Стиль
Герои Эмин Агаларов — о Isabel Marant и пении как лучшем способе переключиться
Стиль
Герои Эмин Агаларов — о Isabel Marant и пении как лучшем способе переключиться
Герои
Эмин Агаларов — о Isabel Marant и пении как лучшем способе переключиться
Эмин Агаларов
© пресс-служба
В «Крокус Сити Молле» открылся первый в России монобрендовый бутик Isabel Marant. Мы встретились с первым вице-президентом Crocus Group Эмином Агаларовым и узнали, как ему удается привлекать премиум-бренды.

Открыть бутик Isabel Marant — решение смелое, учитывая, что рынок люксовых товаров нестабилен, а «Крокус Сити Молл» находится на МКАД, — и принадлежит оно вице-президенту Crocus Group Эмину Агаларову. Прогнозы самые оптимистичные, и в случае успеха бизнесмен планирует открыть еще несколько магазинов в Москве. При этом фэшн-направление Агаларов давно не считает приоритетным, а помимо семейного у него есть еще несколько собственных бизнесов — девелоперский и ресторанный, а также медиахолдинг «Жара». «РБК Стиль» поговорил с ним о том, какой сегмент приносит наибольшую прибыль, чем может быть полезен кризис и возможно ли думать о квартальных отчетах, выступая на сцене.

Из чего сегодня состоит Crocus Group?

У нас несколько направлений. Первое — торговые центры VEGAS и «Крокус Сити Молл». Это направление курирую я — от стройки до кадров. Есть «Крокус Экспо», «Твой дом» — отдельные направления со своими кураторами. Это если говорить про большие куски, но есть и много второстепенных проектов — такие, как океанариум, ресторанное направление, гостиницы, фитнес, недвижимость, есть бренд «Жара» и все что с ним связано. И есть направление фэшн. В «Крокус Сити Молле» у нас много собственных бутиков, часть мы развиваем в центре города за пределами наших площадей — John Varvatos, G-Star RAW и другие.

Какой сегмент сейчас в приоритете?

Точно не фэшн. Он в конце списка. Во-первых, потому что мы немного утратили к этому направлению интерес. Во-вторых, этот бизнес трудно масштабировать, он подвержен влиянию слишком многих факторов и, как ни странно, во многом зависит от удачи. При этом строительство — более фундаментальный и прогнозируемый бизнес. Особенно если ты разбираешься в том, сколько стоят бетон, арматура и так далее. Можно ошибиться и купить землю по завышенной цене, переплатить за согласование, но в целом всегда можно продать готовый объект за те деньги, за которые он был построен. Глобально в строительстве трудно прогореть. И возьмем торговый центр, одно только содержание которого каждый месяц обходится очень дорого. Поэтому сейчас я сконцентрирован на перспективных сферах и тех, которые приносят дивиденды — к примеру, на телеканале и радиостанции «Жара» вместе с одноименным фестивалем и премией.

Что приносит наибольшую прибыль?

Сейчас ситуация довольно критическая, и если какой-то сегмент приносит прибыль, то мы направляем ее на погашение тела кредита. Компания работает в режиме сокращения расходов, и все нацелено на выполнение наших кредитных обязательств. Практически никакого глобального развития.

Звучит пессимистично.

Такое время. И мы этот цикл проходили несколько раз за последние 30 лет. Когда компания развивается и приносит прибыль, многие моменты упускаются из виду. В то время как кризис дает возможность сократить расходы, избавиться от бизнесов, которые тянут на дно, и сконцентрироваться на перспективных. Ничего пессимистичного в этом нет, это сегодняшние реалии, и с ними нужно работать.

© пресс-служба

Чувствуете ли вы снижение продаж в сегменте фэшн? И если да, то как реагируете, меняете ли портфель марок?

Фэшн действительно провис, и все игроки рынка это понимают. Если говорить о «Крокус Сити Молле», представляющем бренды класса люкс, то нам всегда было сложно. Бренды хотели открывать бутики в центре, а не на МКАД. Первое время у нас действительно было мало людей, но со временем ситуация изменилась и нам удалось заполучить крупных игроков. Кроме того, мы понимали, что помимо понятных брендов, вроде Chanel и Prada, нам нужны трендсеттеры. Когда Chloe и Celine были суперпопулярными, я гнался за ними, и именно в «Крокусе» открылись их первые бутики. (Не только в Москве, но и в России.) Я уговаривал представителей брендов, и, как правило, мы не ошибались. Интересный факт — выручка в ресторане Nobu в «Крокусе» больше, чем в Nobu в Столешниковом переулке. Такая же ситуация и со многими модными брендами. Если говорить о сегодняшнем дне, то недавно в формате поп-ап работал Louis Vuitton, и сейчас мы обсуждаем открытие полноценного пространства в «Крокусе». Аналогичная ситуация с Burberry. Isabel Marant, бутик которого открылся недавно, — тот самый бренд-трендсеттер, ради которого определенно стоит поехать в «Крокус».

