Стиль
Впечатления 7 фильмов «Кинотавра», которые мы ждем в прокате
Впечатления

7 фильмов «Кинотавра», которые мы ждем в прокате

32-й «Кинотавр» шел, шел и прошел, так что остается подводить итоги и ждать фильмы в прокате. Тем и займемся

«На близком расстоянии»

Режиссер Григорий Добрыгин
В прокате с 28 октября

Первый полнометражный фильм Григория Добрыгина Sheena 667, тоже участвовавший в программе «Кинотавра», немало пострадал от пандемии и ее последствий: дата проката переносилась несколько раз, планы менялись. Новая история оказалась в некотором относительном смысле следствием тех обстоятельств. «На близком расстоянии» — наблюдение за переменчивыми контекстами наших дней, за обстоятельствами расстояния полутора метров друг от друга и натянутых на нос масок. Впрочем, несмотря на режим «здесь и сейчас», фильм рассказывает о вещах вневременных. К примеру, об одиночестве и способах с ним если не справиться, то хотя бы примириться. В кадре в основном двое — успешная артистка Инга в исполнении Ксении Раппопорт и безвестный доставщик еды из курьерской службы (его играет найденный режиссером в настоящем курьерском чате Нурбол Уулу Кайратбек). Волею обстоятельств и фантазии героини он оказывается не за порогом намытой до скрипа светлой петербургской квартиры, а прямо в одной из ее комнат. Как и в случае с театральными работами Добрыгина, его киноистории напитаны не только наблюдательностью (а также выводами из нее), но и иронией, щедро разливающейся по сюжету, словно антисептик по рукам. Фестиваль, как всегда, задал и собственные контексты: накануне конкурсного показа «На близком расстоянии» на «Кинотавре» вне конкурса показали фильм Владимира Битокова «Мама, я дома» тоже с Ксенией Раппопорт в главной роли. Там ее героиня — бойкая и дерзкая Тоня — водит рейсовый автобус в далеком поселке и отказывается верить в гибель сына где-то в Сирии. Надеяться она привыкла только на себя, а идти — до конца, так что в поисках правды будет без устали метаться по администрациям и кабинетам, доказывая, что горящей избой и конем на скаку может вполне оказаться старенький «пазик». «Перешагнув» во второй фестивальный сюжет, Ксения Раппопорт сменила имя и место жительства, но напора не утратила. Однако какими упрямыми и находчивыми ни были бы ее героини, обе истории подтверждают: за уверенностью может тенью маячить растерянность, а за напускным равнодушием — одиночество. И хоть тушат избы и останавливают коней они действительно ловко, хочется ли проверять им это на деле — вопрос.

Режиссер Григорий Добрыгин — о долготерпении, молчании и телефонных звонках

«Нуучча»

Режиссер Владимир Мункуев
Дата выхода в прокат пока неизвестна

В прошлом году якутское кино впервые приехало на «Кинотавр» в лице фильма Дмитрия Давыдова «Пугало». Фестивальную неделю спустя он вернулся домой с Гран-при. Через год в Сочи отправилась драма Владимира Мункуева «Нуучча» в Сергеем Гилевым в роли ссыльного русского и тоже не осталась без наград (приз за лучшую режиссуру) и исключительно положительных отзывов кинокритиков. Примет нашего времени в фильме не найти: здесь царят XIX век, тайга и жестокие законы времени, природы и людей. Не успеешь подготовиться к зиме — жди опасности, возразишь князю — жди беды. У Хабджия и его жены Керемес дела совсем не ладятся. Вместо дома, полного детей, — звонкая пустота, вместо мяса — отсутствие даже крошек, вместо уверенности — страх за завтрашний день. Отправившись на поклон к местечковому распорядителю судеб, Хабджий вместо помощи получает новости: теперь вместе с ними будет жить русский. Зовут того Костя, но называть будут нуучча, что в переводе с якутского "русский" как раз и есть. Что в голове у него, станет понятно со временем, а вот что в глазах, видно сразу: на все он смотрит взглядом уверенной в своем превосходстве (и видевшей царя) метрополии. Взор этот, до поры отрешенный, настолько примечателен, что предложить пополнить фильмографию Сергея Гилева новыми авторскими проектами хочется немедленно.

