Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Стиль Новые украшения high jewellery в Париже: главное
Стиль
Новые украшения high jewellery в Париже: главное
© пресс-службы Chaumet, Cartier
О кольцах за несколько миллионов и других драгоценностях, которыми ювелиры пытаются поразить в ходе недели haute couture в Париже, «РБК Стиль» рассказывает с места событий. На этот раз в дневнике — украшения haute joaillerie, показанные Cartier и Chaumet.
Материалы по теме
Новые ювелирные украшения, которые заменят солнце и море Всегда с тобой: новые украшения high jewellery из Парижа

Cartier: оркестр виртуозов

«В доме Cartier все всегда начинается с его величества камня», — говорит Жаклин Карачи, уже 35 лет отвечающая за дизайн коллекций haute joaillerie. В прошлом году Cartier доказал всему миру, что ювелирная магия существует на самом деле: она способна оживлять камни, создавать иллюзию движения, превращать в драгоценность любую субстанцию от целебной мандрагоры до мифического пернатого змея. Но если коллекция Magicien строилась в первую очередь на игре света и оптической иллюзии, то нынешнее собрание драгоценностей Resonances de Cartier демонстрирует, как каждый отдельно взятый камень, со своим характером и харизмой, распространяет вокруг себя эмоциональную вибрацию и формирует определенный художественный мотив, будто круги по воде. «Каждый из них наделен особым ритмом и ведет свою сольную мелодию, а правильно построенные ювелирные композиции звучат как настоящий оркестр», — объясняет Жаклин. И в этом смысле ее творчество можно сравнить с работой дирижера, управляющего музыкантами симфонического оркестра (таковыми являются и геммологические образцы, и сотрудники ювелирного ателье). Одни камни источают абсолютное спокойствие, как, например, два цветных бриллианта, голубой и розовый, огранки «груша», соединенные в кольце. Как инь и ян, они воплощают идеальную гармонию, которая, как известно, очень ценится: стоимость уникального кольца, самого дорогого в коллекции, €6 млн. 650 тыс.

© пресс-служба Cartier

На противоположном полюсе — ценовом и эмоциональном — оказывается колье с огненным опалом Lacis. Солнечный минерал, не вполне соответствующий канонам высокого ювелирного искусства, привлек внимание Жаклин своей внутренней силой и сиянием, следуя музыкальной метафоре, он напоминает ей громкий ударный инструмент. Камню весом 42,13 карата придали более фантазийную огранку «подушка» и отвели место рядом с бусинами серого лунного камня.

Коллекция Resonances de Cartier отмечена еще несколькими «резонансными» экземплярами камней. Один из них — огромный колумбийский изумруд весом более 140 каратов. Массивный «кабошон» окружен легким хороводом бриллиантовых трапеций, между которыми, словно пузырьки воздуха, вклинились бриллианты круглой огранки. Украшение Hyperbole (название более чем оправдано для драгоценности стоимостью в €2,9 млн) одновременно служит колье и диадемой. Метаморфоза происходит мгновенно: у колье отсоединяются боковые фрагменты, и к нижней части прикрепляется жесткий обруч с застежкой. Удивительно при этом, как украшение меняет свою структуру — гибкое бриллиантовое плетение в колье превращается в жесткую конструкцию украшения для головы. Но вся техническая сложность этого трансформера скрыта от глаз его эстетическим совершенством и виртуозностью исполнения.

© пресс-служба Cartier

Еще одна вещь, внешне очень простая и даже демократичная, на поверку оказывается механическим чудом, пожалуй, самым сложным и неожиданным в коллекции. Речь о двустороннем чешуйчатом браслете-манжете Eurythmie, который в ателье шутливо называют «день-ночь». Одна сторона его чешуек сделана из лазурита, но стоит провести рукой по его поверхности, как элементы переворачиваются, открывая бриллиантовую изнанку. Главная проблема состояла даже не в том, чтобы идеально отработать этот переворот, но чтобы закрепить все детали в одном направлении, не позволяя им свободно болтаться. Потребовался не один месяц, чтобы в деталях разработать ювелирную конструкцию-перевертыш.

В «высоком» собрании Resonances de Cartier более 100 уникальных украшений. Первая его часть уже отправилась в Лондон на встречу с британскими коллекционерами, вторая будет представлена осенью в Нью-Йорке. И в ней будет еще немало уникальных камней, блестящих находок и неожиданных решений. Гала-концерт Cartier продолжается.