Легко было с ними договориться?

Не могу сказать, что с Isabel Marant были какие-то сложности. Договорились мы легко, а вот строительство бутика оказалось непростым процессом. Но «Крокус» предназначен как раз для таких брендов — со своим ДНК и философией. В среднем мы предоставляем ячейки по 150 кв. м, на такой площади бренду есть где развернуться и показать себя во всей красе.

Как вы думаете, что привлекает людей в «Крокусе»? Почему они едут именно сюда?

Прежде всего атмосфера. Ведь у нас есть зимний сад, в котором растет пять тысяч самых разных тропический растений. И я не устаю шутить, что ночью в торговом центре гораздо больше людей, чем днем, потому что на работу выходит весь персонал — и ботаники в том числе, которые ухаживают за растениями. Здесь до сих пор живут и вьют гнезда птицы, которые залетели, когда мы работали над остеклением. «Крокус Сити Молл» — уникальное место еще и потому, что все, кто занимается его управлением во главе с Аразом (Араз Агаларов — владелец группы компаний Crocus Group. — «РБК Стиль»), любят приходить сюда. Здесь есть ощущение лобби дорогого отеля. Вечерами мы ужинаем с друзьями, днем проводим встречи и пьем кофе, и каждый наш визит заканчивается списком улучшений: поменять мусорные баки, приглушить свет, сделать температуру более комфортной, а вентиляцию не такой шумной, пересадить или постричь дерево. И так каждый раз. Мы следим за ним, как за собственным домом, люди это чувствуют и приходят к нам как будто в гости.

ГУМ, ЦУМ — ваши конкуренты или союзники?

Никогда не считал их конкурентами. Нас трудно сравнивать, потому что они находятся в центре города. ГУМ — очень туристическое место, там всегда гуляет много людей, и мне кажется, москвичи неохотно ездят туда на шопинг. ЦУМ — совсем другой вид шопинга, это большой department store. Если покупатель хочет более эксклюзивное обслуживание, спокойную атмосферу, он скорее выберет нас или бутики Столешникова переулка.

Сегодня многое решают технологии. Разрабатываете ли вы какие-то уникальные сервисы?

У нас есть приложение, системы лояльности, что-то уже реализовано, что-то находится в процессе разработки. Нужно понимать, что у «Крокуса» довольно взрослая аудитория и она неохотно пользуется всевозможными программами и приложениями, для нее все это сложно. Вообще, для клиента люксового «Крокуса» это не так важно и принципиально, как, к примеру, для клиента VEGAS'а — там мы уделяем гораздо больше внимания всевозможным нововведениям.

Араз Агаларов в интервью РБК сказал: «Я очень неудобный — всегда говорю правду». Какой у вас стиль руководства?

Сложный вопрос. Для меня всегда важен результат, успех моих проектов (финансовый в том числе). Поэтому, если в какой-то момент мне нужно быть строгим, я буду строгим, негодяем — буду пытаться им стать. Но стараюсь добиться своих целей без повышенных тонов, мне повезло с командой. Я не работаю с теми, с кем мне неприятно, или с теми, кто мне не нравится.

Прислушиваетесь ли вы к интуиции, принимая решения?

Я расчетливый человек и хочу видеть реальные цифры в привязке к моим проектам. Вот Араз, наоборот, любит следовать своей «чуйке» и не обращает внимания на прогнозы и цифры. Интуиция его не подводит.

Какую цель вы преследовали, покупая глянцевый журнал «ОК»?

На тот момент у меня уже был журнал «Жара Magazine», и покупка «ОК», с одной стороны, дала оптимизацию по его расходной части, а с другой — рекламный инвентарь, который я могу использовать применительно к тому же «Крокусу», VEGAS'у и так далее. Поэтому, по моим подсчетам, эта сделка для меня уже безубыточная, а в перспективе я планирую сделать ее еще и доходной.

Что для вас лучший отдых и как вы переключаетесь?

Лучшее переключение для меня — это взять своего маленького ребенка на руки. Я очень люблю детей, это лучшее, что у меня есть. Мои старшие выросли, и с ними уже совсем другая форма общения, скорее дружеская. Еще для разрядки важен спорт. А самое главное, что есть у меня и чего нет у других коммерсантов, — это возможность выйти на сцену и погрузиться в мир музыки. В поисках новых ощущений люди прыгают с парашютом, вскарабкиваются на горы, а я могу каждый день выходить на сцену и получать колоссальное удовольствие. А еще это полная перезагрузка мозга — когда я пою песни о любви, я просто не могу думать о квартальных отчетах.