Стиль
Впечатления Две Габриэль: что общего у Коко Шанель и писательницы Колетт
Стиль
Впечатления Две Габриэль: что общего у Коко Шанель и писательницы Колетт
Впечатления
Две Габриэль: что общего у Коко Шанель и писательницы Колетт
© Lipnitzki/Roger Viollet/Getty Images; adoc-photos/Corbis via Getty Images
29 ноября в российский прокат выходит драма «Колетт», речь в которой идет об одной из самых скандальных писательниц XX века. Интересно, что у Колетт много общего с другой знаменитой француженкой — Коко Шанель.

Имена, обстоятельства, окружение и, конечно, манера одеваться — многие пересечения в жизнях Колетт и Шанель иначе как мистикой не назвать. Даже в нынешнем байопике звезды сошлись самым интересным образом: роль Колетт исполняет Кира Найтли, посланница дома Chanel на протяжении многих лет. Более того, в 2013 году актриса сыграла роль молодой Шанель в короткометражном фильме Карла Лагерфельда Once upon a time.

 

 

Конечно же, Шанель и Колетт были знакомы, но хороших приятельских отношений между ними не сложилось. Возможно, они были слишком похожи друг на друга, а зачастую этот фактор, скорее, препятствует дружбе. Шанель считала, что Колетт слишком взбалмошная и несдержанная, а Колетт находила Шанель очень язвительной и серьезной, но при этом наградила ее прозвищем «маленький черный бык» — за невероятное упорство и трудолюбие. Известно, что в молодости Шанель зачитывалась романами Колетт, а манера писательницы одеваться четко прослеживается в ее коллекциях.

 

 

Смена имен

И Шанель, и Колетт (кстати, обе Габриэль) изменили свои имена. Полное имя писательницы — Сидони-Габриэль Колетт, но, еще будучи школьницей, она настаивала на том, чтобы ее называли только по фамилии. Стоит отметить, что тогда это было нормальной практикой лишь по отношению к мальчикам.

Сидони-Габриэль Колетт
© Culture Club/Getty Images

Шанель тоже вошла в историю не под именем Габриэль. Существуют две версии, как она стала именно Коко. Согласно одной, близкие друзья называли ее цыпленочком, согласно второй, и более реалистичной, в кафешантане «Ротонда» она так часто исполняла песню о пропавшей собаке Qui qu'a vu Coco («Кто видел Коко»), что это прозвище прилипло к ней навсегда. Сама Шанель заявляла, что цыплячье имя ей никогда не нравилось, но при этом не отказалась от него.

Габриэль Шанель
© Lipnitzki/Roger Viollet/Getty Images

 

 

Мужчины

И Колетт, и Шанель жили во времена, когда женщина могла сделать карьеру лишь с помощью мужчин. Так, первый муж Колетт Анри Готье-Виллар сподвиг ее писать романы, сюжеты для которых женщина брала из своей собственной жизни. Первые книги Колетт о девочке Клодин, завоевавшей любовь Франции, выходили под именем мужа, он мгновенно стал одним из самых популярных писателей начала XX века.

Колетт и Анри Готье-Виллар
© Hulton Archive/Getty Images

Сегодня его, конечно, никто не помнит. Ходили слухи, что Виллар закрывал жену в комнате и не выпускал до тех пор, пока она не напишет свой дневной минимум, что, кстати, было отображено в фильме. Впрочем, дело тут не столько в корысти или тщеславии: иначе Колетт просто не смогла бы написать роман так, как хотела именно она.

 

 

Кроме того, Виллар наряжал Колетт в школьную форму (вроде той, что носила Клодин) и в таком виде они появлялись в свете. После развода Колетт продолжила писать под своим именем, и ее работы пользовались большим успехом.

В карьере Шанель также большую роль сыграл мужчина. Англичанин Артур Кейпел, известный как Бой, был не только ее другом и любовником, но также спонсором, финансировав магазины Шанель. 

Артур Кейпел и Коко Шанель
© Apic/Getty Images

 

 

Тяга к сцене

Обе женщины хотели найти себя на актерском поприще. Шанель пыталась строить карьеру певицы, но дальше провинциальных кафешантанов дело не пошло. На первом же более-менее серьезном прослушивании ей прямо сказали, что пение — не для нее.

А вот Колетт достигла куда больших успехов. После развода с мужем она часто играла в пьесах и выступала в кабаре. Одна из самых известных ее постановок — пантомима «Египетская мечта», которую она делала вместе со своей любовницей Мисси, более известной как Маркиза де Морни (племянница Наполеона III). После первого же выступления, вызвавшего жуткий скандал, шеф жандармерии грозился закрыть кабаре в случае хоть еще одного выступления. Дело в том, что в постановке были показаны отношения двух женщин, открыто живущих вместе, — по сути, сюжет из реальной жизни Колетт. Мисси была одета в мужской костюм-тройку, абсолютно такой же она носила и в жизни, а еще поговаривают, что фальшивые усы она сделала из шерсти своего пуделя.

Колетт в театре Mathurins
© Culture Club/Getty Images

 

 

Стиль

Пиджаки и костюмы-тройки прямиком из мужского гардероба, морские мотивы, черное и белое, скромные (по меркам конца XIX и начала XX века) соломенные канотье, простые и невычурные силуэты. Все это относится и к коллекциям Chanel, и к гардеробу Колетт, а еще попадает под определение стиля la garçonne.

Шанель умела мастерски эксплуатировать мужские образы, переодеваясь в вещи своих любовников во время домашних маскарадов. Колетт носила мужские костюмы и на сцене, и в повседневной жизни. Кроме того, писательница была одной из первых женщин светского Парижа, решившихся обрезать волосы. Часто ее объяснение столь смелой смены образа приписывают Шанель. Представ перед родителями мужа с новой стрижкой, писательница сказала, что волосы пришлось отрезать из-за горелки, сильно опалившей их.

Сидони-Габриэль Колетт
© adoc-photos/Corbis via Getty Images

 

 

Умение видеть таланты

Одно из самых известных произведений Колетт — «Жижи». Кроме одноименного фильма с Лесли Карон и Морисом Шевалье в главных ролях, существует также огромное количество театральных постановок. В самой ранней бродвейской версии Жижи сыграла Одри Хепберн. Интересно, что эту роль тогда мало известная актриса получила благодаря самой Колетт, заметившей ее на съемочной площадке фильма «Дитя Монте-Карло». Кстати, спустя несколько лет Хепберн и ее первый муж Мел Феррер познакомились в Париже с Шанель. Впрочем, уже известная к тому моменту актриса несколько лет была клиенткой дома Givenchy.

Одри Хепберн и Колетт
© Hulton Archive/Getty Images

Шанель тоже открыла миру немало талантов и была щедрой меценаткой. У нее было не только прекрасное чутье, но и тщеславие. Ей льстило, что она помогает талантливым людям, а те отвечают ей преданностью. Часто именно Шанель спонсировала иллюстраторов, вышивальщиков, моделей, писателей и танцоров. Она оплатила даже «Весну священную», постановку Сергея Дягилева. Немудрено, что несколькими годами позже Шанель создавала костюмы для балета «Голубой экспресс».