Стиль
Впечатления Что посмотреть и попробовать в Югре. Гид «РБК Стиль»
Впечатления

Что посмотреть и попробовать в Югре. Гид «РБК Стиль»

Тревел-журналист Тимур Юсупов побывал в Югре и рассказал, как провести идеальный отпуск в одном из крупнейших нефтедобывающих регионов мира

Идеи для поездок по стране — в проекте «РБК Стиль» «100 путешествий по России».

Ханты-Мансийский автономный округ — мягко говоря, не самое известное у туристов направления. Сюда сложно найти тур, а друзья вряд ли восхитятся вашим желанием отправиться в отпуск в Югру. Но точно будут лайкать каждое фото оттуда и удивляться, что такие места есть всего в четырех часах лета от Москвы.

Нефть

«Наденьте, пожалуйста, костюм и каску. Без них нельзя», — проводит инструктаж девушка из «Лукойла». Наш микроавтобус едет на один из многочисленных кустов компании под Когалымом. Куст — это такое скопление нефтекачек, видимо, оттуда и название. Воображение рисует исполинские молоточки, которые, мерно покачиваясь, добывают нефть — такие, как я уже тысячу раз видел в фильмах.

Но реальность совсем иная: вместо огромных качалок хитрое переплетение труб, винтиков и каких-то приборов. Не такое уж и высокое — в один-два человеческих роста, не больше. После того как нефть выкачивают из-под земли, она попадает в нефтепровод и двигается на НПЗ — в Югре или за ее пределами. Там ее очищают, где-то доводят до готового продукта (например, бензина), но чаще до так называемой товарной нефти — чистого продукта без примесей, который и идет в продажу.

На следующем кусте я наконец встречаюсь с качалкой из фильмов. Она неспешно вынимает нефть из недр — раз в десять медленней, чем современные насосы. Именно поэтому качалок в округе становится все меньше и меньше — они просто менее эффективны.

Фото: Сергей Шандин

Наш сопровождающий Василий рассказывает, что пока попасть на такую нефтяную экскурсию проблематично. Впрочем, расстраиваться не стоит — просто путешествуя по Югре вы увидите десятки кустов, НПЗ и прочих объектов нефтяной инфраструктуры. Ко многим из них можно подойти достаточно близко и рассмотреть все в деталях.

Когалым

Город удивляет ухоженностью и количеством красивых зданий. Когда один из наших попутчиков оговаривается, что задание администрации сделать все хорошо дали нефтяники, все встает на свои места. Для «Лукойла» Когалым — один из ключевых городов, что отражает название, в котором буква «К» — это как раз Когалым («Л» — Лангепас, «У» — Урай плюс транслитерация английского слова oil — «нефть»).

В Когалыме, где чуть ли не каждый второй работает на главном городском предприятии, на балансе организации стоят образовательные, медицинские и другие социальные предприятия. В городе появляются памятники работы Тима Макфарлейна, Сержа Габатулера, Зураба Церетели и других архитекторов и скульпторов. И даже детские площадки тут выполнены в форме нефтекачек и бензовозов «Лукойла».

В небольшом Когалыме находится один из крупнейших аквариумов России.

«Главное — не бояться. Делай обычные вдохи и выдохи. Сначала будет казаться, что воздуха не хватает, но это нормально — просто мозг боится», — успокаивает меня инструктор Владислав перед погружением к акулам.

Фото: Сергей Шандин

Мы спускаемся под воду, я регулярно продуваюсь и стараюсь размеренно дышать, мы опускаемся все ниже и ниже. В какой-то момент поворачиваю голову и вижу в метре от себя огромную, в два раза больше человека, акулу. Это Даша, людей, по уверению Владислава, она не ест. Еще есть Соня, она немного поменьше.

Мы подплываем к огромному стеклу, и я опускаюсь на дно (глубина 4,5 м). Замираю и разглядываю морских обитателей. Им тоже любопытен неожиданный гость — рыбы подплывают все ближе и ближе, но в какой-то момент теряют ко мне интерес и отправляются по своим делам. На дне, у самого выплыва из аквариума, лежит огромный, не меньше пары метров в диаметре (по крайней мере, так кажется) скат. От одного взгляда на него меня пронизывают неуправляемый страх, но мы, к счастью, всплываем.

