Впечатления Эпоха 1970-х от А до Я в фильме «Секс мода диско»
Впечатления Эпоха 1970-х от А до Я в фильме «Секс мода диско»
Впечатления
Эпоха 1970-х от А до Я в фильме «Секс мода диско»
13 сентября кинокомпания «Пионер» и ЦУМ выпускают в прокат документальный фильм Джеймса Крампа «Секс мода диско», рассказывающий об одной из главных fashion-сенсаций 1970-х — иллюстраторе Антонио Лопесе, и невероятном времени, в котором ему повезло жить.

Моду в ее современном понимании во многом сформировала именно эпоха 1970-х. На смену от-кутюр окончательно пришло «готовое платье», дизайнеры, к которым, по словам Грейс Коддингтон, относились как к портным, превратились в звезд, безымянные манекенщицы становились супермоделями, а модная иллюстрация стала считаться разновидностью современного искусства. Не последнюю роль в формировании новой картины мира сыграл художник Антонио Лопес, сумевший проложить себе путь из нью-йоркского Бронкса в дома парижской богемы.

Фильм состоит из редких видео и фотохроник 1960-х и 1970-х годов. Особую ценность картине придают интервью с людьми, входившими в окружение Лопеса, — с Грейс Коддингтон, Донной Джордан, Пэт Кливлэнд, Джессикой Лэнг.

Джерри Холл и Антонио Лопес, Париж, 1972
© Juan Ramos / Copyright The Estate of Antonio Lopez and Juan Ramos, 2012

В фильме также фигурирует родоначальник street style фотографии Билл Каннингем, близкий друг Антонио Лопеса и его партнера Хуана Рамоса, — это последнее интервью, которое он дал перед смертью. Каннингем отдал «детям», как он называет в фильме Хуана и Антонио, свою огромную студию в Карнеги Холл. «Хуан был эстетом и интеллектуалом, а Антонио — талантом. Хуан направлял его, подсказывал, как надо рисовать, критиковал и вдохновлял», — вспоминает в картине Каннингем.

Билл Каннингем и Антонио Лопес, Нью-Йорк, 1978
© Juan Ramos / Copyright The Estate of Antonio Lopez and Juan Ramos, 2012

Рамос и Лопес познакомились в колледже искусств и начали сотрудничать с модными журналами уже со второго курса. Разные по характеру и складу ума, они идеально дополняли друг друга. Благодаря своим подругам Донне Джордан и Джейн Форт — необычным, не соответствующим общепринятым канонам красоты, — они создавали настоящие шедевры. Антонио не только рисовал девушек, но и наряжал их самым необычным образом, делал им макияж, превращая в ожившую иллюстрацию. «Ты словно попадал в его фантазию», — отмечает Грейс Коддингтон.

Кэрол Лабри в одной из иллюстраций Антонио Лопеса, Итальянский Vogue, 1971
© Antonio Lopez / Copyright The Estate of Antonio Lopez and Juan Ramos, 2012

Лопес открыл миру совершенно новый вид fashion-иллюстрации, которая в то время была скорее линейной. По стилистике его работы напоминали бельгийские комиксы о репортере Тинтине. «Рисунок был его дыханием», — говорит Билл Каннингем. Все отмечают, что энергия Лопеса била через край, а сам творческий процесс был для него чем-то вроде спортивной тренировки или медитации.

Каннингем рассказывает, что для Антонио было очень важно увидеть «правильное тело» в одежде, которую он должен был нарисовать. Однажды во время примерок у Чарльза Джеймса платье никак не садилось ни на одну модель, поскольку было очень узким в бедрах. Тогда Лопес привел какого-то бродягу с улицы, нарядил его в это платье и только после этого приступил к работе. Во время рисования Лопес погружался в транс, модели не должны были шевелиться, потому что он легко терял контроль, отвлекался и начинал танцевать.

Обычно художник на всю громкость включал Sly & the Family Stone и, ритмично вдыхая и выдыхая, рисовал. Музыка играет очень важную роль в картине, идеально дополняя яркий визуальный ряд, а сами треки были выбраны из личной коллекции Лопеса. Весь фильм сопровождается хитами 1970-х вроде «I want your love» Chic, композициями в стиле фанк и, конечно же, диско.

«Donna Jordan, for 20 Ans», иллюстрация Антонио Лопеса, 1970
© Antonio Lopez / Copyright The Estate of Antonio Lopez and Juan Ramos, 2012

В определенный момент США стали слишком тесными для Антонио и его компании, и они отправились во Францию по приглашению журнала ELLE. Одна из главных причин, подтолкнувших его к этому решению, — расизм. Лопес, с детства впитывавший в себя самые разные культуры, стал одним из первопроходцев мультикультурализма. Ему было все равно, кого рисовать, но тот факт, что американские модные журналы не хотели работать с темнокожими моделями, не устраивал иллюстратора. Европа в этом плане была более гибкой и открытой переменам.

