Стиль
Вещи Изумруды и трансформеры: новые украшения Van Cleef & Arpels
Вещи

Изумруды и трансформеры: новые украшения Van Cleef & Arpels

Для коллекции Émeraude en Majesté геммологи Van Cleef & Arpels собрали лучшие драгоценные камни мира. Общий вес изумрудов в 55 новых изделиях составил больше 1400 карат.

«Мы предпочитаем чередовать фигуративные коллекции с абстрактными, ну а кроме того, не забывать о наших Pierres de Caractère («Камнях с характером») — так мы называем исключительно редкие и ценные камни», — говорит мне президент Van Cleef & Arpels Николя Бос, объясняя логику развития в ювелирном доме направления haute joaillerie. Два года назад Van Cleef & Arpels представил фигуративную Peau d’Ane («Ослиная шкура»), год назад — преимущественно абстрактную Seven Seas, так что то, что в нынешнем году настала очередь Pierres de Caractère, большим сюрпризом для знатоков истории дома не стало. Это можно было предполагать, куда сложнее — представить размах.

Впервые показанную в конце июня в Женеве коллекцию Émeraude en Majesté посвятили «изумрудам с характером» — действительно уникальным колумбийским и замбийским камням, общий вес которых в 55 представленных украшениях составил 1400 карат. Для этой коллекции геммологи дома подбирали камни более десяти лет. «Меня часто спрашивают, с чего начинается украшение — с дизайна или камня, и обычно в коллекции бывает и то, и другое, но в Émeraude en Majesté все однозначно начинается с камней. Главные роли в создании этой коллекции сыграли не дизайнеры, а геммологи», — говорит Бос. Не менее важную роль исполнили и огранщики — работающие в Van Cleef & Arpels и независимые лапидарии из ателье, с которыми сотрудничает дом, — многие камни были переогранены специально под Émeraude en Majesté, и дело не только в улучшении огранки (а по стандартам Van Cleef & Arpels в украшениях могут быть использованы только камни, огранка которых по симметрии и полировке оценена как Very Good или Excellent), нередко камень переогранивали под отведенное ему место в украшении. Огранка изумрудов, как и других цветных драгоценных камней, сильно отличается от огранки бесцветных бриллиантов, построенной на точном расчете — в ней нужно куда больше интуиции. Так, изменить цвет камня, имеющего зональную окраску, можно буквально нанесением одной фасеты — грань или усилит цвет, или наоборот обесцветит камень.

Работать с редкими изумрудами Van Cleef & Arpels доводится далеко не впервые. Неслучайно балет «Драгоценности», на который Баланчина вдохновили украшения французского дома, поделен на три части — «Бриллианты», «Рубины» и — «Изумруды».

Среди знаменитых украшений Van Cleef & Arpels есть и двурядное колье с семнадцатью изумрудами (общий вес 70 карат), приобретенное в 1935 году королем Эдуардом VIII для своей возлюбленной Уоллис Симпсон. А также созданное в 1929 году (и обновленное в 1940-м по заказу принцессы Фаизы, сестры египетского короля Фарука) колье с десятью старинными изумрудами — в ноябре 2013-го оно было продано на Christie’s за $4,2 млн. И, наконец, феноменальные украшения, выполненные по заказу одной из главных клиенток дома за всю его историю — Ситы Деви (махарани Бароды).

Одно из главных произведений ювелиров Van Cleef & Arpels с изумрудами — корона для будущей императрицы Ирана Фарах Пехлеви. Заказ был размещен всего за одиннадцать месяцев до ее коронации в ноябре 1967 года, но сложность была не только в сжатых сроках. Камни для короны Пьеру Арпельсу уже после одобрения Фарах одного из предложенных эскизов предстояло выбирать в хранилище Центрального банка Ирана. Для короны было отобрано впечатляющее собрание разных драгоценных камней, включая тысячи бриллиантов и 143 изумруда, главные из которых — центральные камни короны, два гравированных изумруда весом в 50 и 150 карат.

