, а также автор невероятных витрин, не уступающих по красоте знаменитым витринам парижской галереи Лафайет и лондонского универмага Harrods. После 17 лет работы в компании Mercury Даниил Берг создал несколько коллекций для российских брендов и в итоге объявил о создании своей собственной марки.

 

О детстве и доме

Я с радостью вспоминаю свое детство. Я не любил школу, но с удовольствием посещал различные кружки, в том числе спортивные, а также обожал проводить время у своей тети, которая работала в ателье. Я окунался с головой в мир цветных лоскутков, коробок с пуговицами и лент. Обожал приезжать к родным, которые жили, окруженные природой и тишиной. Они в буквальном смысле носили меня на руках. С тех пор я обязательно должен быть окружен красотой, тишиной, природой, иначе я не могу работать и отдыхать. Я не отшельник, но городским жителем меня нельзя назвать. Я живу в Подмосковье — все блага мира располагаются недалеко. Дом небольшой, но уютный, стоит посреди высоких деревьев, я был категорически против пустого участка. Там все, как я люблю: красивая застекленная веранда переходит в удобную кухню, на которой любят сидеть мои друзья (она, кстати, часто становится героиней моих сторис в инстаграме). Также в доме есть китайская комната, где расставлена мебель, аксессуары, статуэтки — все, что я привозил из путешествий. Главное достоинство этой комнаты — огромное окно, которое тянется на два этажа. На втором этаже я поставил стол, а мои эскизы устроились как на столе, так и на перилах. Здесь же мои спальня и гардеробная.

© пресс-служба

О карьере

Начиналось все до кризисных 90-х, когда после окончания профильного высшего заведения я с другом решил открыть ателье. Пришло сложное время, и мы закрылись, а после я попал в компанию Mercury, куда меня привела Алла Вербер. Я называл ее mi segunda madre — моя вторая мама. Сложно говорить об этой потере. Мы очень долго проработали вместе, поэтому решение уходить давалось тяжело, так как это все равно, что оставлять семью. Но пришло время, когда нужно было двигаться дальше. Я с радостью вспоминаю многие достижения (не люблю говорить «горжусь»), связанные с работой в ЦУМе, например, рекламные кампании с ведущими мировыми моделями: Наоми Кэмпбелл, Синди Кроуфорд, Дарьей Вербовой и Миллой Йовович, а также наши новогодние витрины. Люди приезжали издалека, чтобы посмотреть наши «Сказки народов мира».

После ЦУМа было несколько интересных проектов, каждый из которых мне что-то дал. Я никогда не делаю, не обдумав, и получаю бесценный опыт; мне повезло с руководителями и партнерами, они всегда давали мне карт-бланш. Я поработал с Анастасией Задориной для проекта Zasport, а также был креативным директором марки Edem Couture. Если в первой марке мы делали динамичную коллекцию, рассчитанную на активную жизнь, то во втором бренде создавали женственные платья и костюмы, которые надевали как серьезные дамы, так и молодые девушки.

© пресс-служба

О стиле и моде

Недели моды я не посещаю уже несколько сезонов, но это связано, скорее, с избытком походов на показы в эпоху ЦУМа. Сейчас я просто просматриваю фотографии с показов, чтобы иметь представление. Скажу честно, меня никто не поразил до глубины души. Сегодня дизайнер — это стилист. В этом слове нет ничего плохого, потому что сколько бы ни тужились, все уже было придумано до нас. Задача сегодняшнего дизайнера — соединить фирменные коды бренда, веяния улицы и историю в красивый образ, который купит клиент. К примеру, возьмем дом моды Dior: наследия Кристиана Диора, Джанфранко Ферре и Джона Гальяно, проработавших в бренде, хватит на многие годы вперед. Сегодня у моды клиентская направленность, и порой к стилю это не имеет отношения, но мне нравится, что делала Фиби Файло в Celine. И я искренне не понимаю хейтеров, таких как Diet Prada, которые под лупой изучают показы, а потом кричат, кто у кого украл. Это же смешно. Возьмите древнегреческие изображения или картины эпохи Возрождения и вы увидите первые тренды.

Можно часами говорить, в чем разница между стилем и модой. Моде можно научить, как и азам сочетания цветов, оттенков, кроя, но стилю научить нельзя — это внутреннее состояние. Сегодняшние стилисты приходят в профессию и много говорят о любимых эпохах и временах, и это одна из главных ошибок: стилист не может себе позволить любить что-то конкретное. Он должен находить красоту в любой эпохе, черпать вдохновение даже в самых простых вещах, таких как маленькое черное платье или диоровская пышная юбка в стиле New Look. А когда вдохновение покидает, не опускать руки и подстегивать свою музу. Обязательно интересоваться, насколько комфортно клиент чувствует себя в подобранном образе, есть ли сомнения. Искать новые идеи, а не убеждать, что именно так хорошо.

