Стиль
Впечатления Петр Главатских о маримбе, новом альбоме и июньском концерте
Стиль
Впечатления Петр Главатских о маримбе, новом альбоме и июньском концерте
Впечатления
Петр Главатских о маримбе, новом альбоме и июньском концерте
Петр Главатских
© Татьяна Соколова/glavatskikh.com
7 июня в Московской консерватории пройдет концерт-презентация альбома «Ненайденный звук» Петра Главатских, популяризатора загадочной маримбы — африканского органа, чрезвычайно важного для современной академической музыки.

На следующей неделе Петр Главатских — выпускник Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского и Высшей школы музыки в Штутгарте, лауреат международных конкурсов и национальной премии «Золотая маска» — представляет свою новую работу в Рахманиновском зале Московской консерватории. Концерт-презентация «Ненайденного звука», пластинки, выходящей на лейбле Fancymusic, состоится в необычном для академической сцены стиле: Петр Главатских перемежает виртуозное исполнение на сложнейшем музыкальном инструменте маримба cо своими размышлениями об истории музыки разных мировых культур. Мистический звук маримбы Главатских использует как связующее звено между столь казалось бы различными музыкальными школами стран Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки и Европы (и, в частности, России) а также как мост между древней этнической и современной музыкой.

Маримба, африканский орган, сегодня стал настоящей тенденцией — не только в академической музыке, но и в танцевальных электронных направлениях. Маримба обладает магическим, «природным» звуком и уходит корнями глубоко в прошлое (история этого инструмента насчитывает более 2000 лет), но мы каждый день слышим ее в рингтонах наших смартфонов. 

В преддверии концерта в Московской консерватории «РБК Стиль» пообщался с Петром Главатских и выяснил, что скрывается под многозначительным названием его нового диска, почему маримба стала так популярна и в чем сам музыкант видит ее волшебство.

Расшифруйте название вашего первого альбома? Почему «Ненайденный звук»?

Поиск звука идеального, безначального, так называемого «звука Абсолюта» — история такая же древняя, как попытки открыть философский камень или эликсир молодости. Услышать звук в себе и соединить его с внешним — задача, над которой корпели как европейские музыкальные алхимики, так и суфийские мудрецы и индийские брамины. Это про поиск, который и есть результат — в названии нет разочарования или грусти. Услышать, ощутить, понять себя и свою жизнь как частное проявление музыки — это ли не истинная радость? Идти к ней самой по себе — вот он результат, и тут нет проигравших и победителей.

Как давно вы сотрудничаете с лейблом Fancymusic?

Я первый раз работаю с Fancymusic, но, признаюсь, я большой поклонник этого лейбла и мечту выпуститься именно на нем лелеял давно. Fancymusic — это великолепное, мировое качество альбомов и серьезная концепция бренда, объединяющего под своим крылом российских композиторов и исполнителей.

© Татьяна Соколова/glavatskikh.com

Чем июньское выступление отличается от других ваших концертов? Вы ведь музыкант, который объездил весь мир.

Концерт исполнителя, играющего на маримбе актуальную музыку российских композиторов, — такого в стенах консерваторий мира не было никогда. Так что это в полном смысле слова «мировая премьера». И, надеюсь, что со временем этот тренд станет хорошей традицией. В стенах, где все «дышит» творчеством великих композиторов XIX и XX веков, конечно, большая честь и испытание исполнять музыку века XXI-го.

Почему вы выбрали столь экзотический инструмент?

Маримба, африканский орган, как еще ее называют, — это мост (лично для меня). Она и внешне-то похожа. Это мост через восток и запад, через инновации и традиции, через внешнее и внутренние. Инструмент с тысячелетней историей, ставший знаменитым лишь в конце XX века. Я часто получаю от него ответы на вопросы, которые принято называть риторическими: играешь — и вдруг все становится ясно — и совсем не хочется эту ясность облекать в слова, так как это превратит идею в банальность. Это звук, который я постоянно слышу внутри — с того самого времени, как мы познакомились (в Екатеринбурге в 1990-е), и до сих пор он со мной. Наверное, это маримба выбрала меня, а не я ее...

© Татьяна Соколова/glavatskikh.com

На кого из современных исполнителей стоит обратить внимание?

 Лично меня вдохновляет Жорди Саваль: именно благодаря его пластинкам я услышал музыку барокко и ренессанса совсем под другим углом. Очень люблю классическую музыку Индии, и тут меня, конечно, восхищает Закир Хусейн. Ансамбль «Хронос» — удивительный коллектив из Москвы, открывающий новые горизонты древней духовной музыки Руси. Замечательное поколение музыкантов сегодня в Иране, прекрасно разбирающиеся как в своей классической музыке «радиф», так и в европейской музыкальной традиции — Пежман Эхтиари, Али Гамсари, Хосейн Нуршарг. Все это люди, от музицирования которых я всегда становлюсь лучше (ну или мне так кажется), так что очень рекомендую.

Почему маримба нравится всем людям, независимо от музыкальных пристрастий? Она понятна и выпускникам консерваторий, и рядовым слушателям?

Глубокие или низкие звуки издревле считались целебными. Формируясь в утробе, младенец слышит сердце матери как низкий звук (похоже на большой барабан) и он ассоциируется со спокойствием и надежностью. Уже в осознанном возрасте мы замечаем, что низкий красивый звук способен нас заворожить — такие инструменты как орган, маримба, виолончель задевают те струны нашей души, которые обычно беззвучны. Этот феномен был известен как в Индии, так и в  Древнем Египте и на других территориях Африки, народ Майя в этом тоже прекрасно разбирался. За много лет до рождения Христа в разных уголках планеты люди чувствовали магическую силу низких глубоких звуков.

© Татьяна Соколова/glavatskikh.com

Почему маримба стала таким модным инструментом, причем не только в академической музыке?

 Маримба — это своеобразная «дочь лейтенанта Шмидта», ее мало кто видел, но слышали почти все — просто не отдают себе отчет, что это именно маримба. Есть такое понятие «корневой инструмент», так вот маримба — корневой даже в прямом смысле слова. Этот звук растет прямо из земли, человек дает ему настройку и обработку, но создать его «от и до» мы не в силах. Это звук, который нам подарила природа. В наше время, когда мы окружены звуками-сэмплами , звуками-компрессорами, синтезированными звуками из компьютерных программ, маримба производит невероятный эффект. Такой же, как если бы вы очутились в глухом, наполненном кислородом лесу, где наши бедные уши, истерзанные шумами, получают аудио-детокс. Человечество сейчас в целом снова идет к натуральному, к земле, — и в том числе в области звуков, — так что это только начало. Звук маримбы знаком, он где-то глубоко в нас и часто помогает достать из собственных глубин откровения, прозрения и «настоящесть».​