Стиль
Впечатления «Крис Хемсворт обещал похудеть, чтобы влезть в болид»
Впечатления

«Крис Хемсворт обещал похудеть, чтобы влезть в болид»

Фото: getty Images/fotobank.ru
Режиссер «Гонки» Рон Ховард — о жертвах во имя искусства.

В российских кинотеатрах идет «Гонка» — захватывающая спортивная драма о том, как пилоты «Формулы 1» Ники Лауда и Джеймс Хант боролись за первенство в середине 70-х. «РБК.Стиль» встретился с режиссером Роном Ховардом и расспросил о работе над фильмом.

«РБК.Стиль»: Что ваc привлекло в «Гонке»?

Рон Ховард: Отличные персонажи — не выдуманные, не рожденные в воображении сценариста, а самые что ни на есть реальные. Но настолько колоритные, что если бы они не существовали на самом деле, их бы стоило придумать. Также мне было интересно рассмотреть историю соперничества двух гонщиков в мире «Формулы 1», да еще и в середине 70-х. Я прочел восхитительный сценарий Питера Моргана и сразу же сформулировал для себя, почему хочу снять это кино. Это характерная драма, взрослая, умно написанная, но при этом в меру захватывающая и развлекательная. Драма, которую нужно смотреть только на большом экране, — редкое явление в наши дни.

«РБК.Стиль»: В истории «Формулы 1» хватало и других знаменитых «соперничеств». Почему именно история Джеймса Ханта (его играет Крис Хемсворт) и Ники Лауды (Даниэль Брюль) вас так привлекла?

Рон Ховард: Наш сценарист и автор идеи Питер Морган долгое время жил в Вене. Он женат на чудесной австрийской женщине по имени Лиза. А Лиза с детства дружит с Ники Лаудой. Ну, Питер и Ники часто общались. Поначалу Ники искал надежного человека, который мог бы написать его биографию. Особенно ему было интересно рассказать историю соперничества с Хантом. Тут подвернулся Питер, и они решили сделать об этом фильм. За что от меня лично им огромное спасибо. (Смеется.)

«РБК.Стиль»: То есть Питер специально написал сценарий для вас?

Рон Ховард: Нет, я вообще в проекте появился случайно. Фильм какое-то время разрабатывал Пол Гринграсс, но затем он предпочел заняться «Капитаном Филлипсом». Пит начал искать нового режиссера. Мы давно дружим и время от времени встречаемся. И во время одной из таких встреч Пит пожаловался, что его проект остался без режиссера. А я ему: «Эй, ты еще помнишь про меня? Это я, твой друг Рон. И я вроде как тоже режиссер!» (Смеется.)

«РБК.Стиль»: Фильм во многом строится на саспенсе, поэтому зритель страшно переживает за героев во время просмотра. А как же быть фанатам «Формулы 1», которые знают, кто победит в той или иной гонке, кто пострадает в той ли иной аварии?

Рон Ховард: Чем закончится мой фильм «Аполлон 13», знали вообще все, а не только любители космонавтики. Однако это не мешало зрителям считать то кино достаточно захватывающим. Думаю, ядро целевой аудитории «Гонки» в целом имеет представление о том, как проходило соперничество Ханта и Лауды за чемпионский титул «Формулы 1» 1976 года. Но тут важны не результаты, а пути их достижения. Зачастую гораздо интереснее знать не что случится, а как это случится. Даже если вы в курсе, кто победил и кто проиграл, кто пострадал при аварии и кто не дожил до старости, вы наверняка не представляете, какой ценой все это достигнуто. Какие были ставки. Какие были страхи и сомнения. «Гонка» ведь является психологической драмой в такой же степени, в какой и спортивным экшн-фильмом. И мы пытались поставить во главу угла не победы и поражения, а то, как они влияют на формирование и функционирование личности.