О русской моде

Давайте будем откровенны: сколько бы мы ни говорили, за границами Российской Федерации о русских дизайнерах никто не знает. Начнем с того, что, несмотря на активные вложения со стороны государства, до дизайнеров субсидии либо не доходят вообще, либо это крохи, на которые невозможно создать полноценный бренд, который узнает весь мир. Все, на что может хватить денег, — отшить коллекцию, причем не из самых лучших тканей. Добавьте к этому показ, а главное — огромные вложения в рекламу и пиар. Без всего этого марка не сможет существовать. Я восхищаюсь молодыми талантами, которые настолько заряжены своим творчеством, что умудряются создавать интересные модели.

Образование — еще одно слабое место, хотя повсюду функционируют дизайнерские курсы, мастер-классы и т.п. Пока у нас еще остается сильной школа академического рисунка, а все остальное требует серьезных вложений и хорошей твердой руки, которая наведет порядок в легкой промышленности.

О коллекциях

Тему предстоящей коллекции пока оставлю в секрете. Я не провожу показы (в наших реалиях не вижу в этом смысла), а делаю презентации. Мои модели востребованы клиентами, которые появились за 20 лет работы в разных известных компаниях. И, конечно, работа в ЦУМе принесла мне нужные знакомства.

Понять стилистику бренда Daniilberg можно, посмотрев лукбук коллекции этого сезона. Это красивые, дорогие повседневные модели, в которых видно смешение стилей. Тут и история английского джентльмена, приехавшего в российскую империю, на смену приходят шотландские элементы, плавно перетекающие в детали традиционных костюмов чилийского народного танца куэка. В коллекции можно найти брючные костюмы и джинсовые куртки oversize, комбинации с кружевом, блузки, пончо, шотландские килты, футболки и толстовки с «говорящими» надписями «Try walking in my shoes», «The winner takes it all» и «Black is always black», а также шляпы cordobés (характерные для испанской Кордовы. — «РБК Стиль») ручной работы. Я стараюсь использовать исключительно натуральные ткани: шелк, кашемир и хлопок, а также много времени уделяю деталям. К примеру, на некоторых моделях можно увидеть неповторимую ручную вышивку. Мы презентовали коллекцию в особняке на Пречистенке, в котором воссоздали атмосферу парижской квартиры, где повсюду расставлен антиквариат, который отлично соседствует с современными световыми инсталляциями.

О комфортном вождении

За пределами дома у меня все также подчинено комфорту. Я большой любитель машин, сидеть за рулем для меня одно удовольствие. Особенно если машина новая. Я могу гонять по дорогам просто так, чтобы до конца прочувствовать новинку. Помню, как покупал свою первую машину — это был маленький и компактный Volkswagen. Мое главное требование к нему было, чтобы влезала новогодняя елка, иначе не берем. Как на меня смотрел продавец! Новый год — мой любимый праздник, поэтому исключения быть не могло.

Когда я впервые заметил на дороге Cadillac, мне сразу запал в душу его внешний вид. Я отправился смотреть модели бренда, и мое внимание привлек новый седан CT6, который одновременно элегантен и похож на машину супергероя, например, Железного человека Тони Старка. Когда сел за руль CT6, стало понятно, что машину я беру. Здесь каждый миллиметр продуман и несет смысл.

© пресс-служба

Во-первых, стильный угольно-серый оттенок и плавные линии, которые соединяются в мощный кузов с броской решеткой радиатора. Во-вторых, за счет легкой инновационной конструкции, частично сделанной из алюминия, седаном легко управлять и при этом не слышен шум дороги. В-третьих, большой багажник, который у меня, большого любителя все возить с собой, заполнен не до конца. Здесь все: обрезы и рулоны тканей, эскизы и даже вещи, чтобы быстро переодеться. В-четвертых, салон, который я впервые взял в светлом варианте. Хотя все говорят, что темные оттенки в нашем климате лучший вариант, — это не так. Капли и грязь не видны и очень легко удаляются. Здесь установлены удобные кресла, которые предупреждают об опасности вибрацией, отличный контроллер, помогающий управлять мультимедийной системой, климат-контролем, мощной аудиосистемой, и, конечно, зеркало заднего вида с видео. Оно транслирует HD-видео с камеры заднего вида, и в итоге я вижу абсолютно все, что происходит сзади под любым углом. Достаточно один раз коснуться — и видео отключается, а зеркало превращается в обычное. И в-пятых, безопасность. Я за рулем много лет и сразу оценил двойные светодиодные огни, улучшающие видимость на дороге, и систему ночного видения, датчики которой способны распознать в темноте людей и крупных животных и сразу подать сигнал.