Стиль
Впечатления Что такое длинный уик-энд в Саудовской Аравии
Впечатления

Что такое длинный уик-энд в Саудовской Аравии

Фото: пресс-служба
Саудиты мечтают покончить с древними запретами, победить стереотипы, преодолеть зависимость от нефти и привлечь в страну туристов — об этом «РБК Стиль» узнал, успев еще до закрытия границ на фестиваль Azimuth и выставку современного искусства Desert X.

Саудовская Аравия долго была закрытой страной, которая не пускает туристов и держит своих жителей в религиозном страхе. Даже в «Википедии» на разных языках еще очень много устаревшей информации, которая на самом деле подогревает интерес к стране. Это же так щекочет нервы: лица женщин стирают на рекламе, за разговор с незнакомкой могут побить камнями, специальная электронная система позволяет мужчине следить за местоположением женщины — и все это в XXI веке.

Новые реформы наследного принца Мухаммеда бен Сальмана сделали это байками и мифами: теперь женщинам не нужно носить абайю (в чем ходить, решает сама женщина), никто не попросит вас укрыть голову в аэропорту (а вот попросить прикрыть колени или локти еще могут). Здесь не отрубают руки по любому поводу, женщины могут водить машину, учиться и путешествовать без сопровождения мужчин. В 2017 году журнал Time даже назвал Мухаммеда бен Сальмана Аль Сауда человеком года, по версии читателей, за все эти заслуги.

Саудиты всеми силами стремятся улучшить свой имидж на мировой арене и не отставать от своих соседей — ОАЭ, Омана, Бахрейна и других. Однако о Саудовской Аравии существует все еще много стереотипов, с которыми королевство активно борется теперь в том числе с помощью туризма: в сентябре 2019-го саудиты стали выдавать туристические визы не только мусульманам, которые хотят посетить Мекку. Сделано это в рамках общей программы Vision 2030, которая позволит экономике страны перестать зависеть от нефти.

Что происходит в рядовой семье, например, Эр-Рияда — иностранному туристу все еще тяжело узнать. Во-первых, имидж наследного принца регулярно страдает из-за борьбы за власть внутри страны (самый известный скандал — убийство журналиста The Wall Street Journal). Во-вторых, нововведения прошли очень стремительно, и вряд ли стоит ждать их радушного приема, особенно в консервативных домах, где мужчины могут сохранять власть над женщинами независимо от того, что говорится в законах.

Однако в туристических зонах путешественнику действительно нечего бояться: здесь все новые реформы действуют в полной мере, а к ним добавляются еще особенности восточного радушия. Например, мусульмане считают улыбчивость и приветливость поступками, за которые человек получает награду от Аллаха.

Фото: пресс-служба

С масштабным открытием границ оказалось, что у саудитов есть на что посмотреть. Например, уникальный город Аль-Ула и впечатляющие «марсианские» горы, которые его окружают. Скалы, образованные из красного и черного песчаника, — пожалуй, главный «аттракцион». С помощью ветра и времени они приняли необычные формы, которые напоминают то слона, то жирафа, то человеческую голову.

Там же находится Хегра (Мадаин-Салих), древний город набатеев. Самое известное и важное место этого народа — Петра в нынешней Иордании, столица набатейского государства. Здесь же, в Саудовской Аравии, находится вторая по важности локация: более сотни скальных захоронений (I век до н. э. — I век н. э), а также система гидротехнических сооружений и центр караванной торговли. Мадаин-Салих начали исследовать лишь в 2002 году, а в 2008-м он был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, став первым признанным объектом на территории Саудовской Аравии. Странно осознавать, что еще в 2017 году здесь совершенно не было гостей и туристов.

«У нас много секретов, и мы хотим наконец-то поделиться ими со всем миром», — говорит один из экскурсоводов Аль-Улы Мухаммед, демонстрируя жизнь набатеев с помощью AR-технологий. Он родом из этих краев: в детстве Мухаммед играл тут вместе с друзьями, они пили чай, сидя на «диванах». Их отцы родились в этих землях и охраняли древний город в скалах еще каких-то 40–50 лет назад. Позже семьям дали другую землю и стабильных доход, а многие из молодого поколения работают теперь в Аль-Уле и помогают развивать туризм королевской комиссии. Саудовская Аравия даже выделила 500 грантов для местных на обучение гостиничному и туристическому бизнесу в Европе и США, чтобы полученные знания они применили у себя на родине.

