Стиль
Герои #прохобби: бизнес и конный спорт Марины Польской
Стиль
Герои #прохобби: бизнес и конный спорт Марины Польской
Герои
#прохобби: бизнес и конный спорт Марины Польской
Марина Польская
© Ася Мардо / из личного архива героя
Совладелец компании по разработке измерительных комплексов «Акметрон» Марина Польская — о том, как научиться держаться в седле и построить эффективное дело, работая 30 дней в году и не ставя стратегических целей.

До того как стать одним из партнеров, управляющих бизнесом, Марина Польская работала в продажах, набираясь опыта и формируя базу заказчиков. Сегодня «Акметрон» занимает значимое место на рынке. Компания автоматизирует процессы измерений в сфере РЭП (радиоэлектронной промышленности) и поставляет радиоизмерительное оборудование от ведущих мировых производителей. Несмотря на то, что штат небольшой, всего 38 человек, годовой оборот компании превышает 1 млрд руб. Свободное от работы время Марина тратит на саморазвитие и спорт, читает бизнес-литературу, пробует себя в качестве инвестора и помогает другим предпринимателям разрабатывать проекты в роли модератора бизнес-школы «Сколково». Отойдя от оперативного управления, Марина решила, что математическое, юридическое и управленческое образование стоит дополнить еще и творческим. Но главное ее увлечение — конный спорт, которым она занимается четыре раза в неделю в клубе «Прадар». Как говорит наездница, самое сложное — установить отношения с конем, научиться чувствовать его и считывать сигналы. Вместе с Гранд Тарино (в быту — Тоша) она уже многого достигла, получила первый разряд. И на этом не думает останавливаться.

© Ася Мардо / из личного архива героя

Я вас удивлю, но у меня всего 30 рабочих дней в году. Остальное время я трачу на саморазвитие.

Бизнес построен, когда он может выполнять базовую деятельность без вас. Моя роль заключается в организации процесса думания.

У нас 13 человек в стратегической команде. Мы обсуждаем раз в два месяца, что происходит на рынке, в отрасли радиоэлектронной промышленности, какие у нас есть возможности.

Каждая встреча начинается с вопроса, зачем я сегодня сюда пришел. Это позволяет удерживать фокус на том, что важно каждому из команды.

Мы не ставим так называемых стратегических целей. Это дело больших корпораций, а у нас всего 38 человек. При этом наш годовой оборот — более миллиарда рублей. Мы руководствуемся векторами развития, регулярно их корректируя.

В компании нет иерархии и директоров, чьим указаниям все должны следовать. Есть несколько объектов управления с шефами во главе.

Шеф может сам сформулировать задачи, ему не надо их ставить. У него есть определенное видение, как объект может развиваться. Выработка и соединение видений всех шефов — это отдельная регулярная работа по поиску синергии.

Сейчас очень часто говорят «мотивация», а понимают «зарплата». Когда приходят новые люди, они спрашивают: «Какая у вас система мотивации?» У нас ее нет, но система оплаты, конечно же, есть. Что может замотивировать человека? Только что-то внутреннее.

Меня всегда мотивировало придумывать и решать задачи. Сейчас еще — люди с горящими глазами. Меня вдохновляет, что я становлюсь к этому причастна, создавая возможности для их самореализации.

Меня всегда поражало, как можно не хотеть идти на работу. Либо ты не на своем месте, либо компания не создала тебе возможностей себя проявить.

Мы стали разбираться, почему у нас в команде основателей все хорошо: мы не удивляем друг друга какими-то поступками, не раздражаем. Мы проговорили ценности каждого из нас и на их основе разработали систему подбора сотрудников. Она отлично работает.

© Ася Мардо / из личного архива героя

Наши ценности: открытость без интриг и манипуляций, сопричастность, компетентность. Зачем делать завтра то, что можно сделать сегодня? У нас не услышишь фраз: «Так не положено», «Компьютер не позволяет этого сделать» или «Я не смог, потому что не дозвонился».

Недавно выявили еще одну ценность — расторопность.

Когда понимаете, что обстоятельства изменились, вы не спрашиваете кого-то, а решаете, как скорректировать действие.

KPI нужны, когда идешь к конкретной цели, а не пытаешься уловить из потока, что сейчас принесет большую выгоду. KPI — это зашоренность, подмена целей результатами.

В этом году мы пошли дальше — отменили план продаж. Это лишнее давление. Мотивирует обычно решение задачи заказчика и сам факт заключения интересной, сложной сделки.

Мы столкнулись с тем, что человеку может быть достаточно определенного уровня зарплаты. Если пообещаешь больше денег, он не станет больше и креативнее работать.

Нельзя заставить никаким тимбилдингом придумывать, куда и как развиваться. Это должно быть внутреннее желание каждого.

Нас окружают люди, которые могут и хотят думать, а не биороботы, выполняющие задачи. Мир предоставляет много возможностей, и вы либо их замечаете, либо нет.

