Стиль
Герои 16-летняя художница Настя Ковтун — о работе с американским Vogue и «Пятницей»
Стиль
Герои 16-летняя художница Настя Ковтун — о работе с американским Vogue и «Пятницей»
Герои
16-летняя художница Настя Ковтун — о работе с американским Vogue и «Пятницей»
Автопортрет Насти Ковтун и портрет Билли Айлиш
16-летняя жительница Пермского края Настя Ковтун стала самым молодым автором цифровой обложки американского Vogue, а теперь работает с телеканалом «Пятница». «РБК Стиль» публикует ее первое большое интервью.

«Мне 16, и я люблю рисовать», — написано в инстаграм-профиле Насти Ковтун, жительницы города Чайковский Пермского края. О том, что она стала самым молодым автором диджитал-обложки американского Vogue, нарисовав по просьбе редакции портрет своей любимой исполнительницы Билли Айлиш, Ковтун предпочитает умалчивать. О том, что стала сотрудником телеканала «Пятница»,  совместив работу с учебой в десятом классе, — тоже. «РБК Стиль» связался с Настей, чтобы узнать, как ее заметили на международном уровне, почему она недовольна своей работой и как относится к обрушившейся популярности. 

О художественной школе

Моя семья никак не связана с творчеством: мама — учитель английского, отчим — учитель физкультуры. В художественную школу я захотела пойти сама. Рисовала с самого детства, буквально с двух лет. Это единственное занятие, которое мне приносило и до сих пор приносит удовольствие. Однако в художественной школе я проучилась всего три года, бросила ее год назад. Первое время с радостью ходила на каждый урок, а потом поняла, что чувствую давление со стороны преподавателей. Во время экзаменов, которые проходят в конце каждого учебного года, я развешивала свои работы, смотрела на них и понимала, что половина будто выполнена не мной. То есть была переделана учителем. Мне не нравился такой формат работы, я хотела создавать что-то действительно свое — от начала и до конца. Поэтому приняла решение реализовывать себя самостоятельно, а родители его поддержали.

Обложка американского Vogue с рисунком Насти Ковтун
© instagram.com/kovtunnnastya

О конкуренции

В нашей художественной школе конкуренция, безусловно, присутствовала. Но учителя говорили, что мы должны соревноваться не друг с другом, а сами с собой. Не нужно смотреть на остальных, на их успехи, потому что у каждого человека свои способности и свой темп развития. Я с этим полностью согласна.

О поиске своего стиля

В школе нас обучали различным техникам: как правильно ставить пропорции, строить перспективу. Но на большинстве уроков мы рисовали только горшки, а мне хотелось работать с людьми, человеческими лицами. Поэтому сейчас, конечно, мои рисунки кардинально отличаются от тех, что я делала в художественной школе. Я не знаю человеческих пропорций, ничего не измеряю, не запариваюсь по поводу техники — рисую так, как вижу. Для меня рисование, как и в детстве, — это отдых, веселье. А во время обучения в художественной школе я воспринимала это как работу.

Думаю, благодаря свободе самовыражения у меня сформировался собственный стиль. Я этого не замечаю, но люди, которые видят мои рисунки, часто указывают именно на их уникальность. Считаю, что уникальный стиль заложен в каждом человеке с самого рождения. Просто нужно не придумывать что-то новое, а брать и развивать свое.

О разнице между воровством и вдохновением

Люди очень часто путают два понятия — своровать и вдохновиться. Лично для меня вдохновиться — это когда ты слушаешь музыку или смотришь фильм и выносишь из этого что-то личное. То есть у тебя появляются чувства, эмоции, которые ты переносишь на бумагу. Неважно, рисунок это или стихотворение. В этом случае можно сказать, что искусство порождает искусство.

О Билли Айлиш

Для меня главным вдохновителем стала Билли Айлиш. Я была в шоке, когда посмотрела ее интервью и узнала, что она начала строить свою карьеру в подростковом возрасте (Билли Айлиш 18 лет — «РБК Стиль»). Поняла, что тоже могу заниматься любимым делом и быть успешной с ранних лет. Только Билли выражает себя через музыку, а я — через рисование.