Фото: пресс-служба

Фото: пресс-служба

Сезон в аравийской пустыне продолжается с октября по март, когда погода не такая жаркая. Все это время проходит фестиваль «Зима на Танторе». В 2020-м туристы, предположительно, смогут посетить Мадаин-Салих только осенью. Летом здесь ведутся исследовательские и восстановительные работы, а попасть на территорию можно только по особому разрешению королевской комиссии.

Добраться до этого сказочного места непросто: прямого перелета из России в Саудовскую Аравию нет, кроме того, из Эр-Рияда нужно будет еще долететь до самой Аль-Улы. Правда, когда вы наконец-то сядете с чашечкой кофе на террасу около своего номера с видом на «марсианские горы», усталость от перелетов моментально исчезнет.

При выборе туристической концепции Аль-Улы саудиты не пошли по пути «исключительной идентичности»: они не пытаются играть с национальными мотивами, стелить везде ковры и катать иностранцев на верблюдах. Здесь вас ждут все привычные искушенному европейцу вещи, просто помещенные в неповторимые пустынные декорации.

Например, в этом году прямо в песках и скалах построили несколько известных поп-ап-ресторанов. «Аннабель» — закрытый лондонский клуб, вход в который возможен только по членской карте и при соблюдении дресс-кода, именно там отдыхают кинозвезды после премии BAFTA. В Саудовской Аравии сделали первый за пределами Великобритании филиал «Аннабель» и сразу со свободным входом. Хотя, скорее всего, обычный турист со $100 в кармане сюда не попадет. В меню блюда лондонского ресторана: тар-тар из тунца с трюфелем, буратта с печеной свеклой и глазированная треска в соусе мисо с авокадо.

Фото: пресс-служба

Еще одно место для незабываемого ужина — Sass Café, пустынный филиал знаменитого ресторана и клуба в Монако. Он открылся в 1993 году и может похвастаться гостями уровня Бейонсе и Леди Гаги, заходят сюда и русские VIP — любители Лазурного побережья. В Аль-Уле Sass расположился прямо между грандиозными горами. Пешая дорога в ресторан сквозь рыжие скалы — уже удивительный опыт. Блюда средиземноморской кухни на открытой жаровне готовит знаменитый шеф из Уругвая Диего Перес Соса.

Отличают все эти заведения, кроме песчаного пола и фантастического природного ландшафта, отсутствие привычной винной карты и возможности добавить игристого к обеду. В Саудовской Аравии все еще действует закон о полном запрете алкоголя на всей территории страны. Однако местные жители надеются, что с целью увеличения потока туристов правительству придется ввести реформы, как, например, в Эмиратах, где алкогольная продукция становится доступна в барах и ресторанах отелей.

Фото: пресс-служба

В этом сезоне «Зимы на Танторе» можно было остановиться в одном из четырех отелей. Например, RV Park предлагал путешественникам 31 трейлер прямо в пустыне. Стоимость одной ночи в таком трейлере обойдется в $200, что считается одним из самых доступных и при этом интересных вариантов в Аль-Уле. Внутри трейлера есть все необходимое для комфортного отдыха: кровати, душ, ванная комната, мини-кухня с кофемашиной и даже плитой. Однако главные преимущества жители мегаполиса получают с заходом солнца: большое количество ярких звезд над головой, любоваться которыми можно прямо со своей террасы, и полную тишину для глубокого сна.

К 2023 году здесь планируют построить еще четыре курортных отеля, чтобы разместить большее количество гостей — три под брендом Aman Resorts, а также один по проекту французского архитектора Жана Нувеля. Формат, который предлагает турпакет Аль-Улы (а пока по-другому здесь оказаться невозможно), — длинный уик-энд на 2–3 дня. Кстати, на такой же срок много десятилетий назад останавливались и караваны паломников, чтобы пополнить запасы и помыться, а также оставить лишний багаж у горожан, которые были «известны своей надежностью» (цитата путешественника XIV века Ибн Баттута). Стоимость такого уик-энда — от $3 тыс. до $20 тыс. на человека. Однако цены могут измениться с появлением большего количества отелей, а также c размещением их на популярных сервисах типа Booking. Все же к 2023 году саудиты прогнозируют прирост туристов до 230 тыс.

