Стиль
Впечатления Ярмарка Non/Fiction: 10 книг, которые авторы представят лично
Стиль
Впечатления Ярмарка Non/Fiction: 10 книг, которые авторы представят лично
Впечатления
Ярмарка Non/Fiction: 10 книг, которые авторы представят лично
© пресс-службы издательств
Ярмарка интеллектуальной литературы Non/Fiction давно стала главным столичным книжным форумом. Но в этом году, похоже, превзошла себя. Наталья Ломыкина изучила программу ярмарки и выбрала из главных книг осени те, которые авторы представят лично.
Специально к 18-й по счету ярмарке Non/Fiction, которая пройдет в ЦДХ на Крымском Валу с 30 ноября по 4 декабря, издатели подготовили такое количество без преувеличения потрясающих книг, что составить короткий список ключевых новинок почти невозможно. Специальный гость этого года — Великобритания, и один только Британский совет привозит 13 авторов мирового масштаба. А всего в программе ярмарки около 300 издательств из 17 стран мира и больше 400 мероприятий за пять дней. Словом, перечислять важные книги, изданные к Non/Fiction , бесполезно — надо пойти и лично выбрать то, что вам по душе. А вот авторские презентации самых ярких новинок лучше не пропускать.

 

Джулиан Барнс «Шум времени»

Издательство «Азбука-Аттикус»
Перевод Елены Петровой

3 декабря, 17:00—18:00 (Киноконцертный зал) — Сквозь шум времени: открытое интервью с Джулианом Барнсом

© пресс-служба

Джулиан Барнс едва ли нуждается в особом представлении. Обладатель множества литературных наград, лауреат Букеровской премии 2011 года за роман «Предчувствие конца», Барнс давно уже стал важной фигурой в мировой литературе как «выдающийся автор европейской прозы и эссеистики». Три его книги — «Попугай Флобера», «Англия, Англия» и «Артур и Джордж» — входили в короткий список Букера. Всего же у Джулиана Барнса более 20 романов, множество рассказов и эссе.

Его новая книга «Шум времени» — художественная биография композитора Дмитрия Шостаковича, которым Барнс интересовался с юности. Написанный с полным погружением в русскую культуру роман о столкновении искусства и власти, о тех компромиссах, на которые готов идти человек, зажатый между страхом, призванием и любовью. На ярмарке Non/Fiction Джулиан Барнс расскажет о новой книге, о том, что для него значит музыка Дмитрия Шостаковича и русская культура вообще, и о том, что происходит с литературой в XXI веке.

 

 

Борис Мессерер «Промельк Беллы. Романтическая хроника»

Издательство «Редакция Елены Шубиной»

1 декабря, 16:00—17:00 (Зона семинаров №1, зал 8) — Презентация книги «Промельк Беллы» (участники: Борис Мессерер, Елена Шубина, Виктор Ерофеев, Юрий Кублановский, Ирина Антонова, Юрий Рост, Евгений Попов, Наталья Иванова и другие).

© пресс-служба

Книгу воспоминаний о своей жене — поэтессе Белле Ахмадулиной — художник Борис Мессерер начал писать почти сразу после ее смерти 29 ноября 2010 года. «Когда ее не стало, тоска настолько была сильная во мне, и переживание настолько сильным, что я буквально через месяц после ее ухода начал писать эти воспоминания». Книга начиналась как попытка упорядочить записанные на диктофон рассказы Беллы Ахмадулиной о детстве, семье, войне, поэзии, просто истории, случаи из жизни. «Белла говорила все это не для записи, а просто разговаривая со мной. Когда эти беседы были расшифрованы и легли на бумагу, то, перечитывая их, я заново понял всю безмерность таланта Беллы». Потом к ним закономерно добавились собственные мемуарные очерки Бориса Мессерера: портреты отца — выдающегося танцовщика и балетмейстера Асафа Мессерера, матери — актрисы немого кино, красавицы Анель Судакевич, кузины — великой балерины Майи Плисецкой.

