Стиль
Вещи Как прошла январская выставка Pitti Uomo
Стиль
Вещи Как прошла январская выставка Pitti Uomo
Вещи
Как прошла январская выставка Pitti Uomo
© pittimmagine.com
Во Флоренции завершилась очередная выставка мужской моды Pitti Uomo. Обозреватель Евгений Рабкин, постоянный автор изданий The Business of Fashion и Highsnobiety, рассказывает о том, чем оказался примечателен минувший смотр.

В 95-й выставке мужской моды Pitti Uomo участвовало примерно 1230 брендов — от такого количества качественных вещей со всего мира голова может запросто пойти кругом.

Были тут и фантастические короткие пальто от Danton — французского бренда рабочей одежды, возрожденного японским инвестором, и вощеные куртки от Barbour, переосмысленные Дайки Сузуки из компании Engineered Garments, была также совершенно потрясающая спортивная одежда от Descente и еще много всего достойного. Все эти безупречные вещи (которые, к слову, стоят дешевле пары кроссовок от Balenciaga) одновременно вызывали во мне чувство гордости — за способность людей творить подобную красоту и в то же время недоумение — от осознания, что я слишком редко встречаю такие вещи на улицах (за исключением, пожалуй, Токио).

К Японии я тяготею особенно — это последняя страна в мире, где одежду все еще не только хорошо шьют, но и хорошо придумывают (в отличие от всего мира, здесь по-прежнему помнят, что такое дизайн). Поэтому я с нетерпением ожидал появления двух заявленных в программе Pitti японских проектов — White Leather («Белая кожа») и победителей Tokyo Fashion Award.

Ботинки Midorikawa Ryo, Japanese White Leather Project
© pittimmagine.com

Японская «белая кожа» — особая, обработанная вручную и без использования химикатов кожа, которой не требуется дополнительное окрашивание. Но на деле она не такая уж и белая — скорее, цвета слоновой кости. По правде говоря, вещи из нее в исполнении молодых японских дизайнеров оставили у меня много вопросов, равно как и упомянутые победители Tokyo Fashion Award (за исключением Нобуюки Мацуи).

Коичи Ватанабэ, один из шести лауреатов Tokyo Fashion Award
© pittimmagine.com

А вот корейцы на Pitti были вполне убедительными. Коллекция южнокорейского бренда Beyond Closet выглядела красивой, живой и энергичной. Она называлась NAVY и представляла собой сочетание повседневного кроя и грамотных цветовых комбинаций. Чувствовалось некоторое влияние бренда Sacai, но это ничуть не испортило впечатление.

Несколько сложнее обстояло дело с приглашенным дизайнером Pitti Uomo Y/Project. Это бренд, который мне никак не удается понять с тех пор, как трагически скончался его основатель Йохан Серфати. Инвесторы, поддержавшие Y/Project после смерти Серфати, наняли Гленна Мартенса, который превратил компанию в очередного поставщика стиля ugly chic с отсылкой к Vetements. Коллекция состояла из вещей странных пропорций, самого непрезентабельного оттенка синего цвета, использовался вельвет, который будто залежался на распродажах, а ботинки можно было смело включать в Книгу рекордов Гиннесса как самые непривлекательные в мире. В защиту Мартенса скажу, что при всех вопросах к нему, он, в отличие от многих, остается в прямом смысле слова дизайнером — конструирует по-настоящему сложную и продуманную одежду. Но то, о чем он думает, создавая ее, остается для меня загадкой.

Упомянуть нужно еще два шоу. Одно из них — показ нью-йоркского бренда Haculla. Джон Кун, дизайнер марки, в работе над коллекцией старался придерживаться эстетики панка. Хотя какое представление о панке может иметь мальчик, который вырос в дорогом лофте в нью-йоркском Вильямсбурге, чей богатый папа ни в чем ему не отказывал и который формировал свое представление о моде по старым фотографиям знаменитых клубов CBGB’s и Max’s Kansas City? Шоу Haculla показалось мне поверхностным и ненастоящим, каким я в общем-то вижу сегодня Нью-Йорк в целом. Зато порадовала музыка — уж не знаю, чья была идея, но честь и хвала тому, кто знает культовую группу 70-х Suicide.

В другом шоу, проходившем на станции Леопольда, дизайнер Альдо Мария Камилло снова поднял вопрос о том, где проходит граница между обычной и модной одеждой. Камилло сделал все замечательно — особенно нужно отметить пальто из белого молескина с высокими шлицами. К коллекции тут же стали прилипать набившие оскомину маркетинговые клише — «современный крой», «классические, но не банальные вещи», «элегантность в новом прочтении». После увиденного у меня, как и у других редакторов, остался лишь один вопрос: зачем нужно было показывать все эти прекрасно исполненные, но в целом нейтральные с точки зрения дизайна вещи на подиуме, а не в павильоне.

В целом выставка Pitti Uomo в очередной раз доказала, что держит руку на пульсе мужской моды. Здесь снова правят бал продукт и его качество, а не надоевшие рассказы о нем и пространные концепции. Ведь хорошая одежда — это уже сама по себе история и концепция, и хочется верить, что публика станет обращать больше внимания на тех, кто делает сегодня что-то по-настоящему честное. Потому что качество самоценно, а первоклассное исполнение вещей намного важнее маркетингового шума вокруг них.