Путешествия Ничего нельзя, но все можно: почему в Иран стоит ехать сейчас
Путешествия
Ничего нельзя, но все можно: почему в Иран стоит ехать сейчас
Дорога из Кермана в Шираз, пролегающая через гористую пустыню, — одна из самых живописных в Иране
© Марина Серсале
Александр Рымкевич (The Rake) и фотограф Марина Серсале (@eauditalie) провели две недели в путешествии по Ирану и уверены — сейчас лучший момент, чтобы его посетить.

Реальность современного Ирана сплетается в узор куда более сложный, чем на восточном ковре, и для ее описания как нельзя лучше подходит витиеватый и полный метафор язык персидских поэтов. Здесь ничего нельзя, но все можно — нужно лишь научиться различать намеки и полутона, и тогда вам откроется другой Иран — куда более свободный и толерантный, чем его образ, сложившийся в современном мире.

Сейчас лучший момент, чтобы поехать в Иран, пока он не испытал на себе все недостатки массового туризма. Однако отсутствие инфраструктуры — главная причина, почему многие путешественники, привыкшие к определенным стандартам, нередко остаются разочарованы Ираном. Ему еще предстоит узнать, что такое хорошие матрацы, спа или современная гастрономия, но, если страна не закроется для иностранцев снова, нет сомнений, что она проделает этот путь куда быстрее, чем Россия. Иранцы — удивительно гостеприимные, доброжелательные и вежливые люди, которые искренне рады, что вы к ним приехали. Это вам дадут почувствовать не единожды.

С въездом в страну для россиян нет никаких проблем (визу можно оформить заранее или получить в аэропорту) по сравнению с теми, которые возникнут у вас, если с иранской визой в паспорте вы отправитесь в США или Израиль. Это нимало не волнует группы европейских и самих американских туристов, которые охотно фотографируются на фоне антиамериканских граффити и плакатов в духе советских агиток. В свою очередь, местные привычно запивают свои кебабы кока-колой, невзирая на идеологические разногласия. Английский язык также не является проблемой. Молодежь в больших городах говорит куда лучше нашей и охотно знакомится с иностранцами — просто чтобы попрактиковаться в языке.

Арочный лабиринт крепости в Раене, провинция Керман
Фото: Марина Серсале

Пожалуй, самое большое неудобство в путешествии — невозможность пользоваться кредитной картой: Иран отключен от системы SWIFT, и приходится ездить с наличными, искать обменники, следить за переменчивым курсом и сопоставлять соотношение риала (бумажных денег) и тумана, на котором фактически происходят расчеты.

Стоит сразу развенчать миф об опасности и драконовских законах. В Иране, как и в любом полицейском государстве, безопасно. Главным образом — в плане обычного городского криминала. Даже карманников тут еще стоит поискать. Полиция относится к туристам лояльно, но, конечно, предписание об обязательном ношении женщинами платков и запрет на появление в общественных местах в шортах и майках (по моему мнению, его стоит ввести в городах по всему миру) следует неукоснительно соблюдать. Но за нарушение вам скорее сделают замечание, чем заберут в участок. Местные модницы умудряются исполнить это требование настолько формально, насколько это вообще возможно. Девушка в рваных скинни-джинсах или легинсах, удлиненной рубашке с подкатанными рукавами и ярком платке, который лишь на честном слове держится на самой макушке, не редкость на улицах Тегерана, Шираза или Исфахана. Но даже те, кто носит традиционные черные платки русари, которые, вместо того чтобы скрывать красоту от мужских глаз, лишь подчеркивают яркие черты персидских лиц, нередко пользуются макияжем так смело, что у них могла бы поучиться сама Пэт Макграт. Тут постоянно замечаешь белые пластыри на переносице: пластическая хирургия в стране на высоком уровне и относительно недорога, и модная молодежь грезит о превращении носа — будь на нем хоть малейшая горбинка — в какую-то невыразительную кнопку.

