Жизнь Почему вам не нужно увлекаться тайм-менеджментом и продуктивностью
Жизнь Почему вам не нужно увлекаться тайм-менеджментом и продуктивностью
Жизнь
Почему вам не нужно увлекаться тайм-менеджментом и продуктивностью
Кадр из фильма «Брюс Всемогущий»
© kinopoisk.ru
Мир помешался на тайм-менеджменте и стремлении стать продуктивнее. Испытав на себе различные техники повышения собственной эффективности, журналист Сергей Король готов признать их несостоятельность.

У Иоанна Богослова было четыре всадника Апокалипсиса: Чума, Раздор, Голод и Смерть. Люди веками ждали костлявых наездников, но, кажется, они пришли к нам в иной форме. Всадники Апокалипсиса XXI века — это Йога, Смартфон, Кредит и — самый главный и страшный из всех — Тайм-менеджмент.

Люди создали искусство быть продуктивным, но не заметили, как оно вырвалось из-под контроля и сожрало их изнутри. Все вокруг сошли с ума и старательно закапывают себя в дела. Один знакомый долго искал в своем рабочем календаре 20-минутный свободный интервал для телефонного звонка, а потом грустно воскликнул: «Сорян, даже обед занят!» Другой знакомый придумал метод 10-10 — он начинает работу в 10 утра и заканчивает в 10 вечера. Третий рассказывал про рекорды грузоподъемности среди лошадей: якобы лошадь тащит пустую телегу, в которую постепенно докладывают мешки с песком. Где лошадь встала — там у нее и рекорд. Я на этой истории даже не улыбался. Я прекрасно знаю, что чувствует эта лошадь.

Мое увлечение тайм-менеджментом и продуктивностью довело меня до занятий с психотерапевтом. Я установил десяток программ, прочитал десяток книжек и сотню статей о том, как нужно успевать больше, и понял, почему все это — полная ерунда. Расскажу, что понял: возможно, это сэкономит вам немного времени.

«Я должен»

Часто потребность сделать больше возникает от ощущения, что все вокруг классные и эффективные, а один я — расслабленный мерзавец.

Например, знакомый в интервью рассказывает о своем новом проекте и о том, как делал его сутками, и я думаю: «Вот это правильный подход, а я тут вожусь». Или коллеги старательно просят поработать вечерком, доделать задачу на выходных. Или в фейсбуке пишут очередные посты с успехами за год или месяц, а у меня таких не водится.

Мне кажется, что мы живем в мире, где людей оценивают исходя из относительных и субъективных качеств. Если в темные века человек представлялся родством, позже — верой, то сейчас он представляется профессией и успехами в ней. Делаешь много, рассказываешь об этом, не отстаешь — ты молодец.

Как спастись. Прежде всего я поговорил с коллегами и объяснил, что работа на износ выматывает меня, что толку от этого немного — качество падает. Пару раз они не поверили, и я это с удовольствием продемонстрировал.

Чтобы не ревновать к успехам коллег и конкурентов, я стал хвалить их. Когда кто-то пишет пост в фейсбуке, я реагирую: «Горжусь тобой, старик!» Сперва не верил, что это работает, но терапевт убедил. Со временем внутри действительно что-то переломилось, и я научился радоваться за других. Когда радуешься, то не ревнуешь, и останется больше сил для своих дел.

«Предварительная жизнь»

Другая особенность, которая вымотала меня, — фантомное ощущение, что сейчас стоит поработать и сделать дела ради какого-то этапа жизни, который последует за этим: «Вот потом я смогу и увлечениями заняться, и от работы отдохнуть». Но все это оказалось обманом. Терапевт рассказала, что погоня за «другой» жизнью приводит людей к кризису среднего возраста: силы кончаются, а новый этап все не наступает.

Как спастись. Для начала я заставил себя ежедневно заниматься делами, которые мне интересны и которые обычно откладывались под ворохом рабочих задач. Я полтора года не читал книги, потому что было некогда, и это ужасно. Теперь «Читать 30 минут» вошло в список задач наравне с рабочими делами. Понятно, что это шоковая терапия, но привычке следует закрепиться.

«Поток» Чиксентмихайи убедил меня, что в будущем не будет больше времени, чем есть сейчас, и что уровень счастья равномерно распределен по этапам жизни человека. С одной стороны, понимание того, что потом будет так же, заставило делать что-то прямо сейчас. С другой — дало гибкость не требовать эффективности от себя так строго, ведь неэффективные люди счастливы точно так же. Вообще делать что-то, не обещая себе, оказалось отличной тактикой.

Бесконечный марафон

Основа тайм-менеджмента — ежедневное выполнение списка дел. Утром вы открываете список, выбираете задачу, делаете ее, а потом повторяете, пока они не кончатся.

В такой концепции есть ловушка. Смыслом работы становится выполнение всех задач, обнуление списка. Когда все таски закрыты, мы чувствуем удовлетворение. Когда работа осталась — разочарование. Из-за этого возникает стимул доделать все дела любой ценой: посидеть допоздна, поработать на выходных. Это опасно. Когда человек фокусируется на цели и не обращает внимания на окружающую обстановку, то не замечает своего истощения и попадает в беду. От такого часто гибнут фридайверы. Они думают только о метке на глубине, которую нужно забрать с собой, стараются донырнуть до нее любой ценой. Из-за этого игнорируют сигналы организма, который кричит о критическом состоянии. Некоторые теряют сознание и гибнут с мыслью о метке, даже не замечая этого.

Кадр из фильма «Брюс Всемогущий»
© kinopoisk.ru

Как спастись. Я нашел несколько способов выбрать нужное из бесконечного марафона. Во-первых, я ограничиваю список дел. Сегодня я делаю только те задачи, которые в нем, а все новые отправляются на другой день. В списке 7–10 пустых ячеек, не больше. Размер списка подбираю по собственному ощущению: как бы сделать все и не устать.

Во-вторых, я учусь избавляться от маловажных дел. Смотрю на список и думаю: «А что, если вычеркнуть задачу, не делая?» Если кажется, что ничего, вычеркиваю. Дэвид Аллен в сборнике эссе об искусстве приведения дел в порядок советовал время от времени вообще обнулять весь список. Действительно важные задачи напомнят о себе и вернутся в него.

И напоследок еще несколько вещей, которые я понял:

— нормально не любить свою работу, а просто менять время на деньги по выгодному для себя курсу. Ненормально только делать работу плохо;

— важно не то, сколько свободного времени останется, а то, на что я его трачу;

— если быть трудоголиком хорошо и это нравится — упаси боже что-то менять. Тайм-менеджмент-терапия годится для тех, кто устал;

— я не должен быть эффективнее или успешнее, если не хочу.