Стиль
Впечатления Стоит ли радоваться превращению центра Москвы в пешеходную зону?
Стиль
Впечатления Стоит ли радоваться превращению центра Москвы в пешеходную зону?
Впечатления

Стоит ли радоваться превращению центра Москвы в пешеходную зону?

Фото: Globallookpress; итра-тасс
После масштабной реконструкции открываются Пятницкая улица, Покровка и Маросейка. На них осталось минимум полос для транспорта, все остальное отдано во власть пешеходов.

«Древний исторический облик улиц нашего города может быть грубо нарушен»...

«Авторы проекта... бесцеремонно вторгнутся в сложившийся десятилетиями быт москвичей»...

«Проект, предусматривающий сокращение числа полос движения автотранспорта, значительное сокращение числа парковочных мест, расширение тротуаров, посадку деревьев... кардинально изменит сложившийся столетиями профиль улицы»...

 

Эмоции переполняли письмо, которое отправила Сергею Собянину группа московских архитекторов в конце февраля, реагируя на планы реконструкции Покровки и Маросейски. Мэр Москвы эмоции проигнорировал, и уже сегодня любой москвич сможет оценить, правильно ли он поступил.

Что точно исчезнет, так это «сложившаяся десятилетиями» привычка москвичей, идущих по Маросейке или той же Пятницкой, вжиматься в стены домов или выходить на проезжую часть, чтобы разминуться со встречным пешеходом — на двоих ширины тротуара категорически не хватало.

Да, местные жители лишились какого-то числа парковочных мест, но в борьбе за новые общественные пространства мэрия Москвы идет на такие жертвы. За последние несколько лет в городе появилось два десятка улиц и переулков,

астично или полностью отданных пешеходам, и останавливаться в мэрии не намерены.

Улица Маросейка  во время реконструкции

 

Без новаций и деревьев

Организация пешеходных зон — тренд европейский. Там он возник даже не вчера. Самую знаменитую европейскую пешеходную улицу — Стрёгет в Копенгагене — закрыли для автомобилей еще в 1962 году.

Тогда, к слову, тоже не обошлось без недовольства автомобилистов — мэру города пришлось ходить с охраной, чтобы не поколотили недовольные горожане. «Кто будет ходить пешком по городу в нашем северном климате?» — спрашивали у мэра. Но уже через два года на радость владельцев магазинов и кафе число пешеходов на Стрёгет увеличилось вдвое. А спустя полвека эта улица — главный центр притяжения для жителей Копенгагена и туристов. Каждый день по ней проходят до 100 тыс. человек; для сравнения: по нашему Арбату — около 40 тыс.

Станут ли столь же популярными новые пешеходные зоны Москвы — вопрос открытый. Во-первых, гулять по таким улицам должно быть приятно. Во-вторых, притягивать людей они должны не только возможностью почитать книгу на лавочке. С этой точки зрения к новым проектам московских властей есть вопросы.

«Само по себе создание пешеходных зон и улиц — это колоссальный прорыв в градостроительной политике Москвы, движение от автомобильного хаоса к комфортной городской среде, — говорит вице-президент Ассоциации ландшафтных архитекторов России Илья Мочалов. — Есть успешные решения: например, мощение такими долговечными материалами, как гранитные плиты, брусчатка. Но есть и минусы. Качество строительства не всегда хорошее. А архитектура и дизайн новых пешеходных пространств — отсылка к архитектурным стилям прошлого без какого-либо новаторства».

В Москве, отмечает Илья Мочалов, в отличие от европейских городов не проводятся полноценные творческие конкурсы, на которых бы выбирались наиболее интересные проекты обустройства территорий.

«В результате в Европе мы видим смелые архитектурные решения, новаторские идеи, а у нас — лишь пародию на псевдоклассическую стилистику», — констатирует архитектор.

«Благоустройство улиц очень примитивное, никакого изыска или фантазии, — соглашается урбанист Александр Акишин. — Пространства в итоге выглядят привлекательно, но лишь только потому, что для Москвы любое улучшение в диковинку».

Главный же минус всех московских пешеходных зон — отсутствие деревьев. В мэрии говорят, что сажать их просто некуда: вся земля под тротуарами не земля вовсе, а клубок из труб и кабелей. Даже если посадить в такой грунт дерево, оно умрет. Вот и озеленяют пешеходные зоны клумбами с сезонными цветами.

Но клумбы не дают тени. Особо это чувствуется в пешеходных переулках, перпендикулярных Большой Дмитровке. Солнце «пробивает» их весь день, и в жару сесть здесь на заботливо установленные мэрией красивые лавочки — значит гарантировать себе тепловой удар.

«Ставить на таких улицах клумбы — это как больному человеку придавать здоровый вид с помощью косметики — красиво, но к лечению никакого отношения не имеет, — уверен Илья Мочалов. — Чтобы пешеходные зоны вместо пустынных, замороженных пространств стали похожи на зеленые оазисы, надо перекладывать подземные коммуникации и сажать деревья. Да, это дорого, да, придется менять строительные нормы, но делать это необходимо».

