Стиль
Впечатления Не отрекаются любя, или «Под покровом ночи» Тома Форда
Стиль
Впечатления Не отрекаются любя, или «Под покровом ночи» Тома Форда
Впечатления
Не отрекаются любя, или «Под покровом ночи» Тома Форда
© kinopoisk
Режиссер и дизайнер (теперь его хочется именовать так) Том Форд показал в Венеции новый фильм «Ночные животные». После интимных переживаний в «Одиноком мужчине» от Форда опять ждали чего-то личного и навзрыд, но он решил поиграть в большого мастера.

Для Тома Форда «Ночные животные» («Под покровом ночи» в российском прокате) — это серьезный проект, прежде всего, с профессиональной точки зрения, настоящий level-up. Во-первых, так долго он к нему шел, решая проблему «второго фильма». Во-вторых, подошел тем временем основательно: на этот раз сам написал сценарий. Кроме того, придумал целую концептуальную формулу. Новое кино снято не по классическим образцам, оно во всех смыслах — произведение современного искусства. Вот и самое глубокое переживание, которое остается от картины — видеошоу на титрах, где безобразные жирные женщины танцуют и нарочито вызывают отвращение, мол, ждали великой красоты, а получайте грандиозное уродство.

© kinopoisk

Том Форд всех обманул, как настоящий провокатор, которого мы запомнили по работе в Gucci. А заодно сделал отличный ироничный оммаж совриску в его самых штампованных и омерзительных проявлениях. Сюжет — тоже все больше коллаж, произведение мультижанровое, как сегодня принято, три фильма в одном. Здесь вам и драматический триллер, и психологическая мелодрама, и остросюжетный детектив. Перед нами то ли Ханеке с его «Забавными играми», то ли сериал «Настоящий детектив», то ли вообще «Сумерки» или «Секс в большом городе» какой-то. Если уж показывать способности, то во всем сразу. Наконец, сама главная героиня Сюзан (ее играет Эми Адамс) ощущает себя в этом холодном мире как акула Дэмиена Херста в формальдегиде, она — хозяйка арт-галереи. Все, что появляется в кадре из ее окружения — piece of art. Арт-объекты, кстати, по просьбе Форда для съемок одолжили действующие художники.

Бездушный лицемерный мир современного искусства рассматривается у Форда как антитеза настоящим искренним отношениям, которые мы все с вами теряем ради карьеры, выгоды или по семейным обстоятельствам. «Ночные животные» — так называется страшная книга, которую Сюзан неожиданно получает от бывшего супруга (его играет Джейк Джилленхол). Именно эта рукопись и вытаскивает ее из арт-трясины в больное прошлое, где, поступи она по-другому, все было бы намного правдивее и наивнее. Внутри этой рукописи — основной сюжет про насилие, месть, который мы и смотрим глазами главной героини. Муж, жена и дочь едут ночью по пустыне, на них нападает банда ночных хулиганов, которую возглавляет харизматичный, но хладнокровный злодей (одна из лучших ролей в карьере британского актера Аарона Тейлора-Джонсона). И здесь все как раз по Ханеке, спастись не получится, зло иррационально — через несколько минут на кроваво-красном диване найдут тела изнасилованных женщин, а потерянный герой пустится на поиски пропавших близких. Отчаяние, ярость и желание мести — вот какие чувство испытывает этот герой, который вместе с шерифом, умирающим от рака (еще одна яркая роль Майкла Шеннона), пытается всеми силами добиться правды, вернуть любимых. Казалось бы, причем здесь она и все эти придорожные страсти? Но такая изощренная история — ключ к тайнам их общего прошлого. Главный герой с садистским удовольствием заставляет девушку, которая когда-то его бросила, пережить сегодня целый каскад эмоций и переживаний из этой книги — чтобы та наконец прочувствовала все, что он испытал после расставания. Местами такой метод можно назвать даже женоненавистническим, ведь осуждение девичьего непостоянства здесь тоже налицо. Чего стоит только эпизод с мамой (не менее ужасной, чем те женщины в начальных титрах), которая советует его поскорее бросить. И в таком случае не совсем ясно, с какой целью понадобился такой сложносочиненный метод повествования, ведь идея у Форда оказывается до боли банальной. Оказывается, все что он хотел сказать — не отрекаются любя. На пресс-конференции после премьеры на Венецианском кинофестивале он еще дополнительно разжевывал восхищенным зрителям, что если вы нашли своего человека в жизни, то нужно за него обязательно крепко держаться и ни за что не отпускать. Свой фильм он рассматривает поэтому как предупреждение о том, что может последовать, если вы позволите ей/ему уйти. Потому книга и выходит такой жестокой, ведь это и есть метафора душевного состояния человека, потерявшего любовь. А еще это и месть одновременно — чтобы тот, кто бросил, тоже испугался.

© kinopoisk

Но вот в чем загвоздка: все, к чему призывает Форд в своем кино — к искренности, верности чувствам — в его случае как режиссера совсем не сработало. Все получилось наоборот, как-то неуклюже, топорно, что больше напоминает игру в классика (в Дэвида Линча, например), а не искреннее высказывание о наболевшем. Получается, что как художник, даже очень современный, он как раз предательством и занимается, предает себя и своих близких и лояльных зрителей. «Одинокий мужчина» хоть и не получил каких-то высоких критических оценок, но тем не менее стал культовым для понимающих, для эстетов, для тех, кто с ним одним воздухом дышит. Но на этот раз именно магии кино не случилось. На выходе — пустое, холодное и расчетливое кино, как показанный им арт-мир, с кучей штампов и эстетических просчетов. В общем, что-то пошло не так. Увы, не получается отметить в этом фильме и, пожалуй, главное достоинство этого художника — визуальную безупречность. Даже Лос-Анджелес и пустыни снять красиво почему-то не вышло, а ведь здесь у него найдется вдоволь конкурентов. Тем не менее, профессионалом Том Форд теперь прослыл — показал, что может, и пообещал снимать чаще. Но нам такого мастера не нужно, верните того честного и эмоционального мужчину.