Вещи Кто и как превращает часы в произведение искусства
Вещи Кто и как превращает часы в произведение искусства
Вещи
Кто и как превращает часы в произведение искусства
© пресс-службы
О фирменных декоративных техниках, приближающих циферблаты к произведениям искусства, «РБК Стиль» расспросил представителей ведущих часовых компаний.

Сякудо, Blancpain

Кристоф Бернардо, глава ателье Métiers d’Art

© пресс-служба Blancpain

«В нашей художественной мастерской в Ле-Брассю много ремесел: скульптура, гравировка, дамаскинаж, все виды эмали, а также древняя японская техника сякудо. Она позволяет изменить цвет золотого или медного сплава, из которого изготовлен циферблат, придав ему глубокий серый или черный оттенок. Диск погружается в теплую ванну с раствором, происходит химическая реакция. Цвет не изменится со временем. Окрашивать можно не только фон циферблата, но и изображение на нем. Циферблат с накладным изображением подвергается процессу сякудо различное количество раз для придания нужного оттенка патины. Каждый циферблат Shakudo получается уникальным».

 

 

Миниатюра по перламутру, Bovet

Паскаль Раффи, владелец

© пресс-служба Bovet

«Эту декоративную отделку использовал еще Эдуард Бове в XIX веке, и она привлекла внимание многих знатных особ, в том числе китайского императора. На нашей мануфактуре росписью по перламутру владеют несколько мастеров. Рисунок наносится вручную в семь-восемь приемов. Сначала прорисовываются контуры (переносится изображение в «решетчатой» технике с контрольными точками). Разные цвета наносятся последовательно тончайшей кисточкой из меха куницы — всякий раз мастер готовит для работы новые кисти. Каждый оттенок слоем не более 0,05 мм закрепляется лаком и обжигается при температуре 80 градусов. Далее следует многоступенчатая полировка: сначала с абразивом, затем с лаком. Создание миниатюры занимает минимум 80 часов. Сегодня мы научились наносить на перламутр даже флюоресцентные краски».

 

 

Серебрение, Glashütte Original

Майкл Хаммер, специалист по связям с общественностью

© пресс-служба Glashütte Original

«Техника серебрения циферблатов применялась еще в напольных часах с маятником, которые наша мануфактура делала во второй половине XIX столетия. В наручных часах она впервые использована в платиновой модели Senator Chronograph Panorama Date. В чем заключается процесс? На золотой диск лазером наносится гравировка, углубления заполняются черным лаком, и затем заготовка обжигается в печи. Таким образом циферблат подготавливается к нанесению слоя серебра. Серебряная пыль, смешанная в определенной пропорции с солью и водой, вручную втирается в поверхность специальной кистью. В результате фактурный циферблат приобретает поблескивающий фон».

 

 

Лак уруси, Seiko

Иссю Тамура, мастер по художественному лаку

© пресс-служба Seiko

«Уруси — разновидность лака из натуральной смолы японского лакового дерева. Его используют уже 9 тыс. лет. В глубокой древности лак применялся, например, для фиксации камня на рукояти топора, потом лаком начали покрывать мебель и посуду для защиты от износа и коррозии. Через несколько столетий уруси стал неотъемлемой частью японских произведений искусства, особенно созданных в городе Канадзава. За века рецепт лака практически не изменился. Создание лаковых циферблатов — многоступенчатый процесс, который начинается со шлифовки латунной основы циферблата древесным углем. Все слои лака (лаковая основа, промежуточные слои, верхний слой и прозрачный лак сури уруси) наносятся круговыми движениями кисти, после чего заготовка отправляется в печь и полируется. Финальная полировка производится подушечками пальцев, на которые наносится специальный порошок. Так циферблаты Seiko Presage получают уникальный глубокий черный цвет».

