Герои «Мы — новый Берлин». Создатели отелей Rooms о Тбилиси и современной Грузии
Герои «Мы — новый Берлин». Создатели отелей Rooms о Тбилиси и современной Грузии
Герои
«Мы — новый Берлин». Создатели отелей Rooms о Тбилиси и современной Грузии
Леван Берулава и Валерий Чехерия
© пресс-служба
Журнал Time недавно включил отель Stamba — новый гостиничный проект компании Adjara Group (именно ей принадлежат грузинские дизайн-отели Rooms) — в список лучших мест 2018 года. Ксения Наумова расспросила топ-менеджеров компании о бизнесе и Грузии.

В последние несколько лет Грузия, что называется, «на топе». Грузинская мода и современное искусство, модные оранжевые вина и техно-клубы — все это отлично легло на наши традиционные представления о Грузии как о стране, где больше всего на свете любят принимать гостей и петь хором. Даже американские путешественники наконец затвердили, что Georgia — это не только южный штат США, но и небольшая горная страна в Восточной Европе.

Все это произошло не само по себе, а усилиями определенного поколения грузин — в основном тех, кто застал трудные 1990-е, успел пожить и поработать за границей, и наконец решил вернуться в Грузию — с новыми знаниями и желанием сделать красиво.

В этом поколении есть свои лидеры, свои звезды, свои идеологи. Леван Берулава и Валерий Чехерия — как раз из их числа: занимаясь своим делом, они на самом деле меняют имидж страны на мировом уровне.

Леван и Валерий — топ-менеджеры гостиничной компании Adjara Group: об их проекте Rooms не слышал разве что ленивый. «Автор идеи» Rooms и владелец компании Темур Угулава понимал, что команда должна состоять из людей международного формата, которые умеют взглянуть на свою страну со стороны и быстро понять, что интересно гостям из других стран, а чего не хватает. Леван и Валерий с этим явно справляются: новый, только что открывшийся отель компании был отмечен самим журналом Time.

Но главное — они сумели превратить отели в порталы, через которые туристы попадают в новую Грузию — молодую, модную, энергичную и талантливую.

Мы поговорили с Леваном и Валерием о том, как изменилась Грузия за последние годы.

 

Расскажите по паре слов о себе, о своих биографиях

Леван Берулава: Нам обоим по 37 лет, так что мы c Валерием из одного поколения. Я родился в Сухуми, где в 1990-е, как вы знаете, был военный конфликт. 1990-е для Грузии вообще были мрачным временем — коррупция, не хватало газа и электричества, плюс все прочие проблемы, которые были во всем регионе. Моя семья уехала в Киев, я вырос там. В Тбилиси я вернулся поступать в университет, окончил его по специальности «Международные отношения», потом учился в Брюсселе и Стамбуле. После Революции роз, в 2003 году вернулся в Грузию, потому что хотел участвовать в развитии страны. Работал сначала в Министерстве евроинтеграции, потом в Министерстве финансов. Через два года уехал в Нью-Йорк и поступил в Колумбийский университет получать новую специальность. Мы там учились вместе с Валерием. Он вернулся в Грузию в 2011 году, я — в 2014-м, когда открывался Rooms Tbilisi.

Валерий Чехерия: Я, как и Леван, еще застал Советский Союз. Мы росли в очень интересное время. После того как СССР развалился, нужны были люди, которые создали бы новое правительство, новую инфраструктуру. Я получил юридическое образование, работал в Министерстве экономики и в Министерстве финансов, а потом уехал учиться в Колумбийский университет. Но мы всегда хотели быть частью процесса возрождения страны, всегда хотели вернуться и работать здесь. Нью-Йорк — отличное место, чтобы понять, чем ты хочешь заниматься в жизни. И чтобы начать лучше понимать свою страну. Мы всегда знали, что должны что-то сделать для Грузии.

Л.Б.: В 2004-м мы оба участвовали в разработке очень важных реформ. Современная Грузия вообще родилась в 2004 году.

Как создавалась Adjara Group и бренд Rooms?

В.Ч.: В Нью-Йорке мы познакомились с Темуром Угулавой, бизнесменом и нынешним владельцем Adjara Group. Это человек с выдающимся мозгом. Мы хотели создать компанию, которая сочетала бы локальный колорит и международный уровень сервиса. Чтобы путешественники могли понять и почувствовать страну, культуру, еду, открыть для себя Грузию. Мы создавали отели «как для себя» — такие, как нам нравятся, в которых мы сами чувствуем себя комфортно.

