Стиль
Герои «Коллеги?» Авторы телеграм-канала «Клиент» — о юморе и боли в индустрии рекламы
Стиль
Герои «Коллеги?» Авторы телеграм-канала «Клиент» — о юморе и боли в индустрии рекламы
Герои

«Коллеги?» Авторы телеграм-канала «Клиент» — о юморе и боли в индустрии рекламы

Фото: Екатерина Морозова
«РБК Стиль» возобновляет интервью с авторами наиболее ярких и остроумных пабликов. В числе наших любимцев — телеграм-канал «Клиент», админы которого решили раскрыть свои имена широкой публике и заодно ответили на наши вопросы

Над шутками канала «Клиент», взятыми из реальной жизни или навеянными ею, смеются в голос медийщики, рекламщики, блогеры, фрилансеры и креативные агентства. Каждый пост в канале начинается с одного и того же слова — «коллеги». Со слова, от которого у многих, кто работает в индустрии рекламы и медиа (и не только там), дергается глаз.

Клиент — это условный заказчик, неназванный бренд или компания, которая обращается к условному подрядчику — агентству или медиа. «Коллеги, мы еще раз напоминаем, что вы работаете не на мэра, а на нас. Мы дни нерабочими не объявляем вам!», или «Коллеги, а тикток еще не закрылся? Может, пора выходить туда?», или «Коллеги, совсем не обязательно делать это сегодня, срок до завтра». Клиент в канале неизменно самодурствует и не понимает, как работает индустрия, подрядчик вынужден все это терпеть.

Сейчас канал ведут четыре человека. Мы поговорили сразу со всеми.

Расскажите каждый о себе немного.

Лина Лобач: Последние 1,5 года работаю в агентстве WildJam, крупнейшем в индустрии инфлюэнсер-маркетинга. До этого прошла семилетний путь в Isobar Moscow (dentsu).

Тимур Гаджиев: Я родился в Москве в 1987-м на краю города, диджитал рано ударил в голову, попал в рекламу, в 30 лет выпустился из Isobar. Двое детей, жена Катя, кошка Лиза, свое агентство, удаленка, спорт.

Сергей Бузилов: С 2019 года я присоединился к команде СП AliExpress Россия, работаю с новыми медиа, руковожу digital-проектами компании. Начинал свой путь со стажера в SMM-отделе Isobar в 2012 году, затем уходил и возвращался в SMM-команду.

Константин Мосалов: Константин, 33 годика. Как и мои любимые ребята, тоже вышел из Isobar, успел поработать в киберспорте, «родить» двух сыновей, посадить дерево, планирую построить дом и уйти на пенсию. На данный момент работаю в «Яндекс.Маркете» и отвечаю за соцсети, блогеров и спецпроекты. На момент выхода статьи, скорее всего, в «Маркете» работать уже не буду.

Фото: Клиент / Telegram

Почему вы вдруг именно сейчас решили себя раскрыть? Изначально вы же были анонимным каналом.

Лина: На самом деле мы уже раскрывали себя, да и сейчас не особо скрываемся, просто хочется поставить что ли точку в том, что да — «Клиент» — это мы.

Тимур: Было бы странно сразу же представиться и начать шутить, а теперь странно скрывать улыбку, когда нам рассказывают и пересылают наши же шутки.

Сергей: Изначально наша работа в агентствах требовала анонимности, чтобы ни у кого не было претензий: «Коллеги, почему я читаю свои формулировки в канале "Клиент"». Сейчас у всех уже есть возможность не думать об этом.

Константин: Ребята предложили каминг-аут, собственно, почему нет? Тем более что отчасти мы уже деанонились на своей фирменной вечеринке.

Константин Мосалов
Константин Мосалов

Как и для чего возник канал и каким образом вы его развивали?

Лина: Это было абсолютно спонтанно. Тогда молниеносно взлетела «Бывшая» Чапаряна (телеграм-канал комика Артура Чапаряна. — «РБК Стиль»), я ехала в такси и думала, что было бы здорово сделать что-то подобное, но касательно рекламного рынка. А что для сотрудника рекламного агентства сильнейший триггер? Когда тебе пишет клиент и ты судорожно вспоминаешь, ничего ли ты не забыл. На следующий день я рассказала ребятам — всем понравилось, мы купили симку... и понеслась. Плюс нам помогали дружественные каналы, например «Бьюти за 300» и «Русский маркетинг». 

Сергей: Когда мы начинали, шутки для канала придумывал весь SMM-отдел. Каждому было интересно вспоминать самые болезненные и типичные фразы клиентов. Примерно через три недели все наигрались и уже без особого энтузиазма предлагали новости в канал, тогда я предложил создать «редакцию Клиента», в которой останутся самые креативные, и попытаться монетизировать канал, начав продавать рекламу. С тех пор у нас есть и бессменный «Клиентский» юмор, который мы транслируем, и постоянные рекламодатели.