«Девушки Антонио» — так называли его многочисленных и таких разных муз. У Лопеса был дар видеть людей насквозь, открывать новые таланты. Пэт Кливленд, Грейс Джонс, Кэти Дэмен, Тина Чоу, Джессика Лэнг, Джерри Холл и Донна Джордан получили старт именно благодаря Лопесу. Как отмечают многие друзья художника, он оказывал влияние на окружавших его людей, вдохновляя их на перемены.

Антонио Лопес и Карл Лагерфельд. Париж, 1970
© Juan Ramos / Copyright The Estate of Antonio Lopez and Juan Ramos, 2012

Для Лопеса красота была вторична, его всегда привлекали люди с нестандартной внешностью. Все его натурщицы не только были незаурядными, яркими, но и талантливыми в самых разных сферах. Кто-то сделал блестящую карьеру в музыке, кто-то реализовался в кино, а кто-то на писательском поприще. В фильме рассказывается, как перед показом Карла Лагерфельда Лопес предложил проститутке с улицы выступить в качестве модели. Девушка стала звездой шоу, о ней говорил весь Париж. «Нам было хорошо рядом с ним и, конечно, мы все были влюблены в него», — говорит дважды оскароносная Джессика Лэнг.

 

 

Во Франции Лопес и его «десант» достаточно быстро познакомились с Карлом Лагерфельдом, работавшим тогда в Chloé. Антонио и Хуан Рамос оказали серьезное влияние на его творчество и стали его друзьями — Лопес был не только талантливым художником, но и стилистом. По признанию Грейс Коддингтон, он знал модные коллекции лучше нее и «мог преобразить любую тряпку».

Эйя Векка Аджо, Хуан Рамос, Жак де Башер, Карл Лагерфельд и Антонио Лопес, Париж, 1973
© Dogwoof Films

В начале картины Билл Каннингем отмечает, что все, что делали Антонио и Хуан, было исключительно во имя творчества, а деньги их совершенно не волновали. Учитывая, что Лагерфельд впоследствии практически содержал своих американских друзей, делал им дорогие подарки, оплачивая каникулы в Сен-Тропе, закатывая вечеринки в «Le Sept» и «Café de Flore», такой альтруизм был и вправду возможен.

Режиссер проводит интересную параллель между двумя враждующими «кланами». В Париже это были «Лагерфельды» и «Сен-Лораны», а в Нью-Йорке «Лопесы» и «Уорхолы». Сходство наблюдалось не только в профессиональном соперничестве, но и в отношении участников «кланов» к своему окружению. Как отмечают герои картины, и Лагерфельд, и Уорхол нуждались в антураже, мудборде, а Лопес и Сен-Лоран — в семье.​ Лопес игнорировал существующие негласные правила и оказывался там, где было весело, его не волновало, кто закатывает вечеринку — Лагерфельд или враждующий лагерь в лице Сен-Лорана и Пьера Берже. Во многом такое легкомысленное поведение послужило причиной разлада.

Лагерфельд был уверен, что его используют ради денег. Когда Лопес узнал, что болен СПИДом, он обратился к бывшему другу за финансовой помощью, предложив создать рекламную кампанию, но Лагерфельд заявил, что не уверен в том, что Лопес доживет до конца рабочего процесса и закончит иллюстрации. Билл Каннингем рассказывает об этом эпизоде со слезами на глазах, а Лагерфельд весьма ожидаемо появляется только в хрониках и не фигурирует в числе интервьюеров. В итоге художнику помог Оскар де ла Рента. Лопес прожил всего 5 лет, а через 8 лет от этой же болезни умер и Хуан Рамос.

Антонио Лопес, Кори Типпин и Донна Джордан, Сен-Тропе, 1970
© Juan Ramos. / Copyright The Estate of Antonio Lopez and Juan Ramos, 2012

Можно с уверенностью сказать, что и Антонио Лопес, и Хуан Рамос, и все герои фильма родились и жили в идеальное для них время. Еще при жизни у Лопеса было множество почитателей и подражателей, он изменил представление о модной иллюстрации, создавал тренды и открывал новые таланты.

До того, как мир узнал о СПИДе, ставшим чумой XX века, 1970-е были самым беззаботным и счастливым десятилетием. Джеймсу Крампу прекрасно удалось рассказать об эпохе диско и новой моды, полностью оправдав название фильма.

Премьера картины «Секс мода диско» пройдет в рамках фестиваля кинотеатра «Пионер» при поддержке компании Mastercard.