Понятно, что без поддержки родителей и в особенности брата (брат Билли Айлиш Финнеас О’Коннелл является соавтором и продюсером ее песен — «РБК Стиль») она бы не смогла всего этого добиться. Но Билли все равно безумно талантливая. Причем она не просто родилась такой, а еще и много над собой работала. На это способен каждый человек. Сейчас такое время, когда ты можешь показать себя через интернет, поэтому без разницы, где ты живешь — в городе Чайковский или в Лос-Анджелесе. Ты можешь выйти на высокий уровень, даже живя в деревне. Есть интернет, и о тебе могут узнать люди по всему миру.

О предложении Vogue

В моем Instagram много портретов разных музыкантов. Например, Одри Мики — начинающей исполнительницы, которая за последние полгода сильно выросла в карьерном плане. Или Сабрины Клаудио — тоже певицы, но уже более крупного масштаба. Также это Трой Сиван, Лана Дель Рей, Tyler, The Creator. Но чаще всего я рисую Билли Айлиш. Делаю это не ради лайков, а чтобы Билли увидела мои рисунки и оценила. Я считаю, что на нее ежедневно выливается огромное количество хейта, поэтому хочется ее поддержать, порадовать, сделать немного счастливее. Интересно, что она действительно общается с фанатами, часто заходит проверить свой Instagram, читает комментарии, ставит лайки. Однажды — и я хорошо помню этот день — она лайкнула мой рисунок. Я кричала и бегала по всей квартире, у меня была куча эмоций. Когда любишь человека как фанат, такая отдача очень приятна.

Скриншот со страницы Насти Ковтун в Instagram
© vk.com/kovtun010104

Билли не подписалась на меня в Instagram, мы никогда не обменивались сообщениями, при этом она продолжала лайкать мои рисунки. И тут, в середине декабря, мне написал визуальный директор американского Vogue с предложением поработать над их проектом. Конечно, для меня это было очень неожиданно. Я начала расспрашивать, почему именно я, как он на меня вышел. И оказалось, что Билли должна была стать героиней мартовского номера Vogue и посоветовала меня в качестве художника для материала. Видимо, мои рисунки так часто попадались ей на глаза, что она меня запомнила и отметила.

Если честно, то сперва я подумала, что мне пишут мошенники. И единственная причина, по которой я согласилась на переписку, — это попытка понять, в чем будет суть их мошенничества. Они же должны получить какую-то выгоду — например деньги.

Уже в процессе общения команда Vogue прислала мне скан страницы журнала, где были прописаны имена всех сотрудников, а также указала свои аккаунты в Instagram. Я посмотрела, что профиль одной из девушек, фэшн-колумниста Лианы Сатенштейн, был верифицирован. И только тогда убедилась, что это реальные сотрудники, реальное предложение. Все серьезно.

О работе над обложкой

В день своего 16-летия, 1 января, я получила от сотрудников Vogue фотографию Билли Айлиш, с которой мне впоследствии нужно было сделать рисунок. Ее до сих пор нет ни у кого, кроме меня, Кейли Янг, которая тоже рисовала для номера, и самой редакции. На фотографии Билли была изображена по пояс в синей футболке Louis Vuitton. Снимок мне показался довольно странным, но я решила: раз это заказ, сделаю то, что просят.

Я работала над портретом в течение трех дней, он получился несколько стилизованным, нереалистичным. В ответ на присланный рисунок ребята из Vogue написали: «Настя, нам все нравится, но давай сделаем Билли другую голову, более приближенную к реальности». Они выслали мне макет, на котором тело с моего первоначального портрета было соединено с головой Билли с рисунка, который я выкладывала в Instagram еще в декабре. Попросили перерисовать именно так. В итоге получилось то, что вы сейчас видите на обложке.

Честно говоря, я очень переживала, когда отправляла редакции свой второй рисунок. Ведь он мне не нравился. И не нравится до сих пор. Голова на нем выглядит неестественно, ведь по сути ее приклеили с другого портрета.