«РБК.Стиль»: Крис Хемсворт признался, что вы долго не решались отдать ему роль, и ему пришлось за нее ожесточенно бороться. Остальным актерам тоже было нелегко уже на стадии кастинга?

Рон Ховард: Мы довольно быстро нашли Даниэля Брюля на роль Ники. Питер обсудил это со своими знакомыми кинематографистами в Германии. Все как один советовали обратить внимание на Даниэля как на весьма талантливого актера. То же самое касается Александры Марии Лары, играющей в фильме жену Ники Марлен. Мне было очень важно, чтобы они оба в фильме говорили по-немецки, особенно в диалогах друг с другом. Потому что мы сразу и четко ответили для себя на вопрос, что это будет за фильм: аутентичная полудокументальная история или голливудская клюква, в которой Ники Лауду играет разговаривающий с немецким акцентом Том Круз? Но я очень долго не понимал, что же делать с Джеймсом Хантом. В какой-то момент я уже был готов смириться с мыслью, что придется отказаться от всей этой затеи, если мы не сможем подобрать Ханта такого же прекрасного, как и Лауду. Что касается Криса, то я видел его в «Торе». Он там смотрелся отлично, но мне нужен был актер совсем другого склада. Мощный драматический актер, с внушительным диапазоном, а не красивая кинозвезда. Но Крис не унимался. Он прислал мне видеозапись, на которой весьма убедительно зачитывал реплики из сценария. Я вдруг понял, что из этого может что-то получиться, потому что Крис оказался способным блеснуть не только сексуальностью и харизмой, но и сложностью, переменчивостью характера. В нем также проявилась расслабленная естественность, которой в «Торе» не было и в помине, потому что эстетика кинокомикса требовала совсем другого. И еще — Хемсворт очень похож на Ханта чисто внешне. В общем, после этого я перестал отметать Криса как вариант. А затем Питер поговорил с Энтони Хопкинсом, исполнившим одну из ролей в «Торе», и Энтони отозвался о своем коллеге очень тепло. Также я навел справки у Кеннета Браны. В общем, обзвонили всех своих именитых друзей из кинобизнеса. (Смеется.) А уж когда Крис пообещал мне похудеть до нужных размеров, чтобы влезть в болид «Формулы 1», я понял, что нашел своего Джеймса Ханта. (Смеется.)

«РБК.Стиль»: Кстати, о болидах. У фильма довольно скромный бюджет по голливудским меркам — порядка $30 млн. Исходя из этого, сколько машин вам разрешалось разбить?

Рон Ховард: Все аварии у нас сделаны на компьютере. Эти машины нельзя было разбивать ни в коем случае. Те, которые мы взяли напрокат, стоили миллионы долларов. Те, которые мы сделали сами, стоили сотни тысяч. К тому же мы не имели права подвергать смертельной опасности каскадеров и позволять им разбивать дорогущие болиды на такой дикой скорости. Поэтому над всеми авариями пришлось поработать создателям спецэффектов. Однако меня удивило, как активно нас поддержали владельцы винтажных машин. Они с радостью одалживали нам свои драгоценные коллекционные экспонаты, потому что считали, что это почетно — быть частью такого проекта. И мы, конечно, старались не делать ничего, что могло бы хоть как-то повредить автомобили. Но были и непредвиденные накладки: например, в самый первый день репетиций от Ferrari Даниэля отвалилось колесо, когда он въезжал на пит-стоп. Слава богу, никто не пострадал, и машина отделалась легким испугом. (Смеется.) Но тогда мы поняли, насколько эти болиды хрупкие и непредсказуемые. Мы соорудили ряд копий для съемок общим планом, и наши талантливые водители вытворяли с этими самодельными болидами удивительные вещи. Я до сих пор улыбаюсь, вспоминая, как они гоняли по треку. Было ощущение, что мы все попали в прошлое, в середину 70-х, и очень хотелось там остаться навсегда.

Заира Озова специально для «РБК.Стиля»