Ясно, что и Борис Мессерер, и Белла Ахмадулина общались с самыми яркими людьми своего времени — Бродским и Окуджавой, Вознесенским и Евтушенко, Высоцким и Параджановым, Аксеновым и Збарским, Тонино Гуэррой и Отаром Иоселиани... Кого только не было в легендарной мастерской на Поварской, с кем только не сидели за одним столом, не вступали в дружескую переписку. Поэтому неудивительно, что объемная — почти 850 страниц — «романтическая хроника» с редкими фотографиями из истории одной любви превратилась в летопись эпохи. Быт послевоенной Москвы, андеграунд шестидесятых-семидесятых, знаменитый альманах «Метрополь», муки творчества и талант, подлинный и иллюзорный.

Главный импульс книги для Мессерера — образ Беллы, ее любовь и любовь к ней. Но, как ни странно, именно это обожание и стремление разом «защитить и оградить» любимую женщину и широкими мазками вписать ее имя в контекст эпохи, читателю часто мешают. После долгого и, казалось бы, подробного рассказа художника Мессерера не остается живого портрета, а только лишь промельк Беллы. «Я был не сторонним наблюдателем, а участником этой безумной, но счастливой жизни. Но главным моим жизненным инстинктом стало стремление хранить и беречь Беллу и ограждать от различных бытовых неурядиц. Мне удалось сразу после впечатления от ее красоты и фантастической одаренности разглядеть некую черту гибельности натуры, уязвимость и беззащитность Беллы как человека. Рассказ о человеческих взаимоотношениях и событиях нашей общей жизни — не главное для меня в этой книге. Важнее образ самой Беллы, который я хотел бы донести до читателя».

 

 

Ханья Янагихара «Маленькая жизнь»

Издательство «Corpus»
Перевод Александры Борисенко, Анастасии Завозовой, Виктора Сонькина

4 декабря, 18:00—19:00 (Зона семинаров №1, зал 8) — Большой роман о маленькой жизни. Обсуждение книги Ханьи Янагихары «Маленькая жизнь»

© пресс-служба

Роман Ханьи Янагихары на русском языке вышел буквально накануне ярмарки, но это уже одна из самых обсуждаемых книг сезона. И критики, и читатели наперебой рассказывают о том, как повлияла на них история жизни Джуда, юриста и математика, и трех его друзей — архитектора Малкольма, актера Виллема и художника Джей-Би. «Маленькая жизнь» вызывает эмоциональный отклик невероятной силы. При том, что Ханья Янагихара пишет о сложных, порой страшных, порой совершенно невыносимых вещах спокойно, без надрыва и пафоса, морализаторства или мелодраматизма. Мужская дружба, в которой принято подставлять плечо и не принято задавать вопросы, становится тем светлым фоном, на котором Янагихара раскладывает прошлое и настоящее своих героев, в первую очередь Джуда. И слегка отстраненное повествование, очищенное от лишних эмоций, как раз и учит об этих эмоциях говорить, называть их, принимать. Роман Ханьи Янагихары похож на виртуозное рисование песком — сложная, кропотливая, временами очень тяжелая, но при этом завораживающая работа, от которой остается ощущение красоты и хрупкости человеческой жизни.

Признаться, в эту подборку я включила «Маленькую жизнь» с небольшой оговоркой — сама Ханья Янагихара, к сожалению, в Москву не приедет. Однако книгу читателям представят те, кто знают о ней больше других — переводчики Александра Борисенко и Виктор Сонькин.

Голос Ханьи Янагихары, кстати, тоже будет звучать в ЦДХ. Так что не пропустите.

 

 

Джонатан Коу «Номер 11»

Издательство «Фантом Пресс»
Перевод Сергея Ильина

1 декабря, 17:00—18:00 (Зона семинаров №1, зал 8) — Встреча с писателем Джонатаном Коу