Стоит такое погружение 6 тыс. руб. за 15 минут, есть еще сафари-дайвинг, погружение в клетке — 2,5 тыс. руб. А еще под водой можно сыграть свадьбу, стоимость необычной церемонии (с репетицией) — 15 тыс. руб.

Аквариум — часть большого ТРЦ «Галактика», где, помимо магазинов, работает оранжерея с экзотическими обитателями, большой аквапарк с искусственной волной для серфинга, боулинг, скалодром и так далее. Мои сопровождающие говорят, что постройка ТРЦ — часть стратегии, которую можно описать примерно так: в городе нефтедобытчиков должно быть все, чтобы нефтедобытчики хотели уехать из города только в отпуск.

Рыбалка у хантов

«Привет, я Валера, хант», — с улыбкой тянет мне руку мужчина лет сорока в национальном костюме.

Валера Кантеров родился и вырос на стойбище, где живет и сегодня. Он занимается рыбной ловлей, охотится, плавает на обласе (традиционная лодка) и принимает в гости туристов. Вообще, попасть к Валере — задача нетривиальная.

Родовые угодья Кантеровых — территория, полная нефти. Нефтяники работают здесь по договоренности с хантами, платят им деньги, обеспечивают продовольствием, помогают с покупкой снегоходов и другой техники, оплачивают учебу детей, а взамен строят кусты на хантыйских землях.

Фото: Сергей Шандин

Съезд с основной дороги перегорожен шлагбаумом, за ним — частная дорога нефтедобытчиков. Досужий путник может попасть сюда лишь по приглашению Кантеровых. У нас такое приглашение есть — мы едем к хантам в рамках большого тура «Медиаразведка», который сервис путешествий «Туту.ру» делает с регионами. В этот раз — совместно с Фондом развития Югры. Задача проекта — открыть для журналистов и их читателей неизвестные, но интересные туристические направления.

Высокий статус делегации сталкивается с «синдромом вахтера» — недовольный мужичок на шлагбауме говорит, что, дескать, ничего не знает, спереди разобран мост и вообще лучше нам ехать через другую дорогу. Крюк отнимает у нас час.

Неожиданно асфальтированная дорога заканчивается и начинается песок. Высоченные сосны и красивейший желтый песок — пейзаж, который ожидаешь увидеть где-то под Юрмалой или на Куршской косе, но никак не в Западной Сибири. Наш микроавтобус ехать дальше не может, и я пересаживаюсь в «Ниву» к Валере.

Дорога петляет среди деревьев, порой кажется, что мы вот-вот увязнем в песке, но чудо российского автопрома легко справляется с очередным препятствием. Мы останавливаемся у берега реки, Валера зовет нас посмотреть на морду — традиционную ловушку для рыб, с помощью которой тут рыбачат.

Фото: Сергей Шандин

Меня моментально начинает сжирать мошка, средства не помогают, и я быстро наглухо застегиваю предусмотрительно купленный в Москве противоэнцефалитный костюм.

«Раньше морды делали из тонких прутиков, но их прочности хватало на пару лет. Эту морду я сплел из лэповских проводов, — показывает Валера, — уже десятый год пошел, а ей хоть бы что».

Прогресс давно пронизал быт хантов. Кроме морды из проводов, у Валеры новая машина со стеклоподъемниками и кондиционером (из-за ненадобности Валера его еще ни разу не включал), хороший мобильник, а на стойбище стиральная машинка, дизельный электрогенератор и интернет, благодаря которому дети учатся в школе, не покидая стойбища.

На обед нас угощают шулюмом — супом из оленины и падаванкой — рыбой, нехитро зажаренной на открытом огне. Блюда невероятно простые и настолько же вкусные.

Я сижу на пороге дома и думаю, что традиционный быт неминуемо меняется и уходит. Вот и обе дочери Валеры уже окончили институт и перебрались в город. Но на выходные стараются приезжать к родителям. 24-летняя Вика говорит, что в тайге ей спокойней.

Фото: Сергей Шандин

Сургут

Сургут по обороту промышленности (читайте: по богатству) занимает третье место в России, уступая лишь Москве и Санкт-Петербургу. По городу это видно: хорошие дороги, новые жилые комплексы, приличные рестораны и отели. Но Сургут — это город, в первую очередь, для работы, а не для отдыха и туристов. В городе сложно найти «центр» — место, где было приятно гулять, куда бы по вечерам и выходным стекались людские массы. Нет, очаги культуры и точки притяжения, конечно, есть, но они разбросаны по городу, как игрушки в комнате непоседливого малыша.