Кадр из фильма «Нуучча»
Кадр из фильма «Нуучча»

«Дунай»

Режиссер Любовь Мульменко
В прокате с 29 октября (цифровой релиз на платформе START)

Режиссерский дебют драматурга и сценариста Любови Мульменко течет вольно и легко, как река из его названия. Московская девушка Надя приезжает на отпускные каникулы в Белград, но на рабочие звонки и сообщения отвечать продолжает исправно: то ли по привычке, то ли из одиночества. Последнее быстро сменяется компанией смешливого местного по имени Неша. Спасая Надю от настойчивого собеседника в баре, он ставит на ее столик собственную пивную кружку. Где одна, там и две, где две, там и три, а там и до разговоров под луной рукой подать. Кстати, руки у Неши натренированы и ловки, ведь профессия его — жонглер. Жонглирует он преимущественно на светофорах, зарабатывая этим на свою вольную жизнь. Словно бременский музыкант, колесит по свету, действительно ночуя то на цветочной поляне, то под соснами-великанами и голубым небом. Надя, конечно, не принцесса (если продолжать эту вольную параллель), но девушка из квартиры, аккуратно обставленной икеевской мебелью (пестрящие в кадре в избытке и ассортименте шведские торшеры — весьма точная примета наших дней). График ее расписан, работа ждет, а обратный билет — в кармане, точнее в почте, проверять которую она не забывает никогда, даже в отпуске. И все же сменить московский прагматизм на белградский романтизм кажется идеей весьма заманчивой, так что билет остается в кармане. Надя же отправляется проверять жизнью утверждение про рай в шалаше. Любовь и свобода — темы извечные, из века в век находящие себе летописцев и собеседников. Иногда оказаться одним из них вполне может Дунай.

Постер к фильму «Дунай»
Постер к фильму «Дунай»

«Общага»

Режиссер Роман Васьянов
Уже в прокате (цифровой релиз)

Для своего режиссерского дебюта Роман Васьянов выбрал роман Алексея Иванова «Общага-на-Крови», так что в кадре оказался Свердловск образца 80-х, серый, пыльный, мрачный. Впрочем, обитатели местной общаги из-за этого не то чтобы грустят. Пока есть в кармане пачка сигарет (или пока есть последняя сигарета в кармане соседа), пока есть нехитрый ужин, пока можно поставить пластинку и танцевать — значит, тебя из общаги еще не выгнали. Герои таким похвастаться со временем не смогут, так что пустятся в путешествие по череде комнат и обстоятельств, неизбежно ведущих к развязке. Актерский состав фильма подсказывает, что энергии молодости и таланта тут хоть отбавляй, однако зачем отбавлять, когда можно прибавить или помножить. Впрочем, среди героев математик (а вместе с тем отличник и скромник) — лишь один (Геннадий Вырыпаев), остальные же — пьющие гуманитарии в исполнении Марины Васильевой, Ирины Старшенбаум, Ильи Маланина и Никиты Ефремова.

Юность, любовь, девятый вал: каким получился фильм «Море волнуется раз»

«Медея»

Режиссер Александр Зельдович
В прокате с 14 октября

Под симфоническую, камерную и даже электронную музыку композитора Алексея Ретинского (награда за лучшую оригинальную музыку) цветет полным цветом античная трагедия наших дней. Современная нам Медея (Тинатин Далакишвили), настоящее имя которой так ни разу и не прозвучит, — по образованию химик. Она умеет предвидеть будущее, принимать решения, страшно хохотать и одеваться легко и со вкусом (пусть и настаивая на том, что все это ей не интересно). Не успев показаться в лабораториях, на последних курсах университета она повстречала женатого Алексея, влюбилась, родила, родила вновь и принялась ждать суженого по будним, но не по праздничным дням. Эту короткую экспозицию слегка наивно, отстраненно, но все-таки весьма лаконично она излагает сама. Вскоре в кадре появится и Алексей (Евгений Цыганов), наконец-то ушедший от жены и планирующий совместный переезд в Израиль, где и бизнесу полегче, и климат получше. Однако у сюжета свои планы на безоблачное, что синее небо, будущее этой семьи, а облака окажутся не какими-нибудь, а грозовыми, штормовыми, другими словами, вполне трагедиям причитающимися. И даже если символ любви будет с бриллиантами, его всегда можно отнести на починку в мастерскую, но потом не вернуться. Таково уж время, не всегда готовое согласиться и пойти вспять.

