Стиль
Впечатления «Дури еще хватает» Стивена Фрая и еще 9 лучших биографий
Стиль
Впечатления «Дури еще хватает» Стивена Фрая и еще 9 лучших биографий
Впечатления
«Дури еще хватает» Стивена Фрая и еще 9 лучших биографий
© Пресс-материалы
25 июня в продаже появится книга Стивена Фрая о самом скандальном периоде его жизни, когда слава и успех гордости Британии держались на весьма сомнительных опорах. А «РБК Стиль» вспоминает все самые интересные биографические книги последнего времени.

 

 

Стивен Фрай
«Дури еще хватает»

Издательство
«Фантом Пресс»
2015

«Я исхожу из предположения, что, открывая эту книгу, вы уже более-менее знаете, кто я такой», — пишет Стивен Фрай. На самом деле, даже если вы никогда не слышали о Фрае, не читали его романов или воспоминаний о детстве и юности, эту книгу стоит прочесть.

В третьей части автобиографии Стивен Фрай добрался до начала 90-х и собственного успеха. Книга получилась слишком смелой даже для него. 

«Дури еще хватает» — предельно откровенный портрет, без кокетства, умолчаний и двусмысленностей. Наркотики до, после и вместо съемок, биполярное расстройство, проблемы с законом и огромная неуверенность в себе, несмотря на славу и успех, — Фрай легко и иронично пишет обо всем, что принято скрывать и утаивать. 

 

И попутно вовлекает в водоворот собственных воспоминаний не только звезд шоу-бизнеса, но и королевскую семью.

В Британии книга, конечно, наделала много шума — тот уровень откровенности, который публично позволил себе Фрай, в обществе не принят.
В книге огромное количество забавных, почти анекдотических историй абсолютно в духе Фрая. Но в то же время это умная, ироничная и серьезная книга о том, как молодой человек, конфликтующий с родными, обществом и самим собой, пройдя через испытания славой и деньгами, стал воплощением британского духа во всем — от безупречного произношения до искрометного юмора.

На русском «Дури еще хватает» выходит в переводе Сергея Ильина, который мало того, что является одним из лучших переводчиков с английского, так еще и переводил все прошлые книги Стивена Фрая и знает, как передать его «умение смеяться и сознавать безумие мира».

 

 

 

 

Валери Триервейлер
«Благодарю за этот миг» 

Издательство
Corpus
2015

Скандальные мемуары бывшей первой леди Франции Валери Триервейлер о жизни и расставании с президентом Франсуа Олландом в сентябре 2014 года взорвали французский книжный рынок. Огромный для Франции тираж — 200 000 экземпляров — исчез из магазинов за несколько дней, издатели срочно допечатали еще столько же.

Такой ажиотаж понятен. Валери Триервейлер нарушила негласное  табу — опубликовала подробности о личной жизни действующего президента. Свои мемуары она писала в строжайшей тайне на специально купленном ноутбуке без выхода в интернет.

Впрочем, никаких государственных тайн Триервейлер не выдает. «Благодарю за этот миг» — типичная месть униженной женщины, которая после девяти лет совместной жизни узнает об измене любимого мужчины из новостей. Валери рассказывает о человеческих недостатках Олланда, о любви, ссорах,  расставании — словом, обо всем, что принято тщательно скрывать от избирателей. 

 

Пишет, как ее уязвлял статус гражданской жены и презрительное «first girlfriend» от политиков и прессы, как раздражало постоянное общение Олланда с бывшей, Сеголен Руайяль, и т. д.

Но зря, что ли, Триервейлер четверть века была журналистом — она отлично знает, какие фразы добавить в рассказ о личном, чтобы книга стала и политической бомбой: «Франсуа преподносил себя как человека, не любящего богатых, но на самом деле он терпеть не мог бедных. Во время обеда, к примеру, он не раз насмехался над людским неблагополучием».

После выхода мемуаров и без того невысокий рейтинг французского президента начал стремительно падать, а состояние экс-первой леди, которую пресса окрестила Ротвейлером, так же стремительно расти. Только в течение первой недели продаж Триервейлер получила за свои мемуары более 600 000.