© пресс-служба

Блистательный Джонатан Коу, известный нашим читателям, прежде всего, своим злым сатирическим романом «Какое надувательство» и гипнотически-прекрасным «Домом сна», после нескольких более личных историй снова с безжалостной иронией написал книгу о британском обществе. Со времен «Какого надувательства» прошло почти 20 лет, и в «Номере 11» вместо «тэтчеризма» и стремления политической элиты манипулировать людьми мы видим покорное, околдованное телевидением и интернетом, равнодушное общество. Коу рисует образы пресытившихся собственными возможностями богачей, а от выбора между «плохим и очень плохим» спасает только бегство в хрустальный сад собственных юношеских воспоминаний. В новом романе пять отдельных, на первый взгляд, новелл, связанных некоторыми общими персонажами. Но Коу сплетает из них изящную паутину сюжета, завязывая узелки в самых неожиданных местах. И слой за слоем добавляет безработицу, мигрантов, социальную незащищенность, непомерные налоги — до тех пор, пока роман не превращается в тугой кокон современной реальности, из которого не видно выхода. Впрочем, Джонатан Коу не впадает в уныние и пессимизм, он лишь безжалостно фиксирует происходящее, оставляя симпатичным ему героям — и, пожалуй, читателям — возможность действовать. Порой самым непредсказуемым образом.
 

 

 

Алексей Иванов «Тобол. Много званых»

Издательство «Редакция Елены Шубиной»

4 декабря, 12:00—13:00 (Зона семинаров №1, зал 8) — Презентация нового романа «Тобол. Много званых»

© пресс-служба

Эту книгу читатели начали ждать сразу после прошлой ярмарки Non/Fiction. Тогда Алексей Иванов, писатель, сценарист и культуролог, объявил, что пишет об эпохе великих реформ Петра Первого, когда «нарождающаяся империя крушила в тайге воеводское средневековье» и уже сложил «обжигающие сюжеты русской истории в роман-пеплум «Тобол»». Жанр «пеплум» Алексей Иванов позаимствовал у исторического кино, где так обычно называют зрелищные фильмы на исторические или античные сюжеты, вроде «Гладиатора». Достоверностью в таких фильмах можно легко пожертвовать в угоду зрелищности и даже добавить для пущего эффекта элементы фэнтези. Собственно, это как раз то, что Алексей Иванов любит и умеет делать. На историческом материале насыщенной событиями петровской эпохи он выстроил роман нового типа, в котором изначально «совместил три жанра: политический детектив в декорациях XVIII века, исторический роман и фэнтези». Собственно, первая книга «Тобол. Много званых» уже вышла, она появилась в продаже 23 ноября, в день рождения Алексея Иванова. «Первая книга» в данном случае не оговорка, историческое повествование на этот раз вышло у Иванова таким объемным, что роман разделили на две части. Вторая книга «Тобол. Мало избранных» выйдет к лету 2017 года.

Но и этим автор не ограничится. Историю Сибири в петровскую эпоху Алексей Иванов рассказывает сразу в трех форматах: роман «Тобол», 8-серийный драматический сериал по собственному сценарию и документальная книга «Дебри». Подробности можно будет узнать у него самого на встрече в ЦДХ, но уже известно, что работу над сценарием Иванов завершил и съемки начнутся в феврале 2017 года (главные роли исполнят Сергей Гармаш и Дмитрий Назаров). А книга «Дебри» ориентировочно выйдет весной 2017 года.

 

 

Себастьян Фолкс «Там, где билось мое сердце»

Издательство «Синдбад»
Перевод Марии Макаровой

3 декабря, 12:00—13:00 (Киноконцертный зал) — История и вымысел: дискуссия с участием Джима Крейса, Себастьяна Фолкса и Евгения Водолазкина о том, как создается историческая проза и как на страницах романов оживают доиндустриальная Англия, Франция начала XX века и Россия века XV.

3 декабря, 14:00—15:00 (Зона семинаров №1, зал 8) — Там, где билось мое сердце: встреча с писателем Себастьяном Фолксом

© пресс-служба

Когда писатель Себастьян Фолкс, нынешний обладатель ордена Британской империи за литературные заслуги, был еще школьником, ему поручили в день поминовения зачитать список выпускников, погибших в Первой мировой войне. Список оказался таким длинным, что мальчик осип и весь следующий день провел дома. Это произвело на него впечатление: «Я всегда чувствовал, что вокруг Первой мировой существует какой-то «заговор молчания»… Случилось что-то очень значительное, и у меня в голове постепенно зрело решение: когда-нибудь я постараюсь понять, что именно». С отголосками той войны Себастьян Фолкс продолжает разбираться до сих пор. Первой мировой посвящен один из самых известных его романов «И пели птицы», который вышел на русском языке два года назад.

