Стиль
Впечатления Почему поп-музыка идеальна для фильмов ужасов
Впечатления
Почему поп-музыка идеальна для фильмов ужасов
Кадр из фильма «Мы»
© kinopoisk.ru
Автор издания The Guardian Ханна Флинт разобралась, почему композиции в жанре поп, выбранные в качестве саундтрека к фильмам ужасов, действуют на зрителя сильнее специально подобранных «пугающих» мелодий.

Популярная музыка в нужные моменты вполне способна вызывать ужас, считает Ханна Флинт. В своей колонке для The Guardian она разбирает несколько фильмов ужасов, музыкальное сопровождение в которых немного ушло от канона: там, где персонажу грозит опасность, звучат не инструментальные мелодии, призванные намекнуть зрителю на трагичную развязку, а композиции, имеющие противоположное значение.

Один из последних примеров, аргументирующих эту позицию, — фильм Джордана Пила «Мы». Удивительно, но трек I Got 5 On It хип-хоп-группы Luniz вполне способен вызывать тревожные эмоции. «Пил сделал это, и ему удалось превратить мелодию вечеринки в зловещее симфоническое предупреждение-триггер, которое говорит нам, что все вот-вот обернется плохо», — отмечает автор.

 

 

Трек Good Vibrations группы Beach Boys звучит во время особенно жестокой сцены — композиция, которая обычно наполняет вас спокойствием и радостью, вдруг превращается в замкнутый монотонный шум. Строчка I’m pickin’ up good vibrations резко расходится с картинкой на экране: никаких «хороших вибраций» там нет.

При этом режиссер Джордан Пил мог бы обратиться к зловещим инструментальным вставкам, чтобы подчеркнуть сцену насилия. Только в этом случае зритель заранее бы вжимался в кресло, ожидая очередной «кровавый душ». Позитивная мелодия обманывает ожидание — сюжет в выигрыше, реакция зрителя усиливается.

Кадр из фильма «Мы»
© kinopoisk.ru

Автор хоррора «Мы» не первый, кто заключил беспечность поп-композиций в рамки фильма ужасов. Один из самых известных примеров встречается в фильме Стэнли Кубрика «Заводной апельсин». В сцене, где банда Алекса врывается в дом пары, звучит Singin' In The Rain — беззаботное лирическое настроение искажается, когда песню из комедийного мюзикла исполняет садист-социопат. С каждой строкой тема любви и счастья разрушается картиной насилия, делая сцену неудобной, тревожной, отвратительной.

В «Американском психопате» Мэри Харрон использует трек Hip To Be Square группы Huey Lewis and the News, когда главный герой Патрик Бейтман расправляется с коллегой при помощи топора.

Кадр из фильма «Американский психопат»
© kinopoisk.ru

Квентин Тарантино для сцены в «Бешеных псах», где мистер Блондин в исполнении Майкла Мэдсена бодро пляшет перед тем, как изрезать свою жертву при помощи бритвы, взял трек Stuck In The Middle With You группы Stealers Wheel.

 

 

Такой диссонанс создает, пожалуй, самые эффектные сцены в хоррорах: они запоминаются гораздо ярче и готовы вновь всплыть в памяти, когда вы слышите связанную с ними песню в обычной жизни. Это уже не гимн любви или веселью — это гимн ужасу.