 

 

 

 

Уолтер Айзексон
«Альберт Эйнштейн.
Его жизнь и его вселенная»

Издательство
Corpus
2015

Та самая биография Альберта Эйнштейна, после выхода которой смертельно больной Стив Джобс начал уговаривать Айзексона написать книгу о нем и Apple. Джобса, как и других читателей, подкупило то, что Айзексону удалось не только подробно и доступно изложить суть научных концепций и открытий великого ученого, но и увлекательно рассказать об Эйнштейне-человеке.

Айзексон учитывал «как черты его характера — нонконформизм, бунтарство, любопытство, его страсти и отстраненность — переплетались с политическими пристрастиями и научными интересами».

Вероятно, Айзексону помог огромный опыт работы в журналистике (он был главным редактором Time и директором CNN), умение исследовать природу личности со всех сторон и личное восхищение гением Эйнштейна.

 

В книге он с необыкновенной теплотой описал бунтаря и мечтателя, гуманиста и нонконформиста, свободолюбивого ученого и влюбленного клерка патентного бюро.

Рассказывает, как тот практически одновременно писал диссертацию, посвященную размерам атома, и трогательные стихи будущей первой жене. А потом, когда отношения с женой разладились, самоуверенно пообещал отдать за согласие на развод все деньги, которые вскоре получит за  Нобелевскую премию (жена сомневалась неделю, согласилась и всего два года спустя выяснила, что не прогадала).

Айзексон пишет об отношении Эйнштейна к Богу и вере, к природе и войне, о страсти к женщине и к науке, создавая цельный и, судя по всему, правдивый образ этого человека.

 

 

 

Лилия Дубовая
«Немцов, Хакамада, Гайдар, Чубайс.
Записки пресс-секретаря»

Издательство
АСТ
2015

Строго говоря, это, конечно, не биография и даже не мемуары. Это именно записки, «рассказики», которые пресс-секретарь Бориса Немцова написала и собрала в книгу еще в то время, когда Немцов был жив. И речь в этих записках не только о нем.

Лилия Дубовая писала о политическом ландшафте конца 90-х, «о том времени, в котором мы тогда жили и верили, что все будет прекрасно. Я хотела, чтобы в моих "рассказиках" ощущался его вкус».

После трагической смерти Бориса Немцова выход этой книги, безусловно, воспринимается по-другому. Но Дубовая не стала ничего менять, лишь добавила горькое «предисловие, которого не должно было быть». 

 

Написана книга остроумно, без особого пиетета, со знанием многих ситуаций изнутри. Помимо Немцова в ней фигурируют Ирина Хакамада, Анатолий Чубайс, Егор Гайдар, Борис Надеждин, Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский. Они показаны с близкого расстояния и в непривычном ракурсе. Это чувствуется даже по содержанию «Записок»: «Это не Хакамада — это Хиросима», «Жена Гайдара и две конфетки», «Чубайс и приличная девочка из интеллигентной еврейской семьи», «Между Вовочкой и Зюгочкой» и т. д.

Лилия Дубовая рассказывает, что когда Немцов прочитал первые главы будущей книги, то сказал ей: «Пиши. Это надо издать, потому что здесь, у тебя, мы все какие-то другие, такие, которыми нас не знают». Пожалуй, такая оценка Немцова и есть та самая причина, по которой записки его пресс-секретаря стоит прочесть.

 

 

 

 

Эллендея Проффер Тисли
«Бродский среди нас»

Издательство
Corpus
2015

В год 75-летия Иосифа Бродского о поэте вышло сразу несколько книг. Но эта ценнее и важнее их всех. Если кто и имел полное право написать мемуары о Бродском, так это она, Эллендея Проффер Тисли, американская славистка, соосновательница легендарного издательства «Ардис», где в советское время печатали книги, запрещенные советской цензурой.

В 1969 году Карл Проффер и его жена Эллендея познакомились в Ленинграде с Бродским. Их непростые отношения продлились почти 30лет и прошли все стадии — от теснейшей дружбы до взаимного отчуждения и взаимного же понимания, как неразрывно связаны теперь их судьбы.

«Несколько лет Профферы заботились обо мне, как будто я был их четвертым ребенком», — писал Иосиф Бродский. Когда поэта выдворили из страны, именно Карл Проффер добился для него визы в США и помог получить место университетского преподавателя. 

