Искусство Женская доля: кем были музы Пикассо, Мане и Матисса
Искусство
Женская доля: кем были музы Пикассо, Мане и Матисса
21 марта в Париже откроется масштабная выставка в честь Ольги Хохловой — первой жены Пикассо, которую он и боготворил, и проклинал, но без нее его жизнь и карьера сложились бы иначе. Кто еще был в числе влиятельных женщин художников, вспомнил «РБК Стиль».

Ольга Хохлова — «русская жена» Пикассо

Молоденькую балерину «Русских сезонов» Пабло Пикассо встретил в Риме, и спустя 15 месяцев они обвенчались в Париже. «В ней же ничегошеньки не было», — шептались по углам балерины дягилевской труппы. В благовоспитанной Ольге Пикассо увидел образцовую жену — ему казалось, что 35 лет — самое время остепениться. Хохлова же видела в нем салонного художника и сделала все, чтобы вывести его в парижский свет. Весь этот новомодный кубизм был ей не по душе, а потому она просила писать ее «понормальнее». Ошиблись оба. Но от этого худшего, по словам Пикассо, периода его жизни остались десятки картин, на которых и семейная идиллия — классические портреты нежной супруги и их сына Поля, и семейная война — в конце 20-х Пикассо изображал Хохлову со звериным оскалом и змеиным языком.

1. Ольга Хохлова, 2. Викторина Мёран, 3. Сюзанна Валадон

Викторина Мёран — «Олимпия» Мане

Ей было 18 лет, ему 30. Она — девчонка из бедной семьи с тайной мечтой стать художницей. Он — аристократ и востребованный художник. «Сотрудничество» Эдуарда Мане и Викторины Мёран (а доказательств того, что они были любовниками, как не было, так уже и не будет) началось с «Уличной певицы» (1862) и закончилось на «Железной дороге» (1872–73). С десяток прекрасных картин, но в историю искусства Мёран вошла как Олимпия — голая проститутка, скандал и позор. Тело ее было далеко от канонов красоты того времени, слишком уж худое. Да-да! Ее даже прозвали «креветкой». Художницей Мёран все-таки стала, более того, на Салоне в 1879 году ее работы выставлялись в одном зале с картинами Мане. Но свою «олимпийскую» славу ей так и не удалось переиграть.

Сюзанна Валадон — натурщица, художница, мать Утрилло

Ее настоящее имя — Мари-Клементин Валад. Сюзанной ее прозвал Анри де Тулуз-Лотрек за то, что она позировала стареющим мэтрам. Перед Ренуаром она плясала («Городской танец» и «Танец в Буживале»), с Лотреком выпивала на Монмартре («По­х­мелье»). Ему же она показала свои первые рисунки: в шкуре музы и любовницы Валадон было тесно. В 1894 году Валадон стала первой женщиной-­художницей, принятой в Société Nationale des Beaux-Arts, аналог нашего Союза художников.

Сюзанной ее прозвал Анри де Тулуз-Лотрек за то, что она позировала стареющим мэтрам. Перед Ренуаром она плясала, с Лотреком выпивала на Монмартре.

К живописи она пристрастила и своего единственного сына Мориса, правда, сделала это только ради того, чтобы избавить от другой страсти — к спиртному. Так Морис Утрилло стал одним из главных пейзажистов XX века. Ему приписывали множество влия­ний — Писсарро, Сислея, но он всегда отвечал одно и то же: никаких других картин, кроме картин своей матери, я в жизни не видел.

Лидия Делекторская — друг и помощница Матисса

Помощница в его мастерской, сиделка для его больной жены, секретарша и модель — 22-летняя Лидия Делекторская встретилась Анри Матиссу поздно, в 63 года, и до его смерти они были неразлучны. Молчаливая русская не сразу обратила на себя внимание художника, но, разглядев ее, он мог писать Делекторскую часами. «Каждый раз, когда я скучаю, я сажусь за портрет мадам Лидии — и тоски как не бывало». Результат — сотни портретов, ­какие-то он ей даже дарил. Их отношения так и остались загадкой. «Была ли я «женой» Матисса? И нет, и да. В материальном, физическом смысле слова — нет, но в душевном отношении — даже больше, чем да. Так как на протяжении 20 лет я была «светом его очей», а он для меня — единственным смыслом жизни».

