Стиль
Репост На Венецианской биеннале выставят затонувшую лодку
Репост

На Венецианской биеннале выставят затонувшую лодку

Фото: Barca Nostra
Останки корабля, затонувшего в 2015 году и перевозившего мигрантов, станут одной из инсталляций Венецианской биеннале. За тем, как огромное ржавое судно доставляют на площадку, с берега наблюдали десятки художников и кураторов.

18 апреля 2015 года в море между итальянским островом Лампедуза и побережьем Ливии рыболовецкая шхуна с мигрантами на борту столкнулась с грузовым судном. То кораблекрушение считается одним из самых трагических в современной истории: погибли по меньшей мере 800 человек, в живых остались 28. Судно подняли со дна в 2016 году и отправили на сицилийскую военно-морскую базу Мелилли, где велось расследование. В результате капитан судна Мохаммед Али Малек был признан виновным в непредумышленном убийстве, напоминает The Guardian.

Теперь судно доставили на площадку в Арсенале с целью напомнить общественности о событиях четырехлетней давности. За дело взялся швейцарско-исландский художник Кристоф Бюхель. Его инсталляция, осуществленная совместно с итальянскими властями, называется Barca nostra («Наша лодка») и размещается на месте бывшей верфи.

Фото: Barca Nostra

Бюхель отказался давать интервью The Guardian, но его помощница и куратор Мария Кьяра ди Трапани рассказала, как сложно было организовать доставку судна на биеннале: «Лодка никому не принадлежала. Правительство конфисковало ее, однако официально она находилась в ведении — не во владении — министерства обороны Италии. По итальянским законам, корабли и суда, потерпевшие крушение, должны быть уничтожены». Рыболовецкое судно находилось на Сицилии. Местные власти планировали использовать его в мемориальном комплексе в городе Аугуста.

«В прошлую пятницу, когда судно отправили из Сицилии в Венецию, выяснилось, что оно никогда не было задекларировано как итальянское, — продолжила куратор. — Венецианские таможенники никак не могли оформить эту лодку». Ди Трапани пришлось преодолевать бюрократические барьеры, в чем ей помогли «хорошие люди в правительственных ведомствах». На процесс доставки судна в Венецию также повлияло трагическое событие — скоропостижная кончина сицилийского политика, который помогал проекту. Себастьяно Туза, уважаемый археолог и региональный советник по культурному наследию Сицилии, погиб 10 марта в авиакатастрофе.

Фото: Barca Nostra

«Лишь его последний звонок и документы, которые он передал перед посадкой на тот рейс, помогли нам получить разрешение на перемещение лодки», — вспоминает Мария Кьяра ди Трапани.

Пока неизвестно, какой эффект произведет истерзанное судно на посетителей биеннале, которая открывается 11 мая. «Мы живем в трагический момент без воспоминаний. Мы смотрим новости, и нам кажется, что все события происходят так далеко. Кто-то утонул в море — и мы переключаем канал», — рассуждает компаньон художника Кристофа Бюхеля. По ее мнению, физическое присутствие лодки может на мгновение изменить ситуацию. Она надеется, что посетители биеннале исполнятся уважением к проекту Barca nostra: «чтобы все обдумать, понадобится лишь пару минут тишины».