 

В доме Эллендеи и Карла Бродский прожил восемь лет, а все русские книги поэта с 1977 года публиковались в «Ардисе». 

Эллендея Проффер не скрывает, что считает Бродского великим поэтом, но для нее он просто человек, со своими недостатками и достоинствами. Даже восхищаясь его даром, она не ставит Бродского на пьедестал. Спокойно признает, что во многом с ним не соглашалась — не одобряла, например, высокомерие по отношению к поэтам-современникам или отношения с женщинами, — но при этом избегает осуждения или прямых оценок.

Эллендея принимает Бродского целиком, с грандиозным талантом и человеческими слабостями, прекрасными стихами и слабыми автопереводами, с выдающимся умом и сложным характером. Она нашла единственно возможную спокойную интонацию и сумела рассказать о нем взвешенно и трезво. И в этой непредвзятой оценке близкого поэту человека главная ценность ее мемуаров.

 

 

 

 

 

 

 

 


По просьбе «РБК Стиль» свою пятерку лучших
биографий составил и главный редактор
журнала «Новый мир» Андрей Василевский

 

 

В наши дни издается и переиздается столько интересных и полезных биографий, мемуаров, дневников, что выбрать из них пятерку лучших, наиболее интересных и важных очень трудно. Вот пятерка книг, которые свежи у меня в памяти. Хотя таких «пятерок» я легко мог бы составить несколько.

Специально не включаю сюда такие классические мемуарные книги, как «Курсив мой» Нины Берберовой или такую горячую новинку, как «Бродский среди нас» Эллендеи Проффер Тисли.

 

 

«Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева»

Издательство
«Альпина нон-фикшн»
2015

Одна из самых удивительных и «обязательных для чтения» книг последнего времени.

 

Воспоминания русского старообрядца Данилы Зайцева, родившегося в 1959 году в Китае и живущего в Аргентине, но также бывавшего и в Бразилии, Уругвае, Чили, Боливии, США, России. Написана на невероятном и непривычном для нас русском языке (в минимальной обработке Ольги Ровновой).
 

 

 

 

Дональд Рейфилд
«Жизнь Антона Чехова»

Издательство
«Азбука-Аттикус»
2014

Если не ошибаюсь, уже третье русское издание весьма объемной работы профессора Лондонского университета (на английском — 1997 год), что уже говорит о ее постоянной востребованности на нашем книжном рынке. 

 

Исследовательская дотошность, несомненная любовь к писателю и приятное отсутствие пиетета к «классику». О жизни и человеке, а не о его книгах. «Три года, проведенные в поисках, расшифровке и осмыслении документов, убедили меня в том, что ничего в этих архивах не может ни дискредитировать, ни опошлить Чехова», — говорит автор.
 

 

 

 

Л. В. Шапорина
«Дневник»

Издательство
«Новое литературное обозрение»
2012

Одно из важных культурных открытий, поразительный «человеческий документ». 

 

Любовь Васильевна Шапорина (1879–1967), знакомая со множеством деятелей культуры, вела дневник с 1920-х по 1960-е годы. Была в ленинградской блокаде. И, что важно, ненавидела советскую власть, что придает ее откровенным записям дополнительную оптику.
 

 

 

 

С.К. Островская
«Дневник»

Издательство:
Новое литературное обозрение
2013

Софья Казимировна Островская (1902–1983) вела дневник с юности до середины XX века. Очень интересный женский характер. 

 

Как и в дневниках Шапориной, важны записи о ленинградской блокаде. Из издательской аннотации: «За рамками дневника осталась лишь деятельность Островской в качестве агента спецслужб, в частности по наблюдению за Ахматовой».
 

 

 

 

Владимир Новиков
«Пушкин»

Издательство
«Молодая гвардия»
2014

Доктор филологических наук, профессор МГУ Владимир Новиков, автор биографий Блока и Высоцкого, так обозначил жанр книги: «опыт доступного повествования».

 

Самая краткая история жизни (а не творчества) Пушкина — для любого читателя, в том числе и очень молодого. Он объясняет: «...выношу за скобки все написанное и сказанное прежде — а это несколько тонн пушкинистики, прочитанной мною за последние полвека». Кратко, быстро и увлекательно.