Стиль
Вещи Место вне времени: Как делают часы в Саксонии
Вещи

Место вне времени: Как делают часы в Саксонии

Фото: Пресс-материалы
Маленький городок Гласхютте на востоке Германии славится часовой промышленностью на весь мир — здесь сосредоточены 12 именитых мануфактур. Одну из них — Glashütte Original — можно смело назвать Apple XIX века.

Маленький городок Гласхютте на востоке Германии славится часовой промышленностью на весь мир — здесь сосредоточены 12 именитых мануфактур. Одну из них — Glashütte Original — можно смело назвать Apple XIX века. Но и через два века эта мануфактура — воплощение успеха, хотя на ее долю и выпали нелегкие испытания.

В живописном городке, утопающем в зелени холмов Рудных гор, нет ни торговых центров, ни кинотеатров. Здесь живут всего полторы тысячи человек, вокруг — нетронутое природное великолепие. Идеальное место, чтобы спрятаться от московской суеты.

Гласхютте — второй после Швейцарии центр европейской часовой промышленности и главный в Германии. А одна из крупнейших среди дюжины здешних мануфактур — Glashütte Original.  На ней работают 550 мастеров. Среди них — фрау Гергель, пожилая саксонка с тонкими чертами лица и приятными голубыми глазами. Гладким бруском она бережно разглаживает деталь, зажатую в мощных тисках. Это маленькая изогнутая пружинка, или, официально, «тонкий регулятор «лебединая шея». Он будет следить за точным ходом хронометра. Фрау Гергель работает полировщиков не первый десяток лет. За смену через ее руки проходит всего четыре или пять деталей. Чтобы довести каждый регулятор до идеального блеска, ей нужно два, а то и два с половиной часа.

— Наши сотрудники — это особый тип людей, — объясняет представитель мануфактуры Ульрике Кранц. — Все они очень усердные, терпеливые и оттого немного застенчивые.

Прежде чем устроиться на работу, они обучаются в школе часового мастерства при самой мануфактуре, куда принимают только 28 человек в год. «Многие уже во время конкурса понимают, что такая ювелирная, тонкая работа не для них, и уходят», — говорит фрау Кранц.

 

В краю примерных рудокопов

Свою «часовую» историю Гласхютте ведет с середины XIX века. До того эти места считались краем шахтеров, но погрузились в депрессию, когда шахты истощились. К жизни Гласхютте вернул Адольф Ланге. В юности он уехал из родного города, прошел обучение часовому делу у придворного часового мастера саксонского короля и основал собственное дело. Карманные часы были в то время тем, чем сейчас считается дорогой смартфон, — не просто модным аксессуаром, но и символом статуса делового человека. Получив субсидии от королевской семьи в 7820 талеров, Ланге основал в Гласхютте часовое производство в 1845 году. Через 25 лет бренд Glashütte знали ценители часов по всей Европе.

Еще раз тяжелые времена Гласхютте пережил в 1994 году. После воссоединения Германии часовое производство, расположенное на территории ГДР, оказалось де-факто банкротом.  Спас его Хайнц Пфайфер, инженер по образованию и бизнесмен по натуре. Он выкупил мануфактуру, отказался от социалистической бизнес-модели производства кварцевых будильников для миллионов и вернулся к истокам — штучному, ручному производству эксклюзивных, роскошных часов для ценителей.

А так как старые кадры по-прежнему хранили верность своему делу и месту, он быстро возродил мануфактуру, привел ее к успеху и только потом ушел на покой, продав бизнес концерну Swatch Group в 2000 году.

Сегодня от времен ГДР здесь не осталось ничего. Даже мрачное серое здание, напоминавшее о поточном производстве, перестроили в стерильные помещения для сборки с прозрачными стенами, через которые можно понаблюдать за трудом едва ли не каждого мастера.

 

Контроль качества с автоподзаводом

А посмотреть, как они работают, доставляет ни с чем не сравнимое удовольствие. Полтора часа на полировку одного микроскопического винтика, два дня на гравировку маятника, неделю на сборку «парящего» турбийона, два месяца на полный монтаж элитного хронографа Glashütte Original.

 

Увидеть это великолепие можно в фирменном Glashütte Original Boutique в центре Дрездена. Не сможете купить вы здесь только одни часы — те, что на руке у продавца Ноа Брайга. Простые, стильные, Ноа сделал их себе сам — такую привилегию получают только одаренные выпускники школы мастерства Glashütte Original.

Все остальные шедевры микромеханики Ноа готов продать. Например, новый мужской хронограф Senator Chronograph Panorama Date калибра 37-01 — в корпусе из платины и серебряным циферблатом, секундной стрелкой со стоп-функцией, 30-минутным и 12-часовым счетчиками, вынесенными секундным указателем с индикатором запаса хода на 70 часов и фирменной «панорамной» датой. Или Pavonina — ювелирные женские часы в форме «кушон», популярную в 1920-е, украшенные 513 бриллиантами круглой огранки.

Часовая линейка Glashütte Original начинается от 3900 евро за женские часы коллекции Pavonina из нержавеющей стали с атласным ремешком. А заканчивается самыми сложными за всю историю компании и поэтому самыми дорогими Grande Cosmopolite Tourbillon. Этот хронограф выпущен лимитированной серией в 25 экземпляров и стоит 325 000 евро.


Алексей Кнельц