Стиль
Впечатления «Финансовый монстр»: Джоди Фостер о помешательстве на деньгах
Стиль
Впечатления «Финансовый монстр»: Джоди Фостер о помешательстве на деньгах
Впечатления
«Финансовый монстр»: Джоди Фостер о помешательстве на деньгах
© kinopoisk.ru
Геннадий Устиян посмотрел «Финансового монстра» и увидел в нем незлобную сатиру на глупое телевидение и мир жадного бизнеса, обманывающего простой рабочий класс. Так Джоди Фостер, сидящая в кресле режиссера, сочувственно улыбается бедным слоям населения.

«Финансовый монстр» был крайне символично показан вне конкурса на последнем Каннском кинофестивале — ровно 40 лет назад 14-летняя актриса Джоди Фостер впервые приехала в Канны с фильмом «Таксист», получившим «Золотую пальмовую ветвь» и тоже, как и новое кино Фостер-режиссера, посвященным маленькому человеку (в обоих случаях это нью-йоркский водитель), которому надоедает терпеть, и он берется за пушку.

Что доказывает «Финансовый монстр» через 40 лет после «Таксиста»? Что Джоди Фостер — конечно, не Мартин Скорсезе (хотя, справедливости ради, никто не может им быть). Но редко снимающая Фостер (это ее четвертый фильм за 25 лет) — хотя бы одна из немногих, кто помнит большое социальное кино 70-х и в наше время спецэффектов и супергероев храбро делает картину, явно вдохновленную «Собачьим полднем» (часть про заложника, на чьей стороне симпатии зрителей) и «Телесетью» (критика помешанного на рейтингах телевидения) — шедеврами, предлагавшими людям думать и при этом собиравшими кассу в 1970-х.

 

Кадр из фильма «Финансовый монстр»
© kinopoisk.ru

Коммерческая судьба «Финансового монстра» тоже складывается неплохо. При бюджете $27 млн фильм за две недели проката собрал $53 млн, что, конечно, не уровень «Первого мстителя», вышедшего в Америке немногим раньше, но в итоге картина окупится и принесет студии деньги. Фостер даже неожиданно попала в тренд — кино о деньгах или, скорее, о денежных махинациях, сейчас вызывает интерес, особенно после успеха вышедшей зимой «Игры на понижение», в которой детально разбираются причины банковского коллапса 2008 года (в первую очередь это лень и недальновидность).


В отличие от «Игры на понижение» Фостер все же снимает экшен. Доведенный до отчаяния водитель Кайл (Джек О’Коннелл из «Несломленного»), потерявший во время коллапса на $800 млн одной компании $60 тыс., оставленные ему умершей матерью, врывается в телестудию во время съемок и берет в заложники ведущего развлекательно-аналитической программы Ли Гейтса (у Джорджа Клуни хорошо получается играть циничных шоуменов, потому что со многими он явно часто сталкивается лично). Так как Гейтс прерывает свои прогнозы нелепыми танцами под хип-хоп, можно догадаться, что работает он не для профессиональной аудитории бизнесменов, а для простых людей — таких, как потерявший деньги поверивший его анализу Кайл.

 

 

Джулия Робертс играет продюсера Гейтса с тем же страдательным выражением лица, с которым она теперь появляется в каждом втором фильме. Бывшая «красотка» и главная кассовая звезда Америки сейчас выступает в актерских ансамблях, не перетягивая одеяло на себя, и виновата в этом не она, а наше время, в которое зрители больше не ходят на звезд. Лет 25 назад «Финансовый монстр» благодаря громким именам и какому-никакому, но экшену, мог бы стать лидером проката недели. Теперь это кино «для взрослых» (взрослые в данном случае приравниваются к меньшинству), благоразумно длящееся чуть больше полутора часов, достойно, но не больше, пройдет в прокате, и это в смысле денег, которым посвящен фильм, не менее показательный комментарий нашего времени, чем монолог Джорджа Клуни о том, что потеря шестидесяти тысяч долларов – еще не конец света и не повод для самоубийства.