Стиль
Вещи Как зарабатывают на редких сумках и в какие бренды стоит инвестировать
Стиль
Вещи Как зарабатывают на редких сумках и в какие бренды стоит инвестировать
Вещи

Как зарабатывают на редких сумках и в какие бренды стоит инвестировать

Фото: alexanderwang.com; christies.com; архив пресс-службы
Мэтью Рубингер — ведущий эксперт аукционного дома Christie’s, специализирующийся на продаже редких сумок, посетил Москву по приглашению аукционного агентства Baltzer. «РБК Стиль» встретился с ним, чтобы разобраться, кто и зачем покупает винтажные сумки.

О том, почему люди покупают сумки на аукционах

Сегодня люди приобретают сумки в первую очередь для того, чтобы носить их, некоторые при этом задумываются, во что они вкладывают деньги: сколько будет стоить определенная модель через несколько лет и можно ли на этом заработать. Раньше такого точно не наблюдалось. 

Мэтью Рубингер
Мэтью Рубингер

 

О том, когда начался «сезон охоты»

Приблизительно 20 лет назад, в конце 1990-х, с появлением первых коллекционных сумок вроде Fendi Baguette или Louis Vuitton X Stephen Sprouse наметился серьезный сдвиг. Покупатели взглянули на эти аксессуары под другим углом, цены на рынке взлетели, и некоторые модели подорожали в два-три раза, поскольку больше не выпускались и их невозможно было купить.

Louis Vuitton X Stephen Sprouse
Louis Vuitton X Stephen Sprouse

В середине 2000-х возник такой феномен, как IT-bag, и каждый сезон появлялась та единственная заветная модель, которую ценители жаждали заполучить, — Chloé Paddington, Balenciaga City. Эти сумки были не только очень дорогими, но и выпускались лимитированным тиражом, и нужно было подгадать момент, чтобы успеть купить новинку. Но проходил сезон, и люди начинали сходить с ума по чему-то другому, а модель, за которой всего несколько месяцев назад охотились, обесценивалась.

В 2008 году наступил финансовый кризис, и люди начали серьезно задумываться о тратах. Вопрос, стоит ли тот или иной предмет своих денег, если в следующем сезоне он уже не будет иметь никакой ценности, остро висел в воздухе. Вот тогда и вернулись к классическим моделям, прошедшим проверку временем. Черная кожаная Kelly, коричневая Birkin, Chanel в бежевом оттенке. Эти сумки казались не только правильным вложением, но и выгодно отличались от всех модных сезонных новинок, которые были настолько броскими, что теряли свою привлекательность. Интересно, что, как только люди задумались о тратах, рынок «новых» сумок погрузился в кризис, тогда как винтажные модели начали расти в цене. Покупатели хотели приобретать что-то действительно ценное, оправдывающее свою стоимость.

SAC KELLY RETOURNÉ 32 EN CUIR GULLIVER NOIR, GARNITURE EN MÉTAL DORÉ HERMÈS, 1995
SAC KELLY RETOURNÉ 32 EN CUIR GULLIVER NOIR, GARNITURE EN MÉTAL DORÉ HERMÈS, 1995

К 2011–2012 году мы выбрались из кризиса, но начали тратить деньги с умом. К дорогим винтажным сумкам стали относиться, как к часам, украшениям, машинам и живописи. К тому моменту некоторые модели редких сумок выросли в цене, и к этому добавились новые факторы. Например, классические Kelly и Birkin имели ценность, но их стоимость менялась в зависимости от цвета или материала. Постепенно такие сумки стали все чаще появляться на рынке, и со временем тенденция только крепла. Сейчас есть две категории сумок: классические модели, стоимость которых никогда не меняется, — черные Birkin, Kelly и определенные модели Chanel. Вторая категория — настоящий заповедник очень редких экземпляров, сумок, выпущенных ограниченным тиражом, созданных из материалов, которые уже не используются. Как раз такие модели представляют главную ценность.

Фото: архив пресс-службы

Это сравнимо с аукционом часов. У коллекционеров уже есть Rolex Daytona, такие часы можно купить у любого аукционного дома, и клиенты хотят что-то особенное, вроде Paul Newman Daytona, принадлежавшие самому Полу Ньюману. В прошлом году они были проданы за $ 17,75 млн. Колоссальная сумма, покупать такие часы рискованно, но невероятно захватывающе. На рынке винтажных сумок сейчас происходит нечто похожее.

О главном бренде на рынке

Три наиболее важных бренда на данный момент — Hermès, Chanel и Louis Vuitton. Далее следуют Fendi, Gucci, Dior и другие Дома с историей. Для аукциона Hermès — бренд номер один. В процентном соотношении это огромный кусок. Впрочем, если взглянуть в общем и целом на вторичный рынок сумок, окажется, что Hermès не занимает такую уж большую долю. Аукционные дома, интернет-магазины, частные продавцы продают сумки брендов той или иной степени важности, но у них нет тех самых редких сумок, за которыми охотятся коллекционеры. Для нас это важно, потому что мы сосредоточены на нишевой истории, а сердце этой ниши — Hermès. На протяжении десятилетий они были лучшими в своем деле. Главный секрет Hermès — мастерство, качество, дизайн, стиль и ограниченный тираж. Сюда же можно добавить персональную историю некоторых сумок. Впрочем, я не уверен, что последний фактор — такой важный двигатель. У огромного количества других Домов тоже есть истории, они называли свои сумки именами звезд, но это не работало. Дело в том, что за один сезон нельзя создать легенду. Возможно, сумки Hermès не соответствуют каким-то остромодным трендам, но с точки зрения коллекционеров и ценителей, они — лучшее, что есть на рынке.