Фото: Клиент / Telegram

«Клиент» в вашем случае — со своим фирменным «коллеги» — всегда выглядит как плохо знающий рынок заказчик, который постоянно треплет нервы подрядчику. Это все реальные фразы? Прилетали фидбеки от клиентов?

Лина: Поначалу канал состоял на 90% из живых примеров, у нас была завалена «личка», и мы выписывали фразы, чтобы не забыть запостить. Но за четыре года мы написали уже столько, что сейчас реальные фразы — это примерно 30% от всего контента. Остальное — наша фантазия.

Фидбеки прилетали, конечно. Например, один из клиентов одного банка говорит, что канал — это некий гайдбук, как не быть п*****м по отношению к подрядчику. Наш клиент (производитель смартфонов) писала, что все, что мы пишем, правда очень смешно и нелепо порой. Что канал очень четко обыгрывает «#жизу» и боль агентств, а также боль клиентов.

Тимур: Фантазия, которая тут же находит отклик в комментариях в духе «дааа, сегодня было такое». Бывало, что нам присылали фразу, мы ее публиковали, а потом клиент приходил в личные сообщения, настойчиво спрашивал, кто эту фразу скинул, и просил удалить. А недавно нам опять же прислали фразу, но через какое-то время вернулись и попросили не выкладывать, так как выяснили, что этот клиент подписан на нас.

Константин: Основная фишка канала заключается в пушах: человеку на телефон приходит уведомление с адским сообщением от «Клиента», которое начинается со слова «коллеги» — в этом была (и, надеюсь, есть до сих пор) определенная магия. Большинство вздрагивает, получая такие пуши, а потом приходит осознание и «жиза». И самое интересное, что «жиза» в 90% случаев находится даже в нашем собственном креативе (зачастую и в совсем сюрреалистичном). Думаю, что большую роль сыграл огромный агентский опыт, и мы, пройдя через всю эту боль, неплохо научились косплеить реальных «клиентов мечты». 

А еще был не очень приятный опыт, когда мы подставили коллегу, которая со встречи с клиентом привезла замечательный контент. Контент мы запостили буквально в течение пяти минут, и в течение следующих пяти минут прилетело сообщение от того самого клиента из серии «какого хрена». Были и слезы, и извинения, но в итоге все нормализовалось.

Лина Лобач
Лина Лобач

Почему у вас клиент всегда «не догоняет»? Почему бы иногда «не догонять» подрядчику?

Лина: Подрядчики очень часто не догоняют тоже, мы в том числе (смеется), наша коллега даже создавала канал «Агентство», но он не зашел. Видимо, в отношениях «клиент-агентство/фрилансер» больше боли, чем в обратных.

Сергей: В шутке всегда кто-то «дурак», в нашем канале — это клиент, так как у него всегда сильная позиция и он может позволить себе самодурство, манипулируя агентством. Отсюда и весь наш юмор.

Константин: «Клиент» — уже давно нечто нарицательное в интернете. Вокруг этого куча мемов, шуток, боли, слез. Честно говоря, ни разу не натыкался на мем про глупого подрядчика.

Фото: Клиент / Telegram

Как я понимаю, некоторые из вас как раз на стороне этого условного клиента и работают?

Сергей: Да, я на стороне этого условного клиента уже два года. Порой хочется написать в агентство комментарий в стиле нашего канала, но когда я понимаю, как это выглядит со стороны, пишу развернутый фидбек. 

Константин: До недавнего времени да. Но я был самым лучшим клиентом в мире. Есть пруфы.

К какой аудитории вы прежде всего обращаетесь в постах? К тем, кого мы условно называем «столичным креативным классом»? Редакции, рекламщики, копирайтеры, блогеры и т.п.? Еще шире?

Лина: Мы как-то проводили опрос, нам самим было интересно, кто наши подписчики. Конечно, большинство — жители столицы (51%), 10% из Питера. При этом сотрудники агентств — 58%, представители клиентов — 18%. На нас подписано множество IT-специалистов, фрилансеров. Недавно ребята из TGStat проводили опрос, и мы чуть больше узнали про свою аудиторию.

Тимур: Думаю, для всех тех, кто хоть раз испытывал эту боль, то есть вообще для всех. Как говорится, клиентами не рождаются.

Фото: Клиент / Telegram

А вот эта пропасть между клиентом с деньгами и подрядчиком, который хочет эти деньги забрать, — она сегодня действительно большая, если мы говорим про рынок медиа, рекламы и т.д.? В чем причина этого частого недопонимания?