Кадр из фильма «Медея»
Кадр из фильма «Медея»

«Капитан Волконогов бежал»

Режиссеры Алексей Чупов и Наташа Меркулова
Дата выхода в прокат пока неизвестна

1938-й год. Над Ленинградом (Петербургом, Петроградом) готовится пролететь цеппелин (дирижабль, аэростат), и пока одни спорят о том, как правильно его называть, другие подписывают «под давлением некоторых обстоятельств» любые признательные показания. Статный капитан Волконогов (Юра Борисов), на котором форма сотрудника органов сидит особенно ладно, собирается на службу, мимоходом и играючи отстаивая по просьбе соседки ее права. Вот только совсем скоро ему придется броситься в бегство и вместе с тем — в попытки вымолить прощение у тех, чьи отцы, жены, сыновья и мужья домой уже не вернутся. Сегодня расстреливаешь ты, а завтра — тебя, у времени свои законы, как и у ада. В ад Волконогову совсем не хочется, так что постараться он готов. И пока, перепрыгивая из трамвая в трамвай, он мечется по городу, зритель узнает истории замученных в застенках. Одна, вторая, третья — таких историй у этого города и этой страны неисчислимое множество. Экранный 38-й сильно отличается от действительного, но претендует на силу не подобий, а образов, рассказывая историю о невозможности спасения души. Вчерашние мальчишки, по-прежнему готовые дразниться и плескаться столовским компотом, оказываются сегодняшними карателями, а завтра у них может не случиться вовсе. «Лед не спасет, майор идет», — поет в своей композиции «Страшно» группа Shortparis, в «Волконогове» на титрах затягивающая советское «Полюшко-поле».

Актер Юра Борисов — об известности, деньгах и умении говорить «нет»

Кадр из фильма «Капитан Волконогов бежал»
Кадр из фильма «Капитан Волконогов бежал»

«Подельники»

Режиссер Евгений Григорьев
Дата выхода в прокат пока неизвестна

Первый художественный фильм документалиста Евгения Григорьева отправляет в заметенную снегами и несколько забытую внешним миром деревню где-то в Пермском крае. Законы тут свои, в книгах они не писаны, но местными чтимы, а под снегом обнаруживается немало крови. Другими словами, городским не понять. Но не понять и принять — одно, а не понять и взбунтоваться — другое. Городским Петру (Юра Борисов) и Насте (Лиза Янковская), выпускающим изо рта пар в старом автобусе по дороге в деревню, еще предстоит разобраться, по какие стороны их раскидают местные нравы. Биатлонист Петр, когда-то умотавший отсюда на быстрых лыжах, хотя бы примерные представления о происходящем имеет, Настя же выбивается и цветом искусственной шубы, и ожиданиями, но шутки про жену декабриста шутит легко и с явной надеждой, что жить счастливо можно даже в продуваемой всеми ветрами избе. В этом полусказочном снежном царстве есть и свой злодей — живущий как раз напротив Витька-людоед (Павел Деревянко, награда за лучшую мужскую роль). Учитывая, что за спиной у режиссера Григорьева уверенное количество документальных проектов, сюжет и кадр «Подельников» наполнены достаточным количеством примет и деталей, которые хочется разглядеть внимательно и точно. В некоторых случаях они готовы намекнуть и подарить зрителю заветное чувство некоторого «предвидения» развития событий, в других — оказываются приметами мира и времени, но как бы то ни было, ничего сюда не попало случайно. И если в избе есть ружье, оно, как известно, без применения не останется.

Кадр из фильма «Подельники»
Кадр из фильма «Подельники»

Актриса Лиза Янковская — о фамилии, мультивселенной и съемках «Пропавшей»