Стиль
Герои Игорь Рыбаков и Алексей Сергиенко — о троне с $1 млн и энергии денег
Стиль
Герои Игорь Рыбаков и Алексей Сергиенко — о троне с $1 млн и энергии денег
Герои
Игорь Рыбаков и Алексей Сергиенко — о троне с $1 млн и энергии денег
Алексей Сергиенко и Игорь Рыбаков
© Георгий Кардава
Сегодня 78-й «форбс» Игорь Рыбаков и петербургский художник Алексей Сергиенко представили в Art Residence масштабный арт-проект — стеклянный трон, наполненный $1 млн. Мы сели на него и поговорили с создателями.

После того, как на зрителей «Газпром Арены» во время форума Synergy Global просыпались $20 тыс., Игорь Рыбаков — миллиардер, блогер, филантроп и виновник торжества — решил поднять ставки и поразить общественность в разы большим количеством купюр. Тут на помощь пришел художник и йог Алексей Сергиенко. Вы точно знаете его, даже если не особо интересуетесь совриском: Алексей, помимо прочих, написал картины «Путин в ромашках» и «Путин, звезда, корона», которые Айсель Трудел выбрала для вещей из коллекции Aizel x Team Putin. На стыке больших денег и большого искусства появился трон из стекла, наполненный подлинными долларовыми купюрами. Игорь и Алексей объяснили, что это, зачем и для кого, а еще порассуждали на тему материальности мыслей, формулировки целей и самопознания.

Давайте начнем с предыстории: как появилась идея залить $1 млн в стеклянный трон? Я знаю, что вы вложились поровну — по $500 тыс. и проект должен излучать энергию денег. Как это вообще работает?

Игорь Рыбаков: Началось все много лет назад. Когда я был ребенком, отец подозвал меня к себе, дал доллар и сказал: «Неважно, кем ты станешь, важно научиться приумножать деньги. И когда приумножишь, научить других». Собственно, так все в моей жизни и сложилось, а 4 октября на бизнес-форуме Synergy Global в Петербурге я представлял свое сольное выступление «Ставка сыграла». Там вспомнил историю про отца и со словами «У меня получилось. Теперь хочу, чтобы у тебя получилось!» сбросил на зрительный зал 20 тыс. «долларов Рыбакова». Купюры в один доллар с надписью «Х10» — я их называю билетами в лучшее будущее. Алексей был на моем выступлении и очень вдохновился.

Алексей Сергиенко: Дождь из денег стал самым ярким событием форума, его все обсуждали. Доллары начали передаривать друг другу, продавать на «Aвито» — началось движение денег.

Игорь Рыбаков: Движение рыбакоинов.

Алексей Сергиенко: Мы с Игорем знакомы по клубу «Эквиум» (инициатива «Рыбаков Фонда», закрытый клуб, направленный на рост и развитие предпринимателей. — «РБК Стиль»), я писал его портрет. Игорь сказал: «Давай играть в эту историю дальше, делать арт-проект». Так родилась идея соорудить трон, наполненный настоящим миллионом долларов, энергией денег. Миллион долларов — это же бренд, всеобщая мечта. Мы могли бы и 60 млн руб. в трон вложить, но что такое 60 млн. руб.?

Игорь Рыбаков: Это просто хорошо. Вообще, я предложил Алексею создать объект, увеличивающий человеческие пожелания в десять раз. «Х10» — моя концепция. То есть человек присаживается на трон, думает о любви — любви становится в десять раз больше. Но нужно быть аккуратным: если сесть на трон с негативными мыслями или пожелать кому-то неудач, все так же умножится в десять раз. Поэтому лучше себе, окружающим и всему миру желать что-то хорошее и полезное: счастье, наполненность, удовлетворение, благосостояние.

Игорь Рыбаков
© Георгий Кардава

То есть энергия трона не только на финансовую сферу распространяется?

Игорь Рыбаков: Мы же не из одних финансов состоим. Деньги не могут быть целью — это просто инструмент, усиливающий остальные сферы нашей жизни.

А уже есть конкретные примеры влияния трона на людей?

Алексей Сергиенко: Да, у меня. Я месяц готовил этот проект, произносил слова «доллары» и «деньги», наверное, тысячу раз в день, обсуждал трон на совещаниях и как-то незаметно начал иначе относиться к деньгам. Я чувствую, что их становится больше — я же их визуализировал. Все начинается с мысли. Потом следуют слово, дело, а затем мысль материализуется. Вот так я и стал богаче. Гарантирую: трон работает.

Игорь Рыбаков: Между чувствами и поведением существует прямая связь. Сперва возникают чувства, потом мысли, потом дела. Вот мы готовим трон к презентации, Алексей уже сообщает, что надумал открывать свою галерею в Москве — то есть настроился на развитие бизнеса. У меня за год, что я готовился к выступлению в Питере, и за два месяца, что мы придумывали трон, тоже произошел гигантский сдвиг в денежной сфере. Представьте себе, деньги любят движ и быстро уходят от людей, которые стесняются своего состояния, откладывают на «черный день», прячут по сейфам. Например, как только начался движ — акции моей компании Prytek выросли со $120 млн до $270 млн. Иных объяснений, кроме энергии денег, я не нашел. И в этой шутке есть только доля шутки.

