Стиль
Впечатления Дом культуры и культур: что такое ГЭС-2 и зачем туда идти
Впечатления

Дом культуры и культур: что такое ГЭС-2 и зачем туда идти

Фото: Иван Ерофеев
В Москве после долгих лет реконструкции открылась ГЭС-2 — бывшая электростанция и будущая точка притяжения современного искусства и культуры в самых разных проявлениях. Рассказываем, зачем, за чем и за кем тянуться

Здание ГЭС-2 на Болотной набережной

Главным арт-конфликтом этого лета оказался спор вокруг 13-метровой скульптуры швейцарского художника Урса Фишера. Установленная на Болотной набережной, 15, «Большая глина № 4» — увеличенный примерно в 50 раз комок глины, который художник когда-то разминал в руках, — расколола критиков, любителей искусства и простых горожан на два непримиримых лагеря: тех, кого ассоциации с такой формой оскорбляют, и тех, кто, испытывая противоположные эмоции, видит в скульптуре продолжение западных традиций абстрактного искусства, а вместе с тем, в конце концов, украшение Болотной.

«Большая глина» появилась на набережной перед будущим домом фонда V-A-C в преддверии открытия его долгожданной постоянной площадки. V-A-C был основан в 2009 году итальянкой Терезой Мавикой, до того руководившей Stella Art Foundation — одной из первых российских галерей, представлявших западное искусство, — вместе с бизнесменом и коллекционером Леонидом Михельсоном. В 2014-м он приобрел бывшую электростанцию на «Красном Октябре», чтобы превратить ее в царство современного искусства, а год спустя объявил, кто приведет это здание в чувство Ренцо Пьяно. Последние десять лет фонд устраивал программы на сторонних площадках. Выбор всегда был интересным и неочевидным: к примеру, Центральный музей Вооруженных Сил РФ с проектом Михаила Толмачева о войне в 2014 году и Музей истории ГУЛАГа с имитацией заседаний суда (проект «Процессы. Опыты искусства в музее») или хореографический променад с рассуждением о сути прогресса — проект Тино Сегала, случившийся в Музее архитектуры им. Щусева в 2017 году. Одна из самых масштабных затей развернулась в стенах самой ГЭС-2 в середине процесса ее преобразования в том же 2017-м: огромный художественно-музыкальный фестиваль «Геометрия настоящего», захвативший подвалы, галереи и верхние этажи электростанции, где, скажем, аудиоинсталляция композитора Марии Теряевой соседствовала с картиной Василия Кандинского «Резкий и мягкий». В 2019-м город и вовсе ждал трехчастный проект «Генеральная репетиция» в стенах ММОМА, где работы из коллекции Леонида Михельсона (а заодно самого Московского музея современного искусства и международного Kadist) превращались в актеров, исполнявших чеховскую «Чайку».

Музей как город в городе

Тереза Мавика говорит, что «ГЭС-2» — это больше чем музей: «Это город в городе. Больше чем красивое здание, больше чем благоустроенная территория. Мы работаем над тем, чтобы «ГЭС-2» стал важным общественным местом на карте Москвы. Мы не только объединяем в одном пространстве различные виды искусства, но и создаем полноценную городскую среду с парковкой, кафе, магазином, библиотекой, детской площадкой, мастерскими».

Березовая роща
Березовая роща

В цифрах это четыре этажа (36 400 кв. м площади) под стеклянной крышей, киноконцертный зал на 420 посадочных мест, 600 берез и 80 тыс. кустарников на новом искусственном холме со сложной системой полива, а еще — солнечные батареи площадью 5500 кв. м. И конечно, трубы высотой 70 м, превращающие здание в лендмарк. Эти трубы, которые раньше воздух загрязняли, а теперь его очищают, напоминают своим цветом классические работы Ива Кляйна. Архитектор здания Ренцо Пьяно считает, что они «самого исторически московского синего цвета — из палитры Малевича». Ренцо Пьяно — культовая фигура для музеев, которые пытаются переизобрести сами себя: в 1971 году он выиграл конкурс на строительство Центра Помпиду и тем самым изменил представление о современном музее. С того момента музей перестал быть равным памятнику с шедеврами и превратился в место, где культура приносит удовольствие: с библиотекой, кафе, возможностью проведения концертов. Перед входом появилась площадь для паблик-арта — и музей максимально приблизился к тому, чтобы быть честным воплощением публичного пространства в самом центре города. Тереза Мавика рассказывает, что для московского проекта Пьяно был выбран в том числе и за свою любовь к воде: первое, что он спросил, оказавшись на набережной перед ГЭС-2: «Как они используют реку, когда она замерзает?»

Музей как фабрика культуры

Тереза Мавика никогда не стеснялась критиковать парадоксальную гордость музеев, например, долгими очередями. В противовес классическому музею с демонстрацией достижений искусства она вместе с кураторской командой решила создать место по образу и подобию советских домов культуры, где искусство не только потребляли, но и производили.