Джейн Биркин с сумкой Birkin Hermes
Джейн Биркин с сумкой Birkin Hermes

Некоторые бренды поняли, что нужно копировать стратегию Hermès, сконцентрировались на качестве, стали использовать редкие материалы, выпускают сумки лимитированным тиражом. Мы видим, как определенные марки растут в цене на аукционах, но Hermès задал настолько высокую планку, что все меркнет в сравнении. Возьмем крокодиловую сумку Fendi из относительно новой коллекции, которая продавалась в США пару лет назад за $ 2000, а теперь стоит 4000. Цифры не выглядят впечатляющими, а ведь сумка уже стоит в два раза дороже, что совершенно невероятно. Люксовые бренды двигаются в этом направлении, но цены Hermès настолько высоки, что внимание приковано только к ним.

О самой дорогой в мире сумке

Моя работа похожа на соревнование, а я очень люблю соревноваться. Я прикладываю массу усилий, чтобы аукцион Christie’s считался лучшим. Иногда не могу уснуть, думая обо всех предметах, которые хотел бы выставить на торги. Самый желанный лот, который мечтаю продать, — Bijoux Kelly. Знаете, мы очень гордимся, что продаем самые редкие в мире модели. Могу сказать, что Bijoux Kelly побьет все мыслимые и немыслимые рекорды. Это самая дорогая в мире сумка. Мне наконец удалось обнаружить два экземпляра, я знаю, кто из клиентов владеет ими, но вы же понимаете, я не могу прийти и сказать: «А вы знаете, что ваша сумка — самая дорогая в мире?». Это отдалит меня от цели, никто не расстанется с такой редкостью. Впрочем, уверен, что однажды все получится.

Если говорить о проданных сумках, то самая дорогая модель — белая Hermès Kelly Himalaya — из кожи аллигатора, с бриллиантами. Она била мировой рекорд трижды. Но стоит учитывать, что мы всегда выставляли ее в идеальном состоянии: ею никто не пользовался, на ней не было ни единой царапины или крошечного пятнышка. И вот впервые в Лондоне мы выставили не столь безупречный экземпляр.

Hermes Kelly Himalaya
Hermes Kelly Himalaya

Для нас история была не очень захватывающей, потому что сумка с мелкими дефектами даже близко не приблизится к рекорду. С другой стороны, это была возможность для настоящих ценителей и коллекционеров, не соревнующихся в ставках, заполучить ее, купить сумку, ранее проданную более чем за £ 200 тысяч, за 100 тысяч. Очень интересная ситуация и для коллекционеров, и для байеров, и для рынка в целом. Да, эта сумка не побьет мировой рекорд, зато точно побьет рекорд в Европе.

О других брендах, в которые стоит вкладываться

Так вышло, что французские Дома — лидеры на рынке. За ними следуют итальянцы, потом — американцы. На мой взгляд, некоторые не столь известные, как Hermès или Chanel, бренды могут со временем вырасти в цене. Интересный пример — Judith Leiber. Марка не очень широко представлена на мировых аукционах, но, на мой взгляд, у нее есть будущее. Правда, оно будет зависеть от того, какую стратегию бренд выберет сегодня.

Фото: Don Bartletti/Los Angeles Times via Getty Images

В прошлом году на аукционе Christie’s в Лондоне мы собрали целую коллекцию невероятных клатчей Judith Leiber: около 40 сумок выставили, как маленькие пирожные, пирамидой. Это событие никак не повлияло на рынок, но процесс был невероятно веселым и захватывающим из-за лотов — необычных, сияющих, забавных. И самое главное, покупатели хотели именно эти модели, потому что они были созданы самой Джудит Лейбер, оставившей бренд более двадцати лет назад.

Джудит Лейбер
Джудит Лейбер

Сегодня есть группа коллекционеров, собирающих клатчи ее авторства. За последние годы бренд несколько раз менял логотип и дизайн аксессуаров, открывал и закрывал магазины. Трудно сказать, куда все это движется сегодня. Взять хотя бы клатч в виде свернутых долларов, выпущенный Alexander Wang и Judith Leiber, — очень классный и действительно популярный, но, что касается его будущего, все зависит от дальнейшего развития событий.

Клатч в виде свернутых долларов, Alexander Wang X ​Judith Leiber 
Клатч в виде свернутых долларов, Alexander Wang X ​Judith Leiber 

Если будет выпущено слишком много моделей, сумка не будет такой ценной, а если бренд сохранит ограниченный тираж, в будущем за клатчем будут охотиться. Это сравнимо с ажиотажем вокруг коллекции сумок Matryoshka, созданной Chanel. Ранние модели выпущены настолько небольшим тиражом, что люди коллекционируют их и приобретают на аукционах. Если Judith Leiber и ряд других брендов возьмут на заметку эту стратегию, их сумки точно будут в цене через какое-то время.