© Ася Мардо / из личного архива героя

Я всегда хотела создать атмосферу, где не будет противопоставления «ты начальник — я подчиненный». Мой кабинет — это территория креатива, которой могут пользоваться все сотрудники, когда меня нет в офисе.

Не поощряю, когда сотрудники задерживаются на работе. Это значит, они не умеют управлять своим временем.

Свободное время — это то, которое не знаешь, куда потратить. У меня такого времени нет.

Я обучаюсь, читаю много бизнес-литературы. Если у руководителя узкий кругозор, он и компанию приведет туда, куда смотрит.

Я работала модератором в бизнес-школе «Сколково». Одно дело, когда варишься в собственном соку, другое — когда помогаешь другим бизнесам понять, куда развиваться. Это помогает увидеть новые способы планирования.

Предприниматель — это особый вид человека. Нам все время что-то надо, и мы не останавливаемся на достигнутом. А бизнес-школа «Сколково» организует среду для развития. Оттуда всегда приезжаешь с каким-то новым вопросом к себе, своим идеям и бизнесу.

По дороге на работу я проезжала мимо Измайловского конного клуба и решила: когда перееду в Измайлово, начну заниматься лошадьми. Села в седло в декабре 2007 года, а лошадь купила только в 2011-м.

Начинаю что-то, потому что интересно, а потом думаю, что с этим делать. Мне понравилось и захотелось большего, чем просто ходить на тренировки дважды в неделю.

Для меня было так важно, когда мне впервые предложили участвовать в соревнованиях! Я растерялась, вся дрожала, забыла схему езды. Лошадь была обученная, она сама куда-то ехала, я не могла ей осознанно управлять, но в итоге мы добрались до финиша.

© Ася Мардо / из личного архива героя

Самое важное в соревнованиях — переключиться и преодолеть страх, сконцентрироваться и сделать свое дело. На работе я не сталкиваюсь с неуверенностью, потому что чувствую себя в своей среде. А здесь осваиваю новую территорию.

Чтобы развиваться в конном спорте, нужна своя лошадь. Можно брать в прокат, но важно выстраивать партнерство с лошадью.

Мой тренер сказала, что продают отличного коня, я ей доверилась. Мы поехали смотреть, зашли в денник (стойло в конюшне), я сразу увидела коня и почувствовала: да, это он. Других не смотрела.

Предыдущей хозяйке он принес немало побед. Я даже думать не могла о спортивном коне, потому что не чувствовала себя спортсменом. Как и сейчас.

В конном спорте нет жесткой градации между любителями и профессионалами. Ничего не мешает в зрелом возрасте начать заниматься и стать профессиональным спортсменом. Вопрос только в том, надо оно тебе или нет, потому что придется все свое время посвятить спорту.

Физическая подготовка нужна в меньшей степени, важно уметь расслабляться, не расслабляясь. Вы не станете одной командой с лошадью, если не расслабитесь, а это очень сложно. Я как математик все пытаюсь анализировать: ищу место, где есть зажатость, и пытаюсь расслабиться. Тренер мне говорит: «Да отключите уже голову». Это очень сложно с моим характером.

Каждый год езжу в Ахен смотреть на соревнования ведущих всадников мира, пропитываюсь, иногда даже с биноклем рассматриваю. Туда нельзя просто приехать поучаствовать, спортсмена должны пригласить.

© Ася Мардо / из личного архива героя

Когда я смотрю на этих всадников, меня восхищает посадка: не видно, что они делают. Это такое единение с лошадью. Можно сравнить с аватаром, когда он становился единым целым с птицей. Это просто завораживает.

Чувствую гордость, когда результат зависит от меня и его признаю не только я. Конечно, я очень гордилась, когда в 2013-м получила первый разряд. Дальше решила закусить удила и получить КМС, но пошла слишком большими шагами. Поездила на старшие зачеты и поняла, что пока надо отработать посадку и технику.

Чтобы управлять конем, надо почувствовать себя шарнирным человечком. Все части тела работают сами по себе, но должны быть согласованы, чтобы давать четкие команды лошади. Обрести посадку очень сложно, тем более в зрелом возрасте, когда куча комплексов и заморочек — это нельзя, то нельзя, все приводит к зажатостям. В детстве нет такого страха, ты просто не напрягаешься.

Был период неуверенности в моей жизни, связанный с потерей мужа и выходом из оперативного управления бизнесом, и лошадь это чувствовала. Если ты не уверен, значит, ты не лидер, и она будет делать, что хочет.

Я поняла, что не могу приказывать лошади, что делать. Я могу, конечно, запугать ее, и она будет делать, но вопрос как. Так же и с людьми: заставить можно, но насколько всецело они будут отдаваться делу?

Чему меня научил конный спорт: не все цели достижимы. И не все нужно делать по целям. Видение — гораздо более мощный и широкий инструмент.

Как учат: поставить смарт-цель и сроки достижения. Попробуйте так с лошадью, она решит: «Ты что-то себе придумала, а я пойду туда». Пока вы не обретете единение с лошадью, она будет идти, куда хочет, а вы будете пытаться делать вид, что ей управляете.