 

 

Chaumet: впадаем в детство

В первый день недели haute couture гранд-дом Вандомской площади Chaumet, знаменитый великим основателем, ювелиром французского двора Мари-Этьеном Нито и связями с крем-де-ла-крем французской знати, решил устроить совсем не чинно-парадную вечеринку. В Musée des Arts Forains предлагалось прокатиться на старинной карусели (а это после «высоких» ювелирных запусков Tiffany & Co. в Нью-Йорке, а потом Bulgari в Венеции уже становится очевидной тенденцией в организации успешных мероприятий), пострелять по мишеням, покидать шары в разного вида мишени (та, что украла лично мой час или два жизни — гонка официантов. Каждый официант пронумерован и делает 1, 2 или 3 шага вперед в зависимости от того, в какое из отверстий своего сектора метко — или не очень — попадает игрок под соответствующим номером).

Нельзя сказать, что новая коллекция украшений Chaumet est une fête («Шоме — это праздник») была главным блюдом на этом вечере, она была закономерной и неотъемлемой его частью. И, кстати, то, что продать мечту, образ или амбьянс важнее, чем сам продукт (ведь только в контексте мечты его и купят) стало очевидным сейчас для многих — Chaumet однозначно справился с задачей.

Сама коллекция Chaumet est une fête поделена на четыре части. Все они музыкальные, каждая — со своей темой и настроением, от вальса Штрауса до «Голубой рапсодии» Гершвина (в каждом из залов исторического здания Chaumet на Вандоме, где коллекцию начали показывать на следующий день после вечеринки, играла соответствующая теме музыка).

© пресс-служба Chaumet

Первая часть Pastorale Anglaise выстроена вокруг изумрудов. Есть в ней и сквозной мотив — шотландский тартан. На такое стилевое решение дизайнеров вдохновила брошь 1907 года, ныне хранящаяся в исторической коллекции Chaumet.

Состоит эта часть из шести предметов, включая, разумеется, прекрасную брошь-бант. Самые крупные камни — два больших изумруда в 28,9 и 11,74 карата со знаменитого месторождения Музо в Колумбии инкрустированы в кольцо и колье Pastorale Anglaise. У колье есть еще одна интересная «фишка»: изумруд от него отстегивается. Как говорят в Chaumet, «чтобы убрать его в сейф». Колье, разумеется, можно носить без него. Оно самое дорогое в коллекции, его стоимость превышает €2 млн.

В целом диапазон цен на новую коллекцию — от €400 тыс. до тех самых двух с лишним миллионов. И это выше, чем было в предыдущие годы. Объясняется подъем тем, что теперь выбор делается в пользу еще более редких и крупных камней, да и сама работа становится сложнее, затраты человеко-часов увеличиваются.

В части Pastorale Anglaise представлены и ювелирные часы-браслет — одни из трех часов во всей коллекции.

© пресс-служба Chaumet

Вторая часть — Vales d'Hiver — зимняя, «замороженная», с белым жемчугом и бесцветными бриллиантами. Причем жемчуг тут не только культивированный, но и натуральный, который сейчас невероятно редко встречается. Правда, только в одном из украшений — длинном колье, которое стало первым проданным в коллекции. Интересна история этого жемчуга: его вынули из другого колье — с мотивом волн и Золотой рыбки, представленного несколько лет назад. Русская клиентка, которая оценила бы драгоценную вариацию на сказку Пушкина, так и не нашлась, зато в сочетании с бриллиантовыми волютами жемчуг был куплен моментально. Кстати, жемчуг для Chaumet  материал значимый на протяжении всей истории, когда-то в одном из залов исторического здания, где представляли коллекцию и где ныне находится музей, архив и часть офисных помещений, даже была комната-мастерская, где трудились нанизыватели жемчуга.

© пресс-служба Chaumet

Третья, по-итальянски страстная, часть Aria Passionata выполнена в красном — с рубинами, турмалинами и гранатами. Это очень носибельные и совершенно не скучные украшения. Даже такие крупные предметы как многорядное колье с рубиновыми бусинами и отстегивающейся брошью с задней стороны можно вписать в совершенно разный гардероб.

Занятно, что три первые части определенно вызывают ассоциации с трехактным балетом Баланчина «Драгоценности» — тут вам и изумруды, и бриллианты, и рубины.

© пресс-служба Chaumet

Уводит от этой ассоциации Rhapsodie Transatlantique с лиловыми, желто-зелеными сапфирами и сапфирами падпараджа. В этой части больше всего брошей (а они сейчас становятся настоящей тенденцией) — их тут три: две миниатюрных и одна средняя, носить их предлагают или по отдельности, или собрав в композицию. Серег тут тоже три пары, самые интересные — те, что с обвивающей ухо сзади ветвью с листочками. Завершают рапсодию крупные предметы — кольцо с тремя сапфирами и колье с сапфирами и морганитами.

Взгрустнуть на этом празднике заставила только новость о том, что Chaumet покинул глава высокоювелирного ателье Паскаль Бурдарья — великолепный ювелир, настоящий знаток и ценитель драгоценностей, да и просто редких душевных качеств человек. Но место его занял его же бывший сотрудник, проработавший в этом ателье более 28 лет. Так что праздник продолжается.