Будущий магазин на Проспекте
Будущий магазин на Проспекте

Первым руководить таким производством будет исландский художник Рагнар Кьяртанссон, который считает, что повторение умиротворяет душу. Два года назад он шесть часов подряд пел в Театре Маяковского о том, что «Печаль победит счастье», а сейчас в течение 98 дней будет переснимать культовую «Санта-Барбару» (около сотни серий!), и за всем процессом будут наблюдать посетители. Цель проекта — понять, какие ценности 90-х до сих пор актуальны для жителей России. Это — часть продолжительной (пять сезонов, первый — четыре месяца) программы фонда под заголовком «Святые Варвары, или Оба хуже», связанной с переосмыслением клише, через которые мы воспринимаем современную Россию.

Также в первом сезоне запланированы две большие выставки: «В Москву! В Москву! В Москву!» (ее курирует тот же Кьяртанссон) и «Я моторы гондолы разбираю на части. Карнавал в четырех действиях». Она объединит рейв, танцевальную процессию, выставку и стендап. Кроме того, стоит ждать еще десять проектов и 183 мероприятия, в числе которых, к примеру, кинопрограмма «Машина времени: 1986‒2000», экспериментальный балет, лекции и концерты.

Выставочные залы и хранилище, традиционные для классических музеев, занимают нижние этажи, но Дом культуры не институция, вращающаяся исключительно вокруг визуального искусства и выставочного формата, по словам главного куратора фонда Катерины Чучалиной. «Есть набор идей, которыми наполнена программа, и мы приглашаем поговорить о них людей, которые работают в музыке, кино, театре, хореографии, визуальном искусстве, теории, литературе, поэзии, дизайне, архитектуре. Для меня это очень важный и радикальный жест — попытаться пригласить представителей разных направлений искусства к диалогу в одном пространстве. Со стороны кажется, что российская культура — это общее сплоченное поле, но на самом деле оно по-прежнему очень сегментировано», — говорит она.

Аудио/видеостудия в «Сводах»
Аудио/видеостудия в «Сводах»

Музей как пространство для всех

Пожалуй, это будет первый настолько доступный культурный проект в городе. Все выставки здесь будут бесплатными, как и занятия с детьми в студиях. А цены на спектакли и билеты в кино не превысят 200‒400 руб. Участие в творческих мастерских с доступом ко всему оборудованию также обещают сделать бесплатным. В районе Большого Каменного моста исторически располагались водочные склады, а сейчас оставшиеся от них помещения превращаются в мастерские с лабораториями. Тереза Мавика всегда мечтала сделать город привлекательным для творческих людей: «Они будут знать, что именно в Москве есть, например, идеальное репетиционное место для особенной балетной постановки».

Катерина Чучалина в свою очередь рассказывает, что фонду было важно запустить движение художественного производства, и называет это направление мантрой V-A-C. Теперь, наконец, для этого есть физическое место: центр художественного производства «Своды». В его 11 рабочих помещениях можно будет посмотреть, как пекут хлеб, а заодно поэкспериментировать с большим количеством материалов — от дерева и пластика до керамики и текстиля, поскольку центр художественного производства включает керамическую, слесарную, столярную, текстильную мастерские. Еще здесь разместятся звукозаписывающая и видеостудия, фотолаборатория, 300-литровая печь для обжига керамики, а также роборука KUKA, располагающая возможностями фрезеровки и 3D-печати. «Мастерские художников находятся в непосредственной близости от выставочного пространства. Тем самым мы хотим показать, что производство не вынесено куда-то за пределы культурной институции, это часть жизнедеятельности искусства и культуры», — подчеркивает Чучалина.

Ресторан «ГЭС-2»
Ресторан «ГЭС-2»

Музей как образ жизни

Помимо зрелищ немалое внимание здесь отведено и, собственно, хлебу: в «Сводах» уже работает пекарня «ХЛЕБ-2», где можно попробовать местную выпечку и десерты вместе с кофе. Ресторан «ГЭС-2» с сотней посадочных мест и картой из 150 вин разместится на двух этажах ризалита, будет здесь и несколько кафе: на минус первом этаже, под актовым залом («Столовая») и на главной артерии здания («Остановка»). За кухню отвечает команда The Stolen Artichoke, также занимающаяся московским рестораном «Вадваре». И в «Вадваре», и в «ГЭС-2» один и тот же шеф — Эмануэле Поллини, до московской главы своей жизни отработавший в двух трехзвездочных мишленовских ресторанах: Martín Berasategui и Maaemo.

Резюме таково: Дом культуры продуман так, чтобы можно было провести здесь весь день — от завтрака и до ужина, от экспозиций до концертов и кинопоказов. Пусть так и будет. И пусть в качестве исключения и силами искусства, а вернее, искусств не печаль победит счастье, а наоборот.

ГЭС‑2 и Chanel запустили арт-программу для художниц из России