«Там, где билось мое сердце» — новая попытка Себастьяна Фолкса осмыслить ХХ век, «столетие, с которым мы попрощались, так его и не поняв». Фолкс говорит об опыте войны, о памяти и о том, насколько люди способны оставаться людьми после всего содеянного и пережитого.

«Там, где билось мое сердце» — история жизни лондонского психиатра Роберта Хендрикса, который получает письмо-приглашение от француза по имени Александр Перейра, живущего на крохотном средиземноморском острове. 80-летний Перейра пишет, что во время Первой мировой служил вместе с погибшим отцом Роберта и у него остались кое-какие фотографии. Кроме того, Перейра тоже психиатр, много лет изучавший проблемы памяти, и ему кажется, им с Хендриксом будет, о чем поговорить. В итоге поездка становится для героя путешествием в собственное прошлое: он вспоминает тяжелое детство без отца, бурное студенчество и свою войну — уже Вторую мировую. На маленьком острове, отрезанный от привычной суеты, Роберт Хендрикс заново переживает ужас военных будней, потерю близких друзей и разлуку с единственной по-настоящему любимой женщиной. И только тогда впервые заставляет себя взглянуть в лицо прошлому.

 

 

Сильвия Назар «Игры разума»

Издательство «Corpus»
Перевод Натальи Шаховой, Марьяны Скуратовской, Анны Аракеловой

2 декабря, 14:00—15:00 (Зона семинаров №1, зал 8) — Встреча с Сильвией Назар «История жизни Джона Нэша, гениального математика и лауреата Нобелевской премии».
Ведущий — Егор Быковский, научный журналист, руководитель портала «Чердак науки»

© пресс-служба

Вопрос «Когда можно будет прочесть книгу Сильвии Назар?» в Рунете обсуждают уже 15 лет. С тех самых пор, как в прокат вышел фильм «Игры разума» с Расселом Кроу в главной роли. В Сети можно найти фрагменты любительского перевода, восторженные отзывы тех, кто читал книгу в оригинале, и бурное обсуждение подробностей жизни нобелевского лауреата Джона Нэша и его истории. Что тут скажешь, ожидание того стоило. «Игры разума» — редкий случай биографии, когда талант биографа соответствует масштабу личности героя. История гениального математика, чью научную деятельность на 30 с лишним лет прерывала шизофрения, не случайно номинирована на Пулитцеровскую премию и переведена на 30 языков.

«Игры разума» — не просто увлекательный рассказ о жизни Джона Нэша (судьба его такова, что о ней интересно написана даже статья в Википедии). Сильвия Назар, журналист, экономист, профессор Колумбийского университета, сумела очень внятно и доступно изложить суть научных открытий Нэша и ввести обычного читателя в царство математики. И ее голос оказывается идеальным проводником в чертогах чужого разума, где абсолютная гармония сталкивается с хаосом, любовь с безумием, а воля к жизни с колоссальной разрушительной силой. Сильвии Назар удается скользить по зыбкой границе между безумием и гениальностью, фиксируя эту трансформацию и наблюдая за ней. Пятничным посетителям Non/Fiction повезет особо — они смогут узнать о жизни одного из самых интересных и влиятельных ученых ХХ века лично от Сильвии Назар.

 

 

Анна Матвеева «Горожане»

Издательство АСТ, «Редакция Елены Шубиной»

4 декабря, 14:00—15:00 (Авторский зал, зал 15) — Презентация книги «Горожане» Анны Матвеевой