Мы считаем себя космополитами, но корни наши, конечно, в Грузии. У нас хорошее образование, международный опыт — и все это мы привезли сюда. Я думал, что вернусь в страну своего детства. Но после Нью-Йорка я смотрел на нее совершенно другими глазами. Я увидел массу новых возможностей.

В 2011-м мы открыли Rooms Kazbegi — отель в горах, и это с самого начала был проект с социальной ответственностью. Когда мы впервые приехали в Степанцминду, где находится Казбек, там не было никакой жизни — у людей не было работы, многие уехали в Тбилиси. Это была глухая провинция. Но мы увидели потенциал. У Грузии нет ни газа, ни нефти, наш главный капитал — это наш образ жизни, вино, еда, природа, и этим мы можем поделиться с путешественниками. В Грузии ведь считается, что каждый гость — это божий дар. Мы так и относимся к нашим гостям — как к божьему дару, это в нашем ДНК. При этом мы понимали, что людям, которые приезжают в Грузию, интересно увидеть современное гостеприимство. Да, у нас много всего прекрасного, но это надо уметь преподать. Мы мечтали создать такой супергрузинский бренд. Мы не хотели делать роскошный пятизвездочный отель. На Казбеке важно почувствовать местность. Там очень красивые горы, природа — и никакой инфраструктуры.

Здание, которое сейчас занимает Rooms, — бывший советский санаторий. Мы смогли его превратить в уютное пространство с современным дизайном: например, использовали в интерьере много дерева. Но главное — мы переосмыслили общественные зоны. Например, создали такое лобби, чтобы в нем хотелось провести весь день, чтобы каждый гость почувствовал себя хозяином, который встречает вновь прибывших. В ресторане у нас был общий стол, в американском смысле этого слова — communal table. Постсоветские люди в те годы хотели какого-то VIP-отношения — отгородиться, сидеть отдельно. Люди боялись громко разговаривать о своей жизни. И мы решили — нам нужен общий стол. Неважно, какой ты религии, какие у тебя взгляды, гей ты или натурал, — мы должны сесть за один стол и поделиться своими историями. Нам не надо ничего прятать.

В Rooms Kazbegi есть еще огромная терраса с видом на горы. На этой террасе можно просидеть хоть целый день, знакомиться с людьми, рассказывать друг другу о своих путешествиях, обмениваться советами...

У Грузии нет ни газа, ни нефти, наш главный капитал — это наш образ жизни, вино, еда, природа, и этим мы можем поделиться с путешественниками.

То есть вы фактически меняете ментальность страны?

В.Ч.: Что нам уже удалось изменить — это отношение молодежи к работе в сфере гостеприимства. Раньше молодые люди не хотели идти работать официантами или горничными. Это было не престижно. А мы создали место, где мы все вместе делаем что-то классное. Леван у нас отвечает за рекрутинг. Мы не говорим сотрудникам: «Приходите к нам работать». Мы говорим: «Приходите, давайте развиваться вместе, тусоваться вместе, вместе развивать классный бизнес — и нашу страну».

Л.Б.: Мы набираем молодых людей из разных тбилисских вузов, в основном из творческих. Берем тех, кто никогда до этого не работал в гостиничном бизнесе, и обучаем с нуля. Cейчас Adjara Group считается одним из лучших работодателей в Грузии. Мы внушаем молодым сотрудникам, что они должны работать и зарабатывать. Грузия ведь очень традиционная страна. Ты можешь жить с родителями столько, сколько захочешь, и родители будут давать тебе деньги, пока они у них не закончатся. А мы им говорим: посмотрите, как живет молодежь в Нью-Йорке, Лондоне. Ты молод, ты студент, ты можешь заработать денег, снять квартиру и в двадцать лет ты уже можешь жить самостоятельно. Ну или хотя бы в двадцать пять. Ты не просто можешь, ты должен строить свою жизнь, зарабатывать деньги, чтобы иметь возможность пригласить свою девушку или молодого человека на свидание, а не просить на это денег у мамы.