Алексей Сергиенко: У меня в Москве есть предприятие интерактивного искусства — «Музей эмоций», — его акции также подорожали (в этом музее, расположенном в бизнес-квартале «Арма», трон будет выставлен на всеобщее обозрение с 1 декабря. — «РБК Стиль»). За три месяца с 450 тыс. руб. до 1,2 млн руб. Правда, они растут органически: посетителей прибавилось, люди акции покупают. Где фокус внимания — там рост. Думаешь о еде — постоянно ешь, поправляешься. Думаешь о деньгах — богатеешь. Все мои проекты соответствуют нескольким критериям. Во-первых, нести пользу людям: мы хотим, чтобы люди и, как следствие, наша страна стали богаче. Во-вторых, продукт должен быть уникальным. Трон — первый арт-проект из стекла и долларов, да еще и самый дорогой арт-объект в России. Его можно возить по стране, показывать людям — это тоже обязательное условие, искусство должно дышать. Трон будет работать: за день на нем может посидеть несколько тысяч человек.

Алексей Сергиенко
© Георгий Кардава

Игорь Рыбаков: Представьте, сколько людей в год.

Алексей Сергиенко: Представьте, как разойдется денежная энергия по России.

Игорь Рыбаков: Многие, кстати, считают, что деньги любят тишину — эдакое традиционное верование выходцев из бывшего СССР. Когда мы не говорим о деньгах — не впускаем их в свою жизнь. Чего сторонишься — того не получишь. А мы даем возможность людям разрешить себе этот миллион долларов и даже больше. Деньги нужны всем. Деньги нужны всегда. Нам нравится дарить шанс людям впускать деньги в свою жизнь.

Алексей Сергиенко: Искусствовед Дмитрий Озерков, с которым я часто советуюсь, сказал, что наш арт-объект — переломный в истории отношения к деньгам в России: «Деньги больше не любят тишину. Холодной московской зимой они хотят расти, как снежный ком».

Вы оценили находчивость людей, которые стали продавать ваши доллары на «Aвито»? Вы же их выкупали, насколько я знаю.

Алексей Сергиенко: Да, команда Игоря выкупила какое-то количество, чтобы мы уложили их под стекло в бархатные коробочки и подарили друзьям на презентации. Оставшиеся, кстати, продадим. Если человек может себе позволить купить $1 за $1000, он мыслит в правильном направлении.

Игорь Рыбаков: Ну извини, в бархатной коробочке — это уже арт-объект, а не просто доллар. Это уже машина высшего финансового откровения. Я никогда не купил бы 1$ за $1000.

Алексей Сергиенко: Но когда он в коробочке...

Игорь Рыбаков: Я вам про «Aвито» скажу. Я лично сделал три звонка в один день. Ни один, узнав, кто им звонит, не согласился продать мне доллар. Я говорю: «Слушай, парень, у тебя этот билет в жизнь уже сработал, продай мне — я запущу его в жизнь другим людям». После этих слов доллары мне дарили. Собственно, разговоры с «авитовцами» и побудили нас донести эту мысль через современное искусство более широкому кругу людей.

Мы могли бы и 60 млн руб. в трон вложить, но что такое 60 млн руб.?

Насчет ваших лекций хотела спросить. Приносят ли они осязаемые плоды? Подходят ли к вам люди со словами: «Игорь, вы мне так помогли! Я заработал десять миллионов».

Игорь Рыбаков: Конечно, многие подходят. Но я предлагаю смотреть объективно: важно, не кто что сказал, а что изменилось в пространстве жизни этих людей. Если человек создает новое производство, строит школу, открывает рабочие места — делает нечто полезное, тогда да, мои советы сработали. Так происходит с посетителями моих семинаров, подписчиками моего YouTube-канала и Instagram, участниками клуба «Эквиум».

Алексей, вы ведь тоже тяготеете к просветлению, коучингу. Какие у вас достижения?

Алексей Сергиенко: Я преподаю 28 лет. Изначально работал детским тренером по карате и ввел в занятия медитацию. Через месяц родители засыпали меня благодарностями: дети стали лучше учиться и меньше болеть. С тех пор принцип непосредственной пользы от обучения для меня на первом месте. Не скажу, что  мои ученики начинают лучше зарабатывать, но лучше жить — точно: правильно питаются, занимаются дыхательными практиками, изучают искусство, меньше болеют и больше путешествуют. Один, например, сейчас едет на деревянном велосипеде по Африке. Больше года едет. Переквалифицировался из бизнесмена в писатели, развелся с женой и отправился искать свою любовь.

А у кого вы сами учитесь?