Лина: Мне тут достаточно сложно рассуждать, так как в моей практике все же отношения строятся на партнерских началах. Обе стороны стремятся к созданию качественного продукта, поиску эффективных решений. Вот, например, Сережа и Костя — мои клиенты, и у нас не было такого, что я со стороны своего агентства пытаюсь забрать деньги ребят, а они пытаются их мне не отдать. Так и с другими клиентами — приходят за решением задач, советами, а мы, конечно, стараемся максимально помочь. Поэтому отношения строятся на взаимном доверии.

Тимур: Плюсую, но хочу добавить, что так чаще всего бывает с крупными клиентами и проектами и эта история вообще не про деньги, а про создание качественного и крутого продукта. Однако на моем опыте получается так, что чем меньше клиент, тем меньше у него понимания, что он вообще хочет получить от агентства, зато он совершенно точно знает, сколько хочет за это заплатить. Впрочем, это становится понятно уже на этапе брифа.

Сергей: Думаю, что зачастую причина этой пропасти в том, что агентства готовы забрать бюджет сразу, а уже после думать, как же им реализовать проект. А клиенты, наоборот, имея бюджет, сами до конца не понимают, что же они хотят получить. 

Константин: Кажется, что это довольно обычная история: клиент хочет потратить как можно меньше и получить максимально крутой продукт, подрядчик же хочет как можно больше заработать. И тут возникает противоречие или, если можно так выразиться, противоборство. Кроме того, я не думаю, что есть прямо пропасть между двумя категориями. Все очень сильно зависит от конкретных людей.

Сергей Бузилов
Сергей Бузилов

В чем вообще главная проблема индустрии, в которой вы работаете и над которой подшучиваете?

Лина: На мой взгляд, часто не хватает осознания того, зачем клиенты приходят в агентства, то есть если вы обратились к специалистам за экспертизой, которой у вас нет, вам не стоит говорить «делайте, как я сказал». Иначе какой в этом смысл? По этому поводу мы достаточно много шутим. Ну и, конечно, хочется большего понимания задач: зачем вы идете в агентство, какую свою задачу будете решать. Но опять же, в моей практике давно нет таких клиентов, наверное, мне очень повезло. И поэтому, думаю, мне не боязно признаваться, что я соавтор канала.

Тимур: Ну вот да, именно про это я и говорил выше. Мне попадаются клиенты разного калибра, но долгосрочные партнерские отношения складываются только в том случае, если обе стороны заинтересованы в создании чего-то крутого, а не только считают деньги.

Сергей: Проблем много, но думаю, что главное прослеживается из наших постов — нужно больше прозрачности в партнерских отношениях «клиент-агентство», где все уважают труд друг друга и считаются с предоставляемой экспертизой. Ну и самодурство, куда же без него.

Константин: Плюс еще много факторов: понты, низкая экспертиза, нежелание слышать друг друга и договариваться. А, ну еще глобальные офисы. Глобальные офисы — самое страшное зло.

Тимур Гаджиев
Тимур Гаджиев

У вас есть реклама. При этом канал достаточно узкопрофильный — рассчитанный, как кажется, прежде всего на профессиональное сообщество. Рекламодатель к вам почему идет?

Лина: У нас сконцентрированная аудитория, ее не так много, но все это — специалисты индустрии. Поэтому к нам, например, часто приходят за анонсами событий и мероприятий.

Сергей: Наша аудитория — сами рекламщики, и когда кто-то из них приходит за рекламой, они всегда и так понимают, на кого они ее будут направлять. В этом случае нам ничего дополнительно объяснять не приходится.

Можете какие-то цифры своих доходов от канала раскрыть?

Лина: Мы особо не ведем учет, если честно, так как для нас это не основной заработок. По моим оценкам, 1,5–2 млн руб. в год канал приносит.

Тимур: Подождите, нам что — за это платят?!

Сергей: Сейчас готовим канал к IPO, цифры раскрывать будем позже.

Константин: В целом несложно посчитать, у нас открытый прайс и всю рекламу тоже видно.

Фото: Клиент / Telegram

Ну хорошо, вас теперь знают за пределами индустрии. Что будете делать дальше?

Лина: Мы достаточно давно не можем преодолеть отметку в 50 тысяч подписчиков, надеюсь, сейчас исправим. Ну и, наверное, еще какое-то время будем получать вопросы, надеюсь, не претензии (смеется). Вообще мне кажется, у нас настолько абсурдные фразы, что себя мало кто может узнать.

Тимур: Дальше думаем про шоу «Клиент» вместо «Вечернего Урганта». Но пока, скорее всего, согласимся, если нас туда пригласят в качестве гостей. А вообще очень хочется простого человеческого, чтобы узнавали на улицах и подарили каждому по «Феррари».

Сергей: Подкаст? Свои курсы? Вечеринки «клиенты-агентства»? Возможно, что-то запустим уже в этом году. Запустили новый канал с Сашей Сысоевым (Александром Сысоевым — автором канала «Сысоев FM». — «РБК Стиль»), будем развивать и его.

Константин: Купаться в лучах славы, конечно же.