1. Соня Делоне, 2. Гала, 3. Лидия Делекторская

Соня Делоне — художница и жена художника Делоне

Соня и Робер Делоне были супругами, соратниками, а в чем-то и соперниками. Сара Штерн — настоящее имя художницы родом из Одессы — девушка решительная. В первые мужья она выбрала себе влиятельного галериста: получила от него документы, выставки, знакомство с Робером Делоне и тут же развелась. Супруги Делоне — оба к тому времени уже состоявшиеся художники — все делали вместе: и костюмы к дягилевской «Клеопатре», и сценографию железнодорожного павильона на Всемирной выставке в Париже. Но главное их детище — жизнерадостный гибрид кубизма и футуризма, названный «симультанизмом».

Гала — «Градива» Дали

Сальвадор Дали — самый знаменитый сюрреалист в мире. Она — его самая знаменитая супруга. Елена Дмитриевна Дьяконова была из той породы женщин, которые брали и делали. Первым ей под руку попался юный французский поэт Поль Элюар. Она сделалась его музой и литературным агентом. К слову, это он придумал ей поэтичное имя Гала с ударением на последний слог, воспел ее в своих стихах и познакомил с Дали. «Ты станешь таким, каким я хочу тебя видеть», — говорила Гала своему новому «проекту», и тот никогда не сопротивлялся, ведь она считала его гением. «Я слепо верил всему, что она мне пророчила», — говорил Дали. А пророчила она ему мировую славу и миллионные гонорары. Все сбылось.

1. Эмилия Кабакова, 2. Патти Смит, 3. Чиччолина

Патти Смит — подруга жизни Мэпплторпа

Они познакомились детьми, в «лето любви» 1967 года — обоим 20 лет. Детьми они и остались друг для друга на всю жизнь. Патти Смит и Роберт Мэпплторп были друзьями, любовниками, сожителями, соавторами, матерью и сыном, братом и сестрой, художником и музой. «Случайная встреча, изменившая все течение моей жизни», — напишет Смит в своих мемуарах «Just kids» после смерти Мэпплторпа. Она была его первой моделью. Она же заставила его отложить в сторону рисунки и коллажи и взять в руки Polaroid. А Мэпплторп настоял на том, чтобы она отложила на время свою мечту стать поэтом и занялась вокалом. «Когда я смотрю на обложку «Horses», — говорит Смит о своем дебютном альбоме 1975 года, обложку для которого снял Мэппл­торп, — я вижу не себя, а нас двоих».

Чиччолина — порнодива и живой реди-мейд Кунса

К моменту их знакомства в конце 80-х оба были уже достаточно знамениты. Джефф Кунс успел хорошенько поскандалить с копиями старых мастеров. Илона Сталлер, при переезде из родной Венг­рии ставшая Чиччолиной, сделала образцовую для Италии карьеру: звезда эротических ток-шоу и порнофильмов и — хоп — депутат в итальянском парламенте. Там она фонтанировала идеями. Так, в разгар войны в Персидском заливе заявила о готовности заняться любовью с Саддамом Хусейном, чтобы восстановить мир на Ближнем Востоке. С Хусейном не вышло, зато получилось с Кунсом. В 1991 году они поженились, меньше чем через год разошлись, через шесть развелись. Она сбежала с сыном, он грозил ей тюрьмой. Но главным детищем этого стремительного союза стала серия картин и скульптур «Сделано на небесах», в пикантных подробностях показывающая постельные сцены из жизни Кунса и Чиччолины. Ничего откровеннее история искусства XX века, пожалуй, не видела.

Эмилия Кабакова — соавтор и менеджер Кабакова

Международная карьера Ильи Кабакова — одного из основателей московского концептуализма — закрутилась в конце 80-х, когда он окончательно уехал из СССР. В эти же годы в его жизни вновь появилась Эмилия, эмигрировавшая в США задолго до него. Вообще-то они из одной семьи, Кабаков приходится ее матери двоюродным братом. Кабаковы обосновались в Нью-Йорке, и Эмилия стала его женой, другом, менеджером, казначеем и соавтором. С 1990 года работы подписываются исключительно двумя именами — «Илья и Эмилия Кабаковы». В том, что Кабаков стал самым дорогим из ныне живущих российских художников, во многом ее заслуга. С собой в Америку он прихватил и свои картины. В то время цена им была несколько десятков тысяч долларов. Изучив рынок, Эмилия Кабакова решила увеличить их стоимость в среднем в десять раз. Так счет пошел на сотни, а потом и на миллионы (самые дорогие — «Жук» — $5,8 млн и «Номер люкс» — $4,1 млн). Но про деньги, как уверяет Эмилия, мэтр ни сном ни духом. Его дело — рисовать. Для всего остального есть она.

Выставка «Olga Picasso» в Музее Пикассо в Париже будет открыта с 21 марта до 3 сентября.