О работе с коллекционерами

В мире не так уж и много людей, владеющих большими коллекциями Birkin с бриллиантами. Но те, кто любит эти редкие модели, очень вовлечены в процесс. У них есть пара друзей, с которыми можно обсудить сумки и аукционы, но, как любые продвинутые коллекционеры, они хотят учиться и разбираться в том, что покупают. Им нужны каталоги и важно знать, что в цене, что интересного происходит на рынке, они хотят получить экспертное мнение, совет. Это как с искусством. Чуть ли не самая важная часть нашей работы — обучение. Мы часто обсуждаем с клиентами коллекции, думаем, как сделать их более ценными, что покупать дальше. У профессиональных коллекционеров так много сумок, что они подумывают о следующем шаге: приобретать новую модель или выставлять что-то на торги, из-за того что стоимость сумки выросла.

К слову, мы работаем и с мужчинами, которые покупают сумки для жен, а им очень важно понимать, за что они платят, что делает сумку такой дорогой. Могу сказать, что очень ценю столь вдумчивый подход. Чаще всего мы работаем с ценителями, которые приходят и говорят: «Покажите мне что-то особенное». И вот тут нужно объяснить человеку, почему конкретная модель стоит заявленных денег.

HERMES BIRKIN 35 Bag BLUE SAPPHIRE Epsom Coveted Gold Hardware
HERMES BIRKIN 35 Bag BLUE SAPPHIRE Epsom Coveted Gold Hardware

У меня был клиент, который хотел голубую сапфировую Kelly из кожи крокодила. На самом деле, модель именно в этом цвете не очень интересна на рынке, поскольку бренд продолжает выпускать сумки в таком оттенке. Мы с обсуждали покупку, я говорил о ее первоначальной стоимости — $ 20–25 тысяч. Он долго и дотошно расспрашивал меня о модели. Я заверил его, что это очень справедливая цена, и посоветовал придерживаться границы в размере $ 30–32 тысяч. Это максимальная стоимость сумки такого цвета. И вот дело дошло до торгов. Услышав сумму — 62 тысячи, — я взглянул на человека, покупавшего Kelly, и увидел того самого мужчину. После позвонил ему: «Слушайте, мы потратили полтора часа, обсуждая стратегию. Я рекомендовал вам не подниматься выше 32 тысяч. Как вышло, что вы заплатили 62 тысячи?» Клиент ответил, что ему было важно понять, почему сумка такая дорогая и в чем ее особенность. Его жена открыла каталог, выбрала конкретную модель, и он в любом случае собирался покупать голубую сапфировую Kelly, несмотря ни на что. Он знал, что готов заплатить любую сумму, только бы не возвращаться домой с пустыми руками, но все равно связался со мной, потому что хотел разобраться в вопросе. Этот эпизод — идеальный пример того, как мы работаем с клиентами. Для меня самое важное — учить людей разбираться в предмете и рынке.

О сумках с «историей»

Состояние сумки — один из самых важных для нас факторов. В идеальном состоянии она будет стоить в разы дороже такой же модели с мелкими дефектами. Мы крайне редко занимаемся реставрацией самостоятельно, но в исключительных случаях готовы закрыть глаза на состояние. Бывает, что некоторая потрепанность и делает сумку ценной. В прошлом году мы продали Kelly, принадлежавшую Элизабет Тейлор. И да, было видно, что сумкой пользовались, но в то же время в предмете чувствовалась сама Тейлор. Другой пример — багаж Louis Vuitton, побывавший на пароходе Queen Mary и обклеенный дорожными бирками первого класса. Тут мы, скорее, продаем историю, и состояние сумки не играет такой важной роли.

Фото: christies.com

Советы начинающим коллекционерам

Первое и самое важное правило — не зацикливайтесь на чем-то конкретном, предоставьте себе свободу. Выберите три-четыре сумки и отталкивайтесь от ситуации. На аукционе легко потерять контроль над собой, особенно если вы азартны и эмоциональны. Установите для себя ценовой максимум и внимательно следите за ставками.

Начинающим я бы советовал обращать внимание на классические модели. Впрочем, тут мне тяжело говорить, потому что редкие экземпляры куда интереснее — торги напоминают схватку. Вы приходите на аукцион, и определенная сумка настолько поражает, что вы не можете думать ни о чем другом.

Также очень важно прийти на аукцион или же следить за торгами онлайн — только так вы поймете, как все происходит, почувствуете атмосферу, узнаете, какие суммы предлагают, и, возможно, обрадуетесь, что ставки окажутся не такими высокими, как вы ожидали. Ну и убедитесь, что вы не вступили в борьбу с кем-то очень серьезным. В любом случае, сумки, с которыми работает Christie’s, — это уже удачный выбор, вы точно не ошибетесь.

Редакция «РБК Стиль» благодарит аукционное агентство Baltzer за помощь в организации интервью.