 

 

Маркетри из лепестков, Cartier

Пьер Райнеро, директор по наследию и развитию

«Мы владеем многими уникальными декоративными техниками, часть из которых — сохраненные нами старинные, они никогда не были задокументированы, знания передаются от учителя к ученику. Другие были изобретены нами. В 2014-м у нас появилась до этого не существовавшая ремесленная техника — маркетри из цветов. Мастеру, работающему в этой сложнейшей технике, надо сначала отобрать розы, потом собрать лепестки, окрасить их, вырезать вручную при помощи специального лезвия фрагменты нужной формы и расположить их на тонкой деревянной дощечке. Это невероятно скрупулезная работа, риск сделать неверное движение и все испортить велик на каждом этапе. Мастер постоянно должен быть предельно сконцентрирован, а работа над одним циферблатом Ballon Bleu de Cartier с попугаем в технике цветочного маркетри длится две недели».

 

 

Tapisserie, Audemars Piguet

Георгий Осоргин, генеральный директор Audemars Piguet в России

© пресс-служба Audemars Piguet

«Узор Tapisserie — опознавательный знак для коллекций Royal Oak и Royal Oak Offshore. Существует три разновидности: Petite Tapisserie применяется для ультратонких часов с размером квадратиков 0,7х0,7 мм, Grande Tapisserie — для автоматических и кварцевых (1,28х1,28 мм) и Mega Tapisserie — для Royal Oak Offshore (2,2х2,2 мм). На подготовку и нанесение узора уходит примерно час. Мы используем специальные машины для гильоше 1970-х годов, которые купили, отреставрировали и отладили. Сейчас они уже не производятся, а у нас на мануфактуре работает около 40 машин. При помощи диска-шаблона машина высекает квадратики и одновременно вырезает окружающие их тонкие бороздки. Наложение двух декоративных рисунков создает эффект сияния и подчеркивает геометрическую фактуру циферблата».

 

 

Маркетри, Patek Philippe

Сандрин Стерн, креативный директор

© пресс-служба Patek Philippe

«Наша мануфактура всегда уделяла большое внимание сохранению редких ремесленных техник. По случаю большой выставки наших исторических часов в Нью-Йорке мастера создали уникальный экземпляр карманных часов, один из самых сложных и замысловатых в плане декора. В часах Portrait of an American Indian сразу несколько художественных техник: маркетри, гравировка, эмаль и инкрустация камнями. Портрет индейца выложен деревянной мозаикой. Мастер использовал 304 крошечных фрагмента и 60 элементов мозаики, вырезанных из 20 различных пород дерева, чтобы создать богатую палитру красок, сделать лицо выразительным, придать объем головному убору из перьев и ожерелью на шее индейца (последнее сложено из 100 кусочков дерева). Создается полное ощущение, что портрет исполнен в технике эмалевой миниатюры».

 

 

Автоматон, Jaquet Droz

Кристиан Латтман, генеральный директор

© пресс-служба Jaquet Droz

«Автоматоны, то есть движущиеся механические фигуры, — это наследие мастера XVIII столетия Пьера Жаке-Дро, которое мы с 2012 года воплощаем в сложных наручных моделях. Их циферблат становится сценой для захватывающей анимации, которая у всех вызывает детское удивление и восторг. В новом минутном репетире Tropical Bird Repeater (их выпущено всего восемь) оживает целый райский сад с водопадом: колибри взмывает вверх, делая 40 взмахов крыльями в секунду, стрекозы начинают танцевать, павлин расправляет свой хвост, а из-за пальмовых листьев появляется тукан. Семь анимационных элементов движутся на фоне работающего минутного репетира, для которого был создан новый калибр RMA89».