Наибольший интерес для путешественников представляют историко-культурный центр Старый Сургут (реконструкция старинных домов с элементами интерьера), дом купца Клепикова (единственное сохранившееся здание XIX века, внутри находится краеведческий музей) и Югорский мост (огромный вантовый мост, поддерживаемый всего одним пилоном высотой 150 м). Среди неочевидных достопримечательностей Сургута — крупнейший в России ведомственный автовокзал. Он принадлежит «Сургутнефтегазу» и ежедневно обслуживает порядка 12 тыс. нефтяников.

Фото: Сергей Шандин

Кроме того, в городе базируется единственная в мире полностью женская пилотажная группа «Барсы». В свободное от оттачивания навыков время девушки с удовольствием катают туристов.

За национальной кухней в Сургуте стоит отправиться в рестораны «Клюква» (в отеле «Медвежий угол») или «На высоте» (отель Gala).

Ханты-Мансийск

Ханты-Мансийск — город совсем иной природы. Окружная столица, город белых воротничков, почти вчетверо меньше Сургута, но от того не менее интересен. Знакомство с ним стоит начать с Самаровского чугаса — огромного природного парка, занимающего половину города. По нему проложены деревянные дорожки, местами путь освещается, а по дороге встречаются белки и бурундуки.

Фото: Сергей Шандин

Обязательно зайдите в Музей природы и человека, где можно увидеть скелет мамонта и даже подержать в руках его зуб (размером с пару буханок хлеба), познакомиться с бытом ханты и манси. В Музее геологии, нефти и газа можно узнать об истории освоения югорских недр, выяснить, как именно устроена нефтедобыча, и даже потрогать сырую нефть (правда, в специальных перчатках). Еще один обязательный к посещению музей — Торум Маа, реконструкция хантыйского и мансийского стойбищ под открытым небом. Экстерьеры и интерьеры жилищ воссозданы очень скрупулезно, а некоторые здания и вовсе привезены из настоящих стойбищ. Тут можно не только примерить на себя быт коренных народов, но и узнать тонкости охоты на белок, волков, лис и медведей.

И не забудьте о визитной карточке города — «Археопарке» на Объездной улице. Отсюда, кстати, открывается прекрасный вид на Иртыш и мост «Красный дракон» — еще одну визитку Ханты-Мансийска.

Фото: Сергей Шандин

Если останется время, сходите в местный концертно-театральный центр. Он может похвастаться немецким органом с клавишами, отделанными костью мамонта.

Фото: Сергей Шандин

Обратите внимание на бутик-отель Molly O’Brian. Ресторан при нем может похвастаться не только ирландским пивом, но и, возможно, лучшим в Югре сервисом и уровнем национальной кухни — чего стоят митболы из оленины и вяленой клюквы.

За съестными сувенирами зайдите в магазин «Сибиряк» на улице Коминтерна. В наличии все местные специалитеты — от оленя в разнообразных видах до муксуна и щуки, от варенья с шишками до мармелада с ягелем.

Современную одежду с этническими принтами делает местный бренд «Ёмас».

Небо

В Югре особенное небо. Эффектные закаты и рассветы я, конечно, видел и раньше. Но в Югре что-то совсем иное: в любой точке округа, абсолютно в любое время дня и ночи (может, из-за белых ночей) стоит только поднять взгляд вверх, и вы с вероятностью 100% увидите красивейшее небо. Да, не всегда от него перехватывает дыхание, порой оно раскрашено недостаточно ярко. Но такие мысли начинают посещать тебя где-то на третий день, когда сил ежесекундно восхищаться небом уже нет, и мозг начинает придумывать причины, почему сегодняшний закат не так идеален. Если бы в Югре не было ничего, кроме этого неба, то сюда все равно стоило бы приехать.

Фото: Сергей Шандин

Последний день в Югре, мы сидим в ресторанчике отеля «Миснэ». Коллеги из сервиса путешествий «Туту.ру» просят назвать три причины, по которым стоит приехать в округ. Я называю небо, этнический туризм и почему-то мошкару. Удивительно, но по ней я тоже буду скучать, хотя и не так сильно.

Керчомъя, плато Маньпупунер и Мутный Материк: 7 причин съездить в Коми.