Мы разговариваем в кафе на пересечении Камергерского и Большой Дмитровки. Вокруг — те самые скамейки и клумбы с петуниями. Автомобилистам здесь оставили всего одну полосу. Не сказать, что они сразу приняли новые правила игры: едва ли не каждую минуту здесь кто-то «ломается» и встает на аварийку. Поломок тем больше, чем меньше в зоне видимости сотрудников ГИБДД. Но при всех минусах улица выглядит неизмеримо привлекательнее и цивилизованнее, чем это было еще пару лет назад.

Большая Дмитровка пока не особо привлекает праздно гуляющих, только спешащих к метро и по делам

 

Еда или покупки?

Второй вопрос к московским пешеходным зонам — чем, кроме безопасности прогулок, они могут привлечь людей. Большинство популярных пешеходных улиц в Европе и Америке развиваются, подчиняясь некой стройной концепции.

Таймс-сквер в Нью-Йорке — средоточие театров, кабаре и концертных залов. Венская Мариахильферштрассе — крупнейшая торговая улица в городе. Успешным этот проект стал не из-за количества магазинов, а потому что они проводят согласованную политику, имеют единую скидочную и бонусную программу. Атмосферу многих пешеходных улиц формируют уличные музыканты.

С музыкантами в Москве совсем беда. Равно как и с концепциями. Вспоминается разве что «сувенирный» Арбат да Столешников переулок, занятый магазинами люксовых брендов одежды. Их продавцы, к слову, не слишком рады расширению пешеходной зоны за счет Большой Дмитровки — покупатели вынуждены парковаться вдалеке, чем не очень довольны.

Магазины, рассчитанные на массового покупателя, на пешеходные улицы пока не спешат — аренда там самая дорогая в Москве. Вот и образуется в новых общественных пространствах явный перекос в сторону общепита. Особенно заметно это в обжитом уже Камергерском переулке, где кафе и рестораны заняли все первые этажи зданий, не «переварив» пока лишь МХТ им. Чехова и Дом педагогической книги.

Сытым в Кармергерском делать особенно нечего даже летом

Единственный в Москве концептуальный проект пешеходной зоны, который стремится к коммерческому успеху, — «Аллея Романов» между Воздвиженкой и Большой Никитской. В 2007 году инвесторы из Люксембурга получили контракт на реконструкцию шести домов за зданием журфака МГУ, напротив Кремля. Но вместо очередного бизнес-центра или закрытого комплекса апартаментов решили сделать гастрономическую улицу с кафе, ресторанами, кулинарными бутиками и тротуаром с подогревом, вымощенным брусчаткой. В 2007-м мода на обустройство пешеходных улиц в Москву еще не пришла, и это создало трудности.

«Компания — инвестор проекта Moscow Construction and Development вышла с предложение по созданию пешеходной зоны к собственнику земли — Управлению делами президента. Но им этот проект не показался очевидным, — рассказывает РБК директор департамента общественных связей компании-застройщика «Аллеи Романов» RD Group Виктория Рожок. — Руководство Управления делами можно понять. Несколько сот лет эти кварталы были закрыты для горожан. Когда-то там был опричный двор, потом чеканили монеты, после революции устроили продуктовый распределитель для советской партийной элиты, склады кремлевской поликлиники. То есть всегда там располагалось то, что мы сейчас называем режимными объектами. Но после долгих дискуссий вокруг концепции девелоперского проекта все же решили сделать территорию открытой для горожан, и проект пешеходной гастрономической улицы начал реализовываться».

Пока сдана только первая очередь «Аллеи Романов», поэтому сквозного прохода по ней нет. Отреставрировано лишь два дома из шести, но в них уже работают французская булочная Paul и уютный армянский ресторан Dolmama. Полностью строительство планируют закончить к 2016 году. Инвесторы надеются окупить проект за 8–10 лет. В том числе и за счет аренды апартаментов премиум-класса на верхних этажах реконструируемых зданий.

 

В погоне за масштабами

У других пешеходных улиц подобной внятной концепции развития нет. Обустроив тротуары, мэрия, видимо, считает свою основную миссию выполненной, и дальше пешеходные зоны развиваются самотеком. Эпизодически здесь проходят концерты, фотовыставки, но с продуманной политикой мэрии по развитию тех же городских парков это сравнить нельзя.

Происходит это, надо думать, по той причине, что пока приоритет мэрии — именно простое увеличение числа общественных пространств. Почти сразу после открытия Покровки и Маросейки мэрия презентует шестикилометровый пешеходный маршрут от площади Гагарина до Европейской площади. Ждут изменения и Тверскую улицу — автомобилистов лишат по одной полосе движения в каждую сторону в пользу тротуаров. «Пешеходные зоны будут не только в центре, но и в периферийных районах. К 2018–2020 году их будет намного больше», — говорит глава столичного департамента культуры Сергей Капков. А затем начнется масштабная реконструкция набережных — на них городские власти, по словам вице-мэра Марата Хуснуллина, готовы потратить 100 млрд руб.


Виктор Дятликович