В.Ч.: Кстати, наш проект Fabrika, хостел и арт-пространство в здании бывшей швейной фабрики, мы с партнерами создавали именно с этой мыслью. Это не просто хостел, это место, где грузинская молодежь может тусоваться, знакомиться. Ведь когда ребята из других городов приезжают в Тбилиси, у них нет денег на гостиницу, они живут у родственников. То есть они не общаются с людьми своего круга и возраста, они ничего не узнают о городе. Многие просто возвращаются домой. В Fabrika, где есть комнаты на четыре, шесть и десять человек, у этих молодых грузин есть возможность познакомиться с ребятами из других стран — из Европы, России, Украины, даже из Китая. И они могут пригласить своих новых друзей в свой город или деревню, рассказать им о Грузии. Сейчас ведь туризм развивается во всех грузинских регионах. Кроме того, такое общение помогает лучше понять самих себя.

Знаете, я помню, когда мне было 15 лет, родители отправили меня в школу-пансион в Париже. Мои одноклассники из разных стран рассказывали о своих путешествиях, играх, о своей жизни. А когда пришла моя очередь, я им рассказал, как мы всю ночь стоим в очереди за куском хлеба. Для них это выглядело как драма, но для нас, тбилисцев, это была наша жизнь, и мы получали от нее удовольствие. У одного из соседей был генератор, и весь дом собирался по вечерам в одной квартире, мы сидели, разговаривали — и нам было хорошо. Да, мы росли вот в такой обстановке — и при этом были счастливы. А сейчас у молодежи гораздо больше возможностей, и мы хотим, чтобы они имели к ним доступ, чтобы они этими возможностями пользовались.

Проект Fabrika
© пресс-служба

Что такое для вас современная Грузия?

Л.Б.: Мы сочетаем наше западное образование, опыт, который получили за границей, с грузинскими традициями гостеприимства, с тем, что в нас заложено. Знаете, иногда люди, которые останавливаются в Rooms или приходят в наш ресторан Lolita, говорят мне: у меня такое ощущение, что я не в Грузии. Но слушайте, это и есть Грузия! Современная Грузия. Это создано грузинами, у нас работают грузины, на столе — продукты от грузинских фермеров.

Важная часть этой современной Грузии — это, конечно, клубная культура и клубная жизнь. Мы дружим с создателями самых знаменитых тбилисских клубов. Мы очень много работаем — я вот, например, на работе каждый день с девяти утра до часу ночи, — но любим и хорошо отдохнуть, потанцевать. Да, мы уже взрослые люди, но я считаю, что тусоваться надо как раз тогда, когда у тебя мозги на месте, когда ты действительно cool. Общение, социализация — это ведь важная часть моей работы и один из секретов нашего успеха. Мы знаем многих наших гостей лично, дружим с ними.

То есть про вас можно сказать, что вы попали в струю, в тусовку?

В.Ч.: Знаете, нам повезло: мы создавали Adjara Group в очень хорошее для Грузии время. Мы тогда занялись гостиничным бизнесом, одни наши друзья открывали клубы, другие — кафе и рестораны. Конечно, я не могу не упомянуть Демну Гвасалию: он очень много сделал для того, чтобы в мире узнали о Грузии. Он может с высоты своей позиции сказать: я — грузин. Потом и в Грузии запустилась Mercedez-Benz Fashion Week, которая стала очень престижной. И, конечно, помогает тот факт, что у нас молодое правительство, которое поддерживает подобные проекты.

Л.Б.: Все делают все возможное в своей области для того, чтобы Грузия развивалась. Мы в своей сфере видим по гостям, что это работает: люди возвращаются в Грузию снова и снова, ждут новых встреч с нетерпением. Наши друзья со всего мира обожают приезжать в Грузию, у нас все время появляются новые знакомые из числа гостей наших отелей. Нам это помогает развивать дальше наши проекты. Например, нашу фермерскую программу.

В.Ч.: Мы не так давно запустили программу поддержки местных фермеров — всю продукцию для наших ресторанов покупаем только у них. Сейчас мы пишем имена поставщиков в меню всех наших ресторанов: вы будете знать, что помидоры для вас вырастил такой-то фермер. И таким образом профессия фермера в Грузии становится престижной.

Л.Б.: Да, и наши фермеры знают, что бизнес растет, что у нас уже шесть отелей, и их будет еще больше — для них это означает постоянный спрос на их продукцию. Они работают с удовольствием. То есть мы развиваем не только свои отели — мы помогаем развивать коммьюнити. Например, в деревне, где находится Rooms Kazbegi, половина жителей работает в нашем отеле, а вторая половина занята в туристическом бизнесе.