Но коллекция Émeraude en Majesté — не только повод напомнить главы своей славной истории. Это еще и крайне правильный во многих отношениях ход. Это и прекрасное решение для наших не самых простых времен, когда стоимость редкого камня — немаловажный фактор при приобретении украшения пусть даже самого невероятного дизайна.

Сам камень — это и то, что может идейно объединить в одну коллекцию стилистически совершенно разные вещи, предметы на любой вкус, а в Émeraude en Majesté есть и флора, и фауна, и геометричный ар-деко, и ориентализм. Это и способ привлечь внимание совершенно разных коллекционеров. Как рассказывал мне Николя Бос: «Понять, как делают свой выбор коллекционеры, не так уж и просто, но условно можно обозначить несколько категорий. Например, есть те, кто покупает предметы одного плана — есть коллекционеры наших брошей-бабочек или колье Zip, а есть те, кто напротив стремится каждый год дополнить свою коллекцию чем-то совершенно новым, руководствуясь примерно такой логикой: если брошь-танцовщица у меня уже есть, то теперь мне нужно абстрактное украшение с камнями в невидимой закрепке».

В Émeraude en Majesté есть все: и бабочки и стрекозы, и броши-танцовщицы, и колье-молнии Zip, и украшения с невидимой закрепкой. Из фирменных тем неохваченными остались разве что драгоценные сумочки-минодьеры. Но, возможно, и они появятся в Émeraude en Majesté, ведь, как рассказывают геммологи Van Cleef & Arpels, камней приобретено больше, чем отобрано для представленных в Женеве украшений. Некоторые из них еще ждут своего часа, и среди этих очередников и изумительного цвета изумруд весом более 10 карат, и сет афганских изумрудных бусин общим весом в несколько сотен карат. Пока в Van Cleef & Arpels решают, центром каких украшений они станут.

Большинство же уже прописанных в Émeraude en Majesté камней стали центром украшений-трансформеров, еще одной фирменной для Van Cleef & Arpels темы. Броши здесь становятся частью колье, серьги меняют длину, элементы в украшениях переворачиваются… Некоторые украшения можно носить пятью разными способами, так что коллекцию можно было бы назвать и «Метаморфозы изумрудов».

Сами изумруды таких технических сложностей более чем достойны. Их отличает не только каратность, насыщенный цвет, но и — что на самом деле редко для них — чистота. В некоторых украшениях она просто-таки поражает. Ведь в отличие от бриллиантов и по сравнению с теми же корундами, включений в изумрудах куда больше. В Émeraude en Majesté есть по-настоящему уникальные камни с практически полным отсутствием видимых невооруженному глазу включений. Два таких, например, использованы в браслете Twist Émeraude. Примечателен он и довольно нестандартным цветовым решением, оттеняют глубокий зеленый цвет изумрудов бесцветные бриллианты и… фиолетовые сапфиры.

Другой сет — Grand Opus — интересен еще и огранкой. В нем использованы старинные гравированные колумбийские изумруды (общий вес 127,88 карата). Происхождение их в Van Cleef & Arpels не разглашают, говорят лишь, что приобретены подобные камни могут быть у частных дилеров как в составе старинного украшения, так и уже вынутыми из него. У другого удивительного изумруда в коллекции огранка современная — «подушка». Камень в 26,43 карата стал центром колье из бесцветных бриллиантов, но не только он — большая удача геммологов в этом украшении. Еще одно удивительное творение природы — натуральная белая барочная жемчужина. Подчеркивая ее ценность, Van Cleef & Arpels решил вопреки традиции не сообщать размер в миллиметрах, а указать вес в каратах, как то делают у конха или мело, — и это 26,82 карата.

И каждое из этих украшений — более чем убедительное доказательство величия изумруда. Теперь можно только предположить, что в будущем мы увидим не менее впечатляющие оды и другим камням. Как минимум рубинам и бриллиантам, как в знаменитых «Драгоценностях»​ Баланчина.