Фото: пресс-служба

Кроме гастрономических и исторических развлечений в пустыне, саудиты предлагают и музыкальную программу: миланская студия Giò Forma построила тут полностью зеркальный концертный зал «Марайя» (с арабского «зеркало»). Горы и бескрайние пески отражаются в стенах здания, создавая эффект миража. В концертном зале проходят все важные мероприятия королевской комиссии, а также концерты местных и известных по всему миру исполнителей, таких как Андреа Бочелли, Лайонел Ричи, Энрике Иглесиас.

Фото: пресс-служба

Фото: Екатерина Запольских

Вдобавок к этому в марте впервые в истории состоялся музыкальный фестиваль Azimuth — безалкогольный Burning Man или Coachella. Невиданное событие, ведь еще не так давно в Саудовской Аравии было запрещено слушать музыку. Даже песчаная буря и разгорающаяся эпидемия короновируса не помешала собрать блогеров, журналистов и состоятельных саудитов в Аль-Уле. Никак нельзя упускать возможность первым в мире заинстаграмить селфи в свитшоте «Где Запад встречается с Востоком» (местный мерч). За декорации отвечали приглашенные британские художники — Лорен Бейкер и концептуальная арт-студия Shuster & Moseley, которые разместили несколько арт-объектов на территории фестиваля, а в «Марайе» установили зеркальную комнату Яеи Кусамы. Музыкальный лайнап разбавляли приглашенные звезды: рэпер Тайни Темпа, легендарный электронщик Жан-Мишель Жарр и обладатели «Грэмми» EDM-поп-дуэт The Chainsmokers.

Организаторы фестиваля привезли в пустыню не только музыкальное оборудование, но и тонны световых эффектов. Электронная музыка дополнялась ярким шоу прямо на древних горах, иногда преломляясь песком из-за бури, создавая дополнительные визуальные приемы. Песок — это вообще главное, чем богата Аль-Ула: приготовьтесь, что он будет везде — в волосах, ботинках, карманах, телефоне и еде.

«Придумать и спроектировать футуристическую сцену здесь, в такой потрясающей вневременной природной среде, которой является Аль-Ула, безусловно, не только привилегия, но и один из моих самых захватывающих творческих проектов на сегодняшний день», — делится 71-летний Жан-Мишель Жарр в своих социальных сетях.

Вместе с музыкальным фестивалем открылась Desert X — выставка современного искусства в пустыне, которая ранее проходила в Калифорнии в долине Коачелла. В версии Саудовской Аравии представлены по большей части местные художники, однако они обращаются к тем же глобальным проблемам: экономика, образование, социальное благополучие. Батуты в скалах, качели на краю величественного монумента, пирамида из пластиковых контейнеров в песках — все это призвано создать диалог между историей, культурой, человеком и природой.

Если и этого вам будет недостаточно за четыре дня, то здесь же проводятся скачки и фестиваль воздушных шаров.

Саудиты получают удовольствие от настоящего детского восторга, который они видят на лицах туристов в Аль-Уле. В следующем, третьем по счету, сезоне они планируют снова превзойти сами себя в количестве развлечений и приглашенных гостей. Все построенные в этом году поп-ап-рестораны, музыкальная сцена и открытый музей уже разобраны. Однако после спада первых ярких эмоций хочется больше погрузиться в настоящую жизнь Саудовской Аравии: увидеть эту внезапно открытую для всеобщего обозрения страну не только из окна самолета. Узнать, чем живут обычные люди, арендовав машину и жилье через Airbnb. Выпить фирменный пряный кардамоновый кофе не в развернутых декорациях, а в местном кофе-шопе. Пока саудиты, кажется, не готовы настолько распахнуть свои объятия иностранцам, остается наслаждаться роскошной четырехдневной демоверсией. Безусловно, даже она стоит того. Если вы уже успели увидеть все, Саудовская Аравия прятала для вас все эти годы кое-что неповторимое.