Алексей Сергиенко: Мне нравится психолог Михаил Бородянский. Он подарил мне свою книжку, я прочитал и понял, как вообще устроены люди, почему вел себя определенным образом в детстве, почему определенным образом поступаю сейчас. И главное — зачем. А так мои учителя — Пабло Пикассо и Леонардо да Винчи.

Игорь Рыбаков: Меня вдохновляет наш великий психолог Лев Семенович Выготский. Он написал свои труды сто лет назад — они актуальны и по сей день. Я очень рад, что мы возвращаем Выготского в школьную программу в России. Во всем мире он давно в фаворе: Финляндия, США опираются на его труды. А еще мой любимый наставник — Джек Ма.

© Георгий Кардава

Алексей, вы говорили, что у вас нет ни одного убыточного проекта. Как можно монетизировать трон?

Алексей Сергиенко: Он однозначно принесет доход: люди будут покупать билеты, сопряженные сувениры. Помимо прочего, его можно просто продать за $10 млн. А может и дороже — актуальное искусство на первых порах недорогое, но, когда обрастает легендами, приобретает известность, дорожает в разы, как акула Дэмьена Херста. Он же продал акулу в формальдегиде за $12 млн владельцу бизнес-центра. Был обычный бизнес-центр, а стал бизнес-центр с акулой — аренда подорожала, и все — владелец в плюсе.

Один из самых частых вопросов насчет Игоря Рыбакова: как при вашей мультизадачности, YouTube-канале, коучинге, музыкальной деятельности удается продвигаться вверх по списку Forbes?

Игорь Рыбаков: 25 лет я совершенствовался внутри компании «Технониколь», были внедрены: бережное производство как философия, налажены бизнес-процессы, ликвидированы все виды потерь. И вдруг — провидение. Всевышний подсказал мне, что дальнейшее процветание компании связано с моим выходом к людям, с трансляцией накопленных знаний на все другие сферы жизни нашей страны. То есть сперва я создал эффективную компанию, потом работал на увеличение собственной известности, популярности — на бренд. Теперь бренд работает на меня. Моя компания «Технониколь» достигла выручки 120 млрд рублей и продолжает расти на 10% в год, а, например, акции моего инвестиционного холдинга Prytek выросли, когда Bloomberg написал о дебютном альбоме Рыбакова «Уходило лето», посвященном жене. В общем, я раскрыл секрет: будешь известным — будет больше бабок.

Деньги любят движ и быстро уходят от людей, которые стесняются своего состояния, откладывают на «черный день», прячут по сейфам.

К слову об альбоме. Это история чисто для музыкальных площадок, для жены или вы можете выступать, например, на презентациях? Есть у вас подобная амбиция?

Игорь Рыбаков: Алексей уговаривал меня спеть на презентации трона. Разумеется, это возможно. Если отправляться в гастрольный тур — так и с альбомом, и с троном. Скажу вам по секрету: сейчас готовлю на осень 2020 года грандиозную «Службу на деньги». Подробности сообщим позже. А вообще вы затронули очень интересную тему. Планы или амбиции… В конце концов, я и выступление в «Газпром-Арене» с денежным дождем себе не представлял. Планируя что-то, мы сажаем себя в тюрьму ограничений: откуда нам знать, что именно приведет нас к успеху? Своими же планами себя обездвиживаем... Парадоксально. Короче, амбиция есть.

Подождите, как это «обездвиживаем себя планами»? А как же фокус внимания?

Игорь Рыбаков: Есть разница: хотеть стать певцом и хотеть стать известным. Захочешь стать певцом — будешь петь в каком-нибудь подвальном караоке. Сбылось же: ты певец. А что если бог решит, что ты не певец и известность ждет тебя в другой сфере?

Вы номинированы на Премию РБК. Можете сказать, какое достижение или достижения в этом году вы считаете главными для себя?

Игорь Рыбаков: Во-первых, для меня это год самовыражения в современном искусстве. Во-вторых, мы с моей супругой Катей учредили Rybakov Prize, эдакую Нобелевскую премию в сфере образования. К слову, приз тоже $1 млн. Год сплошных миллионов. В-третьих, моя новая компания Prytek показала стремительный рост на международных рынках. Особые достижения — это мои книги: «ТОК» — о том, как совершать выгодные шаги без потерь, и «ОТЕЦ» — о том, как воспитать своих детей чемпионами (совместный проект с отцом и тренером Хабиба — Абдулманапом Нурмагомедовым). Очень здорово, что такие премии, как Премия РБК, существуют: за признание люди готовы горы сворачивать.

Алексей Сергиенко: А я одинаково горжусь и новой освоенной асаной и бизнес-успехами. Трон, безусловно, — очень важный и сильный проект не только в 2019-м, но и в жизни вообще. Еще я открыл «Музей эмоций» в Москве и получил здание в Санкт-Петербурге напротив крейсера «Аврора» под интерактивный музей современного искусства. Четыре постройки по 2 тыс. кв. м бесплатно. Теперь в Санкт-Петербурге будет первый в мире музей, где можно взаимодействовать с экспонатами.