 

 

Зернистый декор, MB&F

Максимиллиан Бюссер, основатель

«Зернистая текстура покрытого инеем металла прочно ассоциируется со старинными карманными часами. Считается, что такую отделку с «заиндевевшей» фактурой (finition grenée или grainée) придумал Абрахам-Луи Бреге в конце XVIII — начале XIX века. В те времена все детали часов были подвержены окислению, чтобы защитить их, он нагревал детали на открытом огне и погружал в азотную кислоту. Образовавшееся матовое покрытие выполняло в том числе и декоративную функцию, придавая сияние. Мастера MB&F воссоздали эффект в часах Legacy Machine 101 «Frost» editions, не прибегая к химической реакции, а вручную обрабатывая поверхность миллиметр за миллиметром проволочной щеткой. Процесс очень трудоемкий, в отличие от пескоструйной машинной обработки, он требует постоянной силы и угла нажатия для создания «изморози».

 

 

Зеркальный эффект, F.P. Journe

Франсуа-Поль Журн, основатель

© пресс-служба F.P. Journe

«Часы Chronomètre Bleu — мой способ привлечь к высокоточной механике молодое поколение коллекционеров. Синие циферблаты уже несколько лет в тренде, но я реализовал его по-своему. Часы в корпусе из тантала по довольно привлекательной цене (меньше €20 тыс.) были весьма трудны в разработке, особенно зеркальный переливающийся синий циферблат. Для достижения этого эффекта на диск последовательно наносят восемь слоев синего хромового лака, помещая заготовку в печь после каждого слоя. Процесс проходит в специальных герметичных кабинах, защищенных от пыли, ведь на зеркальной поверхности заметен любой огрех. Лишь пятая часть всех изготовленных циферблатов идет в дело».

 

 

«Снежная закрепка», Jaeger-LeCoultre

Кристиан Лоран, глава мастерской сложных часов

«Закрепку бриллиантов snow setting используют многие бренды, но впервые она появилась на часах Jaeger-LeCoultre в 2002 году. Идея состояла в том, чтобы расположить максимально плотно бриллианты одинаковой — круглой — формы, но разного размера — от 0,5 мм до 1,6 мм в диаметре. Поскольку, в отличие, например, от регулярной невидимой закрепки, грани разнокалиберных бриллиантов хаотично отражают свет, создается «морозный» эффект сверкающего на солнце инея. Вся работа выполняется вручную. Технику snow setting использовали для декорирования самых разных моделей Jaeger-LeCoultre: часов Extraordinaire La Rose, ювелирных версий Reverso, в том числе модели Neva. На часах Rendez-vous Ivy Minute Repeater бриллиантовым «снегом» покрыты листья плюща».

 

 

Не только циферблат: фирменные техники декора механизмов

 

 

Вулканическая лава, Romain Jerome

Мануэль Эмш, генеральный директор

© пресс-служба Romain Jerome

«В апреле 2010 года во время извержения исландского вулкана Эйяфьятлайокудль я, как и тысячи других пассажиров, застрял в аэропорту. И придумал часы. Мне в проекте DNA как раз не хватало стихии Земли. Дэниел Хаас сделал циферблат из застывшей лавы, а Андре Мартинес исполнил вулканическую миниатюру с добавлением пепла исландского вулкана. Первые часы EyjafjallajÖkull DNA были сделаны в единственном экземпляре и сопровождались сертификатом подлинности вулканического пепла и лавы. Новая версия EyjafjallajÖkull DNA Burnt Lava выпущена в 99 экземплярах. На основу циферблата из оникса вручную наносятся фрагменты черной застывшей лавы, а промежутки между ними заполняет холодная эмаль — роспись создает эффект огненного потока между трещинами гор».

 

 


Браслеты стиля «палас», Piaget

Жан-Бернар Форо, глава ювелирного направления

© пресс-служба Piaget

«Декорация стиля «палас» — ноу-хау Piaget, появившееся в бренде еще в 1960-х. Суть ее в ручной гравировке браслета из драгоценного металла, неравномерном «царапании» для создания эффекта поверхности, напоминающей шелк-сырец. Сам браслет создается из золотых звеньев, скрепленных при помощи штырьков, но благодаря декорации «палас» звенья и крепления между ними совершенно незаметны. Делают такую гравировку не подрядчики, а собственные специалисты Piaget. Чтобы научиться гравировке стиля «палас», нужны несколько лет практики. Одна из знаменитых моделей с браслетом в стиле «палас» — часы 1960-х, принадлежавшие Джеки Кеннеди».