Руины крепости в Раене, основанной около 1500 лет назад, смотрятся причудливо на фоне реконструированных глинобитных стен
© Марина Серсале

Запрет алкоголя суров. Для тех, кому совсем невтерпеж, существует безалкогольное пиво, напоминающее по вкусу картон. Однако если вас пригласят в гости, с большой вероятностью в доме найдется алкоголь. Его покупают на черном рынке или у доверенных дилеров, но качеством он не отличается, поэтому воздержание будет нелишним. Правда, у местных армян есть исключительное право производить вино для собственного потребления. Но как мы ни намекали в армянском ресторане в Исфахане, что мы не прочь бы его попробовать, официант делал вид, что не понимает, о чем речь. Отсутствие алкоголя — мелочь по сравнению с однообразием кухни Центрального Ирана. Рыба тут редкость, и меню во всех ресторанах стандартное: всевозможные кебабы и рис с минимальными вариациями. Хорошие овощи, за исключением баклажанов, — редкость. И хотя мясо иранцы умеют готовить, очень скоро ты начинаешь мечтать о салате и набрасываешься на отельном завтраке даже на размороженные отварные брокколи с морковкой. Отчасти спасают фрукты, от которых ломятся рыночные ряды.

По дороге в Шираз стоит остановиться у соляного озера с розовыми берегами, осмотреть несколько заброшенных караван-сараев и пополнить запас гранатов, которые продают на автостраде местные жители
Фото: Марина Серсале

Любопытно, но базары — место самой колоритной местной жизни — ничуть не напоминают подобные места в Марракеше или Стамбуле. На рынках Кермана, Шираза или Исфахана — образцовая чистота, нет толкотни и никто, ни один человек, не бросится, не схватит вас за руку, не начнет зазывать внутрь. Все улыбаются, кивают, здороваются, но с невероятным достоинством. Правда, наш шопинг ограничился специями и орехами — местный текстиль и керамика избыточно декорированы, как и многие персидские ковры. Однако тут можно найти удивительные образцы, созданные кочевниками или жителями удаленных областей. Но прежде стоит навести справки о торговцах, захватить с собой местных и торговаться до последнего цента — тут можно оставить все деньги.
Иранские города трудно назвать красивыми, а уж Тегеран с его пробками и чудовищной экологией легко мог бы возглавить список самых уродливых столиц мира. Циклопических размеров площадь Имама (некогда Шахская) в Исфахане кажется далекой от человеческих масштабов, миф о Ширазе в нашем сознании также значительно превосходит реальность. Минуть главные достопримечательности все равно не получится, но после десятков мавзолеев и мечетей, одна другой богаче и краше, поистине прекрасными кажутся маленькие места. Например, центр зороастризма городок Йезд — с лабиринтом улочек с глинобитными стенами и башнями бадгиров, или ветроуловителей, служивших для охлаждения помещений и воды в резервуарах.

Городок Абаркух
© Марина Серсале

Городок Абаркух наверняка скоро превратится в важную достопримечательность: тут реставрируют комплекс Агазадех, чье изображение украшает купюру в 200 тыс. риалов. Это красивейший персидский особняк, включающий несколько домов, внутренних садов, террас и бадгиров и относящийся к каджарскому периоду (1795–1925 годы). Тут собираются устроить отель, ресторан и культурный центр. Признаться, лучшее место для отеля Aman трудно было бы отыскать. В Абаркухе также находится самое старое дерево Евразии — 4000-летний кипарис, но туристам скорее запомнится Art Cafe напротив него. Его владелец Масуд, некогда работавший в Италии, решил, что будет варить лучший в Иране кофе, и преуспел. Первый раз за две недели мы пили безупречный эспрессо.

Путешествия на день заслуживает Абьянех — деревня, затерянная среди живописных гор на высоте 2235 м, чьи жители говорят на среднеперсидском наречии, нигде более не сохранившемся, и одеваются в традиционные наряды вовсе не на потребу туристам. Женщины носят платки, удивительно похожие на наши павловопосадские, а мужчины — шаровары с пиджаками, напоминающие о лучших годах Йоджи Ямамото.

Пожалуй, исключение среди главных достопримечательностей Ирана — это руины Персеполя, превосходящие воображение. Сохранившиеся за два с половиной тысячелетия колонны, зороастрийские символы и барельефы служат лучшим доказательством тому, что ни цивилизации, ни правители-самодуры, ни абсурдные законы не вечны.