© пресс-служба

Суть новой книги Анны Матвеевой отлично отражает подзаголовок: «Удивительные истории из жизни людей города Е.». Матвеева не раз признавалась в любви Екатеринбургу. Так, сборник рассказов «Девять девяностых» целиком посвящен ее родному городу. Но в этот раз писательница решила посмотреть на Свердловск/Екатеринбург глазами его жителей. В сборнике девять новелл и 18 героев. С одной стороны, парные портреты ярких личностей, которые рифмуются судьбами. С другой — многомерный, черно-белый и цветной, образ города. Это город, где когда-то встретились и стали друзьями опальный маршал Жуков и знаменитый уральский сказочник Бажов. Свердловск, где маленький Эрик — будущий скульптор Эрнст Неизвестный — «забывая о еде, начинал лепить из ржаного хлеба рыцарей», а Владимир Шахрин, еще не ставший лидером легендарной группы «Чайф», менял пластинки на барахолке. В городе Е. из книги Матвеевой Евгений Ройзман — пока еще только будущий мэр — читает классиков в тюремной камере, знакомый всем старожилам старик Букашкин эпатирует прохожих, а молодой Борис Ельцин спешит на лекции, еще не догадываясь, как тесно окажется связана его собственная история с историей страны. О своих героях и городских легендах любимого Екатеринбурга Анна Матвеева расскажет в последний день ярмарки.

 

Дэвид Алмонд «Мой папа — птиц»

Издательство «Самокат»
Перевод Ольги Варшавер

3 декабря, 14:00—15:30 (Зал 23) — Открытая беседа с Дэвидом Алмондом

© пресс-служба

Кто сказал, что люди не летают? Если очень захотеть, можно придумать такие крылья, которые с легкостью перенесут тебя через реку. Крылья мечты — вовсе не обязательно метафора. Об этом знают и герои, и читатели Дэвида Алмонда, мастера магического реализма и автора удивительных книг — «Скеллиг», «Меня зовут Мина», «Глина», «Мальчик, который плавал с пираньями». После подростковой повести «Скеллиг» о сварливом человеке-птице, имя Алмонда стало дорого всем, кто интересуется современной детской литературой, а сам автор получил одну из самых престижных наград в области детской литературы — медаль Карнеги.

«Мой папа — птиц» — снова книга про человека с крыльями, но на этот раз невероятно смешная и хулиганская. Папа девочки Лиззи решил, что он человекоптиц. Ну хочется человеку летать, что тут поделаешь. Лиззи, как могла держала себя в руках, но, когда в город съехались на соревнование летуны со всего света, сдалась. В такой ситуации кто угодно начнет мечтать о полетах — даже строгий директор школы, мистер Ирис, и тот, кажется, полетит.

Лауреат премии Андерсена (детской «Нобелевки») Дэвид Алмонд кого угодно увлечет своей мечтой. «Мой папа — птиц», по его собственным словам,«стремительное, живое действие, где много юмора и много надежды». Словом, то, что нужно детям (и их родителям).

«Мой папа — птиц» с живыми и веселыми иллюстрациями Полли Данбар выйдет как раз к приезду Дэвида Алмонда на ярмарку Non/Fiction.

 

Александр Снегирев «Бил и целовал»

Издательство «Эксмо»

3 декабря, 18:00—19:00 (Зона семинаров №2, зал 16) — «О любви и боли. Проза Александра Снегирева»

© пресс-служба

Рассказы Александра Снегирева, похоже, полюбились читателям куда больше его романов. Ни «Вера» («Русский Букер» 2015), ни «Нефтяная Венера» не обсуждаются так много и часто, как его честная и брутальная короткая проза. Герой Снегирева — современный молодой человек, с советским детством и сумасшедшей юностью, из тех, кого часто встретишь на улице и крайне редко в современной литературе. Из тех, кого жизнь то бьет, то целует, а он то подставляет другую щеку, то огрызается в ответ. И недавно опубликованный в журнале «Октябрь» заглавный рассказ сборника — «Бил и целовал» — о студенчестве, памяти и желтоглазой возлюбленной, становится не просто историей об отношениях, а метафорой жизни вообще. Получается та самая «проза о любви и боли», от которой сложно оторваться и которую почти невозможно пересказать.

 

Написать о всех новинках 18-й ярмарки Non-Fiction невозможно, поэтому что их не просто много, а очень много. В помощь читателям «РБК Стиль» составил два списка важных книг, которые нужно отыскать на книжных стендах ярмарки и унести с Non/Fiction с собой.

 

Важные детские книги ярмарки

 

 

Важные книги в жанре нон-фикшн