Я думала, что Билли выбрала меня потому, что мой стиль рисования показался ей интересным. Потому, что она хотела видеть в материале нечто подобное. В ином случае можно было бы пригласить художника с более богатым опытом работы. Ведь я далеко не профессионал. Но в итоге рада, что все так получилось, и конечно, благодарна за этот шанс.

О популярности

О том, что мой рисунок будет именно на обложке, редакция Vogue меня не предупредила. Я узнала об этом вместе со всей планетой. Новость была слишком неожиданной, я была морально к ней не готова. Но я всегда хотела получать много внимания, хотела быть признанной. Поэтому в принципе быстро свыклась с ажиотажем, который окружал меня в эти дни. Помогло еще то, что 5 февраля, через пару дней после публикации обложки, в моей школе начался карантин. У меня было достаточно свободного времени, чтобы ответить на комментарии, съездить на встречи.

Когда я пришла в школу после карантина, поняла, что отношение ко мне особо не изменилось. Наше учебное заведение устроено так, что на каждом уроке меняется состав группы. То есть на математике ты сидишь с одними ребятами, а на английском — с другими. Какого-то плотного частого общения заводить не удается. Ученики, с которыми наше расписание совпадает, за меня рады. Мои друзья и родители — тоже.

Наверняка есть люди, которые завидуют, но мне все равно. В комментариях иногда пишут, что мой рисунок для обложки посредственный, в нем нет ничего особенного, есть куда более профессиональные художники. Я с этими суждениями абсолютно согласна. Но комментаторы не всегда понимают, что уметь рисовать и делать так, чтобы твои рисунки заметили, — это разные вещи. На то, чтобы Билли увидела и оценила мои работы, было потрачено много времени. Постоянно проводить время в социальных сетях непросто. Это надоедает.

О рисовании на заказ

Раньше ко мне обращались с просьбами нарисовать человека на заказ, но редко. Сейчас это, конечно же, происходит чаще. Но я никогда не соглашаюсь на такую работу. Повторюсь, что не являюсь профессионалом, поэтому не беру на себя ответственность нарисовать похожий портрет. К тому же, мне куда интереснее рисовать чисто для себя, получать удовольствие. Искусство должно быть эгоистичным, иначе какой в нем смысл?

О работе на «Пятнице»

Сейчас я беру заказы более крупного плана. В том числе для телеканала «Пятница». Как-то вечером, разбирая запросы в «директе» в Instagram, увидела сообщение от Бориса [Волкова], ведущего продюсера «Пятницы». Он пригласил меня в Москву, чтобы познакомить с процессом съемок и самой редакцией. В итоге я получила предложение рисовать иллюстрации для промо и рекламных материалов телеканала, в том числе в интернет-среде.

Сейчас я уже работаю в качестве официального сотрудника «Пятницы». У меня есть наставник, арт-директор телеканала. Совсем скоро выйдет моя первая работа для диджитал-проекта. Я смогу показать ее всем.

Работа осуществляется дистанционно, я продолжаю учиться в десятом классе. Но мы с мамой думаем над тем, чтобы перевести меня на неполное домашнее обучение: предметы, которые я планирую сдавать в качестве ЕГЭ, буду посещать в школе, а остальные, базовые, изучать сама. Пока это все только обсуждается, но я бы очень хотела, чтобы на учебу и на работу у меня уходило одинаковое количество времени. Чтобы они были для меня равнозначными.

О планах на будущее

Раньше я планировала поступать в университет, связанный с изучением иностранных языков, с лингвистикой. Но при этом не хотела бросать художественное дело. Однако после произошедших событий, когда все настолько сильно изменилось, я все чаще думаю, что моя профессия будет связана с рисованием. В любом случае до поступления в вуз еще полтора года — я успею подумать и понять, чего именно хочу.

О влиянии на сверстников

Я не думаю, что становлюсь для подростков таким же примером, как Билли Айлиш. Но даже если это так, то только потому, что я занимаюсь любимым делом и не стараюсь быть кем-то другим. Моя жизнь от этого никак не меняется, я не чувствую за это ответственность. Просто буду продолжать делать то, что и раньше, — рисовать.