Стиль
Жизнь Почему трекеры сна не работают?
Жизнь
Почему трекеры сна не работают?
© Caiaimage/Paul Bradbury
The Guardian пообщалась с графическим дизайнером из Южного Уэльса, девять месяцев контролировавшим режим сна с помощью одного из многочисленных iOS-приложений. Ощутимый эффект был один — раздражительность.

Алекс Уайткросс все время беспокоился о том, сколько часов проспал. Часто подрывался среди ночи и проверял, сколько времени осталось до будильника, а на утро приложение выдавало отчет: «Ночью вы спали 5 часов 44 минуты, бодрствовали — 1 час 25 минут». «Я так зациклился на том, что мало сплю, что перестал спать совсем», — вздыхает молодой человек в разговоре с The Guardian.

Большинство людей страдают, сами того не подозревая, хроническим недосыпом — разработчики приложений умело делают на этом деньги. Британская исследовательская компания Persistence подсчитала, что к 2020 году рынок приложений и гаджетов для отслеживания режима сна (например, матраса, якобы подстраивающегося под фазы сна, и маски от храпа) вырастет до $81 млрд.

© 10'000 Hours / gettyimages.com

В 2017 году Journal of Clinical Sleep Medicine представил отчет о случаях одержимости здоровым сном, где ввел термин «ортосомния» — на манер орторексии — одержимости правильным питанием.

Ортосомния не признана официальным диагнозом, однако врачи-сомнологи больницы Royal Brompton в лондонском Челси часто имеют дело с фанатиками: «Пациенты показывали мне свои профили в приложениях и жаловались на проблемы со сном: мол, гаджет утверждает, что те перманентно недосыпают или всю ночь находятся в фазе быстрого сна. Что примечательно: чувствуют они себя при этом вполне хорошо, но навязчивые мысли не выходят из головы. Люди так сильно хотят уложиться в «положенные восемь часов сна», что в какой-то момент лишаются сна вовсе, сами создают себе проблемы», — объясняет врач Аланна Хэйр.

Гай Лешинер — невролог и автор книги «Ночной мозг» — утверждает, что у 20% его пациентов наблюдается ортосомния. Детский педиатр Майкл Фаркухар часто видит трекеры сна на запястьях юных пациентов: «Ребенка захватывают все эти цветные графики, цифры и картинки, которые выдает приложение».

© Sleep Pulse

Все трое врачей тем не менее говорят, что подобные приложения при правильном использовании и оглядке на индивидуальные привычки могут помочь наладить режим, но безоговорочно верить мобильным технологиям не стоит. «Мы изменяем сон при помощи полисомнограммы, — делится Хэйр. — Измеряем активность мозговых волн, движение глаз, напряженность мышц, частоту дыхания. Обычное приложение так не может. Более того, нередко программы засчитывают разговоры во сне или явные движения за бодрствование».

Еще одна проблема модных приложений — игнорирование индивидуальных потребностей человека. «Каноничные» восемь часов сна — средняя температура по палате: врачи в один голос твердят, что спать нужно ровно столько, сколько достаточно для того, чтобы проснуться бодрым.

«Если устройство диктует вам, как правильно спать, а вы пытаетесь подстроиться под него, то скорее вы заработаете хроническую бессоницу, чем достигнете «идеала», — предупреждает Лешинер. — Сон — одновременно и объективное, и субъективное состояние мозга. Он зависит от массы факторов, включая поведенческие и погодные».

The Economist предполагает, что трекеры сна стали тем, чем были фитнес-трекеры 10 лет назад — приборами для измерения своей уникальности и поводом утереть нос друзьям, выложив скрин с очередным достижением в соцсети.