Стиль Ловкость рук: главная кузница итальянской классической моды
Стиль
Ловкость рук: главная кузница итальянской классической моды
© пресс-служба Kiton
Воодушевившись открытием нового московского магазина Kiton, одного из главных игроков на рынке особенно дорогой одежды родом из Неаполя, «РБК Стиль» отправился на фабрику марки, чтобы понять, почему с каждым годом у нее становится все больше поклонников.

Когда Чиро Паоне, потомок торговцев костюмными тканями в пятом поколении, в 1956 году задумал превратить семейный бизнес во что-то более творческое, он вряд ли предполагал, что его компания через пару десятков лет станет определять стандарты ручного производства практически всего, что нужно деловому мужчине или женщине с повышенными требованиями к себе и окружающим — от классического костюма до куртки или спортивной одежды. На фабрике, расположившейся всего в 9 км от Неаполя, сейчас шьют как раз те самые костюмы, ботинки и кроссовки. Особой популярностью пользуются модели, сделанные из кожи аллигатора, а также галстуки. Есть производство и в других регионах Италии, прежде всего трикотажа.

В день все мастера Kiton могут сшить 200 рубашек и галстуков, 80 пиджаков или пальто, а также 20 пар обуви
© пресс-служба Kiton

Если спросить, чем у Kiton отличается пошив пиджака, рубашки или пальто по индивидуальным меркам от обычных, то есть тех, что будут потом висеть на вешалке в одном из бутиков по миру в ожидании своего владельца, то ответ окажется слишком простым. В общем-то, кроме этих мерок, ничем. Все на фабриках бренда производится на 100% вручную, чтобы оправдать придуманный ­когда-то синьором Паоне слоган: «Лучшее из лучшего плюс один». Посетив хотя бы один из «цехов», это быстро понимаешь: тут хранятся ткани, в том числе и дорогая викунья с орнаментом, сотканная специально для Kiton (до этого без потери качества никто не мог изменить цвет или соткать что-то иное из этой драгоценной шерсти родом из Перу, кроме однотонной ткани); там — за одним столом портные вручную шьют короткие модные куртки из той же викуньи или кашемира, классические смокинги с широкими лацканами, клетчатые пальто с щеголеватыми манжетами на рукавах, пиджаки с полной, «половинчатой» подкладкой или вообще без нее. Всего на марку работают больше 300 портных, каждый из которых сможет любой предмет сшить от начала до конца, но в большом зале с длинными деревянными столами, высокими потолками и изображениями южно-итальянских святых и футболистов на стенах принято разделение труда. Сегодня ты обметываешь петли, завтра — пришиваешь рукав. И каждая из этих операций должна быть выполнена на высочайшем уровне.

Чтобы быстро понять, как к процессу пошива одежды относятся на фабрике Kiton в принципе, достаточно рассказать, как производится рубашка — неважно какая, заказанная по индивидуальным меркам или та, что отправится в магазин без инициалов будущего владельца. Чтобы убедить любого в том, что они здесь шьются по-особому, не так, как у всех, директору «рубашечного цеха» Себастьяно Борелли понадобится всего одна минута. За эти 60 секунд он молниеносно раскинет ее на столе несколько раз так, чтобы было видно, как четко совпадает на стачиваемых друг с другом деталях, к примеру, клетчатый орнамент, как симметричен он на левой и правой частях рубашки. Он потянет в разные стороны две детали — и будет виден ручной, зигзагообразный шов, благодаря которому рубашка и после стирки сидит идеально. Ее низ подшит по типу шелковых платков, вручную же пришита ластовица, а в планке нет никаких дополнительных «прокладок» — все эти моменты, как говорит Борелли, позволяют даже новой, только куп­ленной рубашке оказаться тут же самой любимой.

На пошив одного галстука в среднем уходит 30 минут, пары кроссовок — три часа, рубашки — четыре, пиджака — 16, а пальто — 18 часов
© пресс-служба Kiton

Впрочем, так получается с каждым предметом, выпускаемым с ярлычком «Kiton». Это отмечает и Антонио де Маттеис, нынешний генеральный директор компании: «Один раз, сделав выбор в пользу одежды бренда, редко кто-то из клиентов захочет носить что-то иное. Да, наши покупатели экспериментируют — но неизменно возвращаются». Сам он одет с ног до головы в одежду бренда, который представляет уже много лет. На нем темно-синий блейзер, белая рубашка, дымчато-розовые брюки, кроссовки и легкая парка из тончайшей кожи насыщенного синего цвета. «Я знаю, что в России большей популярностью пользуются оттенки серого, коричневого и черный цвет, — улыбаясь произносит Антонио после моего комплимента о цвете брюк. — Но я, как и любой неаполитанец, предпочитаю смешивать что-то очень консервативное с чем-то крайне жизнерадостным». Тем не менее и российские покупатели любят в Kiton и заметные орнаменты, и яркие цвета, которые стали ее отличительной особенностью, — правда, выбирают подобную одежду для отдыха, а не для офисных будней. Хотя в особо модном сейчас клетчатом пиджаке нет ничего зазорного или вызывающего — это Чиро Паоне понял ни много ни мало еще 50 лет назад.