 

 

Невидимая закрепка, Van Cleef & Arpels

Катрин Кариу, хранитель наследия Van Cleef & Arpels

© пресс-служба Van Cleef & Arpels

«Лапки закрепки камней порой разрушают гармонию украшения, а потому в Van Cleef & Arpels с момента основания дома искали технику, которая бы позволила от таких креплений избавиться. Разработанная в 1933 году техника невидимой закрепки стала результатом долгих лет поиска и разработки. Ее секрет в специальной конструкции из золота, в которую ограненные камни один за одним нанизываются как на рельсы. Камни идеально прилегают друг к другу и создают невероятно блестящую и искрящуюся поверхность. Чаще всего в этой технике закрепляются рубины, изумруды и сапфиры. Позднее в доме разработали и разные подвиды невидимой закрепки — невидимую закрепку камней огранки «маркиза» и витражную невидимую закрепку, при которой металл не заметен ни с лицевой, ни с оборотной стороны. Вначале закреплять камни таким способом можно было только на плоских поверхностях, поэтому в середине 1930-х ее нередко использовали в косметичках и несессерах, с развитием техники научились применять в цветочных мотивах, на изогнутых поверхностях. С 1930-х и по сей день это фирменная техника Van Cleef & Arpels».

 

 

Ажурное скелетонирование, Vacheron Constantin

Кристиан Сельмони, директор по стилю и наследию

«Ажурное скелетонирование механизма — уникальная техника. Она заключается в максимальном освобождении деталей от лишнего металла для эффекта «металлического кружева», подчеркивающего силуэт калибра, форму платины и мостов. На нашей мануфактуре ее используют с начала 1900-х годов, и за более чем столетие она превратилась в фирменную технику. Кроме того, наши калибры отличаются искусной гравировкой с различными мотивами, выполняемой вручную. Мастерство граверов превращает скелетонированные модели в произведения искусства».

 

 

Полировка мостов, Greubel Forsey

Стивен Форси, сооснователь

© пресс-служба Greubel Forsey

«В нашей компании ручной декор — неотъемлемая часть каждых часов. Уникальная архитектура механизмов дополнена виртуозной обработкой каждого фрагмента поверхности любого компонента, видимого глазу или скрытого. Все операции выполняются вручную, а результат тщательно проверяется с помощью микроскопа. Нередко работа по декорированию и полировке механизма часов занимает три месяца, как, например, в случае с Quadruple Tourbillon. Еще один пример: в часах Tourbillon 24 Secondes Vision нижний мост турбийона — подобие римской арки, а его полировка требует особого умения. На каждом мосте стоит персональная гравировка мастера, который выполнил эту работу».

 

 

Обработка необычных материалов, Louis Moinet

Жан-Мари Шаллер, генеральный директор

© пресс-служба Louis Moinet

«Louis Moinet рассказывает «историю времени». Мы не только производим сложнейшие механизмы, но и используем природные элементы Вселенной. Циферблат Tourbillon Rosetta Stone изготовлен из самого древнего элемента Солнечной системы: возраст метеорита, прилетевшего, скорее всего, с Меркурия, приближается к 4,5 млрд лет. В Jurassic Watch мы использовали окаменелости пресмыкающегося, жившего более 150 млн лет назад. К открытию магазина в Москве мы презентовали новинки Treasures of the World с циферблатами из уникальных материалов: красного петерсита, обсидиановой брекчии, дьюмортьерита. Их дизайн разработан вместе с основателем Rich Time Group Жаком Баккура».