Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Театр «Русский Гамлет»: балет о муках выбора и страхе смерти Павла I
Театр
«Русский Гамлет»: балет о муках выбора и страхе смерти Павла I
© пресс-служба фестиваля "Черешневый лес"
Сезон в Большом на этот раз завершается масштабными гастролями театра балета Бориса Эйфмана. Они открылись московской премьерой «Русского Гамлета», а продолжатся еще пятью постановками.

«Русским Гамлетом» императора Павла I начали называть еще при жизни. На эту тему даже есть исторический анекдот, на который ссылаются многие его биографы. Когда под именем графа и графини Северных наследник российского престола и его вторая жена путешествовали по Европе, при австрийском дворе к их приезду собирались сыграть шекспировского «Гамлета», но исполнитель главной роли отказался выступать, объяснив, что если он выйдет на сцену, то в зале будет два Гамлета. Австрийский император поблагодарил актера за деликатность и спектакль отменил.

© пресс-служба фестиваля "Черешневый лес"

В России «Гамлета» в царствование Екатерины играть даже не пытались. Всем было очевидно, что судьба датского принца слишком похожа на ту ситуацию, в которой оказался принц российский. В отечественном сценарии была и своя Гертруда — Екатерина Вторая, и убитый король, ее муж — Петр Третий, и Клавдий — Алексей Орлов, которому молва приписывает убийство отрекшегося от власти императора. Был даже призрак, то и дело появляющийся то тут, то там — царствование Екатерины было омрачено выступлениями самозванцев, выдававших себя за чудом оставшегося в живых Петра.

© пресс-служба фестиваля "Черешневый лес"

Если взглянуть на судьбу Павла Петровича с тем же сочувствием, с каким мы следим за метаниями Гамлета, станет очевидно, что для него эта мука выбора, это «Быть или не быть» растянулось на десятилетия. Первое, что он спросил, взойдя на престол после смерти матери: «Жив ли мой отец?». Одно это говорит о степени одиночества, которое будущий император испытывал большую часть своей жизни.

Балет Бориса Эйфмана — как раз об этом, о муках и сомнениях «бедного Павла», в котором хореограф видит прежде всего человека, страдающего от нелюбви, неопределенности своего положения, страха смерти и недоверия к окружающим.

Фото: пресс-служба фестиваля "Черешневый лес"

Павел здесь еще не император, а наследник, с которым никто особенно не считается. Спектакль начинается с убийства его отца, а заканчивается трагифарсом — Павел пытается удержать мать за длинный шлейф ее платья, но падает, не в силах устоять на ногах.

Между этими двумя сценами — цепь событий, которые у двух Гамлетов почти совпадают, — смерть возлюбленной, столкновения с тайным убийцей, появление призрака, который, не в пример шекспировскому, не побуждает героя к действию, а заставляет его, переходя от гнева к отчаянью, ждать того момента, когда корона, обещанная ему с рождения, наконец станет реальностью.

© пресс-служба фестиваля "Черешневый лес"

Исполнителю роли Павла Олегу Габышеву тоже пришлось подождать, чтобы ее получить. По его словам, он мечтал станцевать самого загадочного из российских императоров четырнадцать лет, с тех пор, как увидел «Русского Гамлета» в Новосибирске. Балет впервые был поставлен в Варшаве в 1999 году, а потом перенесен на сцену Большого театра. К 40-летнему юбилею своего театра Эйфман создал его новую версию, которая и открыла гастроли в рамках фестиваля искусств «Черешневый лес».

Фото: пресс-служба фестиваля "Черешневый лес"

Фестиваль уже пять раз представлял в Москве премьерные балеты Санкт-Петербургского театра балета«По ту сторону греха», «Up & Down», «Реквием», «Чайковский. PRO et CONTRA», а также спектакль «Роден, ее вечный идол», за который хореограф был удостоен премии имени Олега Янковского. В этом году московская публика сможет еще раз его увидеть: «Роден» вошел в программу гастролей театра балета Бориса Эйфмана вместе с «Евгением Онегиным», «Анной Карениной», «По ту сторону греха» и «Up & Down»