Иногда люди говорят: "У меня такое ощущение, что я не в Грузии". Но слушайте, это и есть Грузия! Современная Грузия.

В.Ч.: Мы верим в концепцию sharing is caring. Мы делимся своим бизнесом с другими. И в конечном счете это укрепляет экономику страны, а у нас появляется возможность сделать еще больше, наш бизнес становится более стабильным.

Л.Б.: Между прочим, Валерий в этом году был назван одним из молодых мировых лидеров на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Это значит, что он будет представлять Грузию на мировой сцене.

В.Ч.: Да, это отличная площадка, чтобы рассказать о Грузии, привлечь в страну туристов и инвестиции, рассказать о том, что это страна, в которой обожают гостей, рассказать о нашей компании — кто мы, что мы делаем.

А планируете ли вы открывать новые отели в других регионах Грузии?

Л.Б.: Тут надо сказать еще пару слов об истории компании. Вообще, история Adjara Group Hospitality началась с нынешнего отеля Holiday Inn в Тбилиси, которым мы тоже управляем. В советское время это было здание отеля «Аджара» — отсюда и название. Holiday Inn — часть IHG, InterContinental Hotel Group. В какой-то момент мы получили франшизу на открытие InterContinental в Тбилиси. Но к тому времени уже существовали Rooms и пользовались огромным успехом. Поэтому вместо InterContinental мы решили открыть еще один отель под грузинским брендом. Так родился отель Stamba, который открылся рядом с тбилисским Rooms. Следующий наш отель откроется в Кохта-Митарби, это недалеко от Бакуриани. Это семейный летний курорт, а зимой там катаются на лыжах. Еще, вероятно, будет отель на Черном море, в Аджарии. Также совсем скоро планируем открыть небольшой бутик-отель с фермой в Кахетии, в нашем винодельческом регионе. Там у нас большая территория с плантациями миндальных деревьев и клубничными полями — как раз сегодня в наш тбилисский ресторан привезли оттуда первую партию клубники.

В.Ч.: В будущем мы хотели бы открыть Rooms в Сухуми. Вообще, в конечном счете все, что мы делаем, мы делаем для Грузии. Да, мы патриоты! Мы также планируем расширяться на международном уровне.

Л.Б.: Да, уже обсуждаем эти планы с друзьями и партнерами. Где будет зарубежный отель, пока не знаем — говорили с Алматы, Киевом, с Москвой, но это пока все на уровне разговоров.

В.Ч.: Также мы общались с потенциальными партнерами в Нью-Йорке, в Бушвике (быстро развивающийся район в Бруклине — прим. ред.). Где бы ни открылся Rooms, нам важно, чтобы он отражал характер того места, где он будет расположен. Конечно, мы мечтаем начать с Нью-Йорка, во-первых, потому, что это для нас источник вдохновения, а во-вторых, для того, чтобы иметь возможность отправлять туда наших сотрудников на стажировку. Некоторые из них никогда не были в Америке, и мы бы хотели дать им этот опыт.

Л.Б.: У нас в команде очень дружеские отношения — мы все вместе ходим танцевать в клубы. Да, пусть я управляющий директор всех отелей, а Валерий — CEO компании, но они молоды и однажды могут стать кем угодно. На каких бы позициях мы ни работали, все равно в конце дня мы все садимся за один стол. Мы все люди, все заняты одним общим делом, и мы должны получать от этой работы удовольствие.

В.Ч.: Что касается новых проектов, мы готовы общаться и с партнерами в своем регионе. Я всегда говорю московским друзьям — у вас в Москве куча отличных ресторанов, клубов, но при этом очень мало хороших отелей. Почему так?

Как вам кажется, что будет с Тбилиси через пять лет?

В.Ч.: Мне кажется, Тбилиси станет еще более важным культурным и арт-центром и станет еще известнее в мире. А еще это будет очень важное направление гастрономического туризма!

Л.Б.: В американском Forbes недавно вышла статья «Berlin is out, Tbilisi is in». Так что даже не через пять лет, а уже сейчас мы — новый Берлин. А через пять лет город станет еще более современным и развитым. Но обязательно сохранит аутентичность и характер!