Герои Миллиардер Александр Лебедев — об искусстве и экстремальном отдыхе
Герои Миллиардер Александр Лебедев — об искусстве и экстремальном отдыхе
Герои
Миллиардер Александр Лебедев — об искусстве и экстремальном отдыхе
© Jeton Shali
«РБК Стиль» поговорил с миллиардером Александром Лебедевым об открытии собственного арт-парка, современном искусстве и путешествиях, далеких от «элитного» туризма.

В Люцерне готовится к открытию парк искусств LA Collection’ Air. В основе парка — коллекция объектов современных скульпторов, которую российский бизнесмен и политик Александр Лебедев подарил жене — Елене Перминовой.

Из центра Люцерна со знаменитого деревянного моста Капельбрюкке видно гигантское красное сердце на холме Гютч, которое увлеченно рассматривают горожане и туристы. Под историческим отелем Château Gütsch разместились сказочные насекомые, металлический Давид, играющие в прятки дети, кубистические цветные фигурки и другие скульптуры российских авторов. Миллиардер, бизнесмен и политик, недавно выпустивший книгу «Охота на банкира», снова в центре внимания, теперь — как инициатор культурного проекта в самом сердце Швейцарии.

Каким вы видите парк скульптур через пять лет и какова культурная миссия проекта?

Хочу, чтобы через пять лет арт-парк LA Collection’ Air превратился в важную культурную точку Швейцарии, стал «своим» для местных жителей, а не только достопримечательностью для туристов. Главная цель — креативное преобразование пространства. Важно, чтобы в будущем парк жил собственной жизнью — стал точкой развития локального арт-сообщества, резиденцией для молодых талантливых скульпторов, чьи работы мы готовы добавлять в постоянную экспозицию парка. Хотим, чтобы люди, интересующиеся современным искусством, могли встречаться и обмениваться опытом, придумывать новые проекты, а мы, в свою очередь, готовы поощрять и поддерживать подобные инициативы.

Владимир Григ. «Игра». 2017
© Jeton Shali

Каков бюджет проекта?

В этот проект в Люцерне — отель и парк искусств — было инвестировано более 40 млн долларов. Арт-парк LA Collection’ Air находится на территории исторического архитектурного памятника — отеля Château Gütsch, восстановлением которого я занимаюсь более десяти лет. Место знаменитое. Здесь бывали Лев Толстой, Cергей Рахманинов, королева Виктория, Чарли Чаплин и Альфред Хичкок. Сначала было реконструировано само здание. Его обновленные интерьеры, кстати сказать, уже вошедшие во все профессиональные каталоги, выполнены известным архитектором и дизайнером Мартином Лоуренсом-Буллардом. Потом пришла пора обустроить прилегающий парк. Для меня это фактически один проект. Хотелось сохранить исторический контекст, отдать дань богатой истории самого шато, при этом наполнив его новым смыслом.

Какие тенденции в современном искусстве кажутся вам наиболее интересными? За творчеством каких современных художников вы следите?

Я интересуюсь современным искусством, стараюсь поддерживать интересных мне художников, но сказать, что знаком со всеми тенденциями, не могу. Нельзя объять необъятное: происходит огромное количество интересных и знаковых событий в мире искусства. За какими-то я успеваю следить, какие-то проходят, к сожалению, мимо меня. Интересных мне русских художников я постарался включить в коллекцию своего арт-парка. Мне очень нравится Дмитрий Каварга: его работа c полимерами, передача движения и пластика не может не вызывать интереса. Мне близка его позиция. Каварга считает, что искусство не должно напрямую транслировать социальные месседжи. Другой русский художник — Дмитрий Жуков, — тоже вошедший в нашу коллекцию, считает, что искусство должно быть более чувственным, а не рациональным. Его работы, выполненные из дамасской стали, похожи на рисунки в пространстве. В нашей коллекции есть его работа «Крылья», она производит очень мощное впечатление, мне она напоминает эпизод из скандинавской мифологии: распахнутые крылья валькирии, которая летит сражаться. Меня искренне восхищает Николай Полисский — уникальная личность, герой русского ленд-арта. Здорово, что ему удается каждый раз добиться слияния объектов с окружающим пространством — это большое мастерство. Также мне интересна его работа с сутью объектов — его трактовки культуры и мифологии близки и понятны русской душе. Отмечу художницу Аню Желудь. Анины работы всегда очень смелые, она полностью отказалась от всякого вида «украшательств», оставляя саму суть, голую форму инсталляции, выступая как аскет в мире искусства. Аня изображает всем известные объекты, но все эти вещи выведены из-под власти человека, лишены стереотипов, свободны и от авторского догматизма.

Максим Свищев. «Хоботоносец». 2017
© Jeton Shali

Какой проект из области современного искусства произвел на вас впечатление?

Меня вдохновила Рижская международная биеннале современного искусства, которая была проведена не так давно в первый раз. У нее была очень правильная повестка: в то время как повсеместно с помощью крупных культурных событий кураторы и художники анализируют опыт прошлого, латвийцы задались целью изучения текущего момента, исследуя вызовы настоящего. В прошлом году мы с женой Еленой побывали на фестивале Burning Man в пустыне штата Невада. Незабываемые впечатления. Кстати, именно на этом фестивале впервые была представлена крупномасштабная инсталляция Василия Клюкина «The beating heart», которая стала центральной «сердечной нотой» нашего арт-парка.

Дмитрий Жуков. «Южный Тотем». 2016
© Jeton Shali

Какие парки современных скульптур послужили отправной точкой для развития идеи?

Когда появилась идея арт-парка в Люцерне, я изначально не хотел, чтобы парк был похож на какой-то конкретный, уже существующий. Мне нравится опыт «Николы-Ленивца» как «места силы», куда ежегодно стекаются творческие люди на фестиваль «Архстояние», нравится, что проекту удалось стать «живым». Хочу, чтобы наш парк не был «парком со скульптурами», в котором ничего не меняется из года в год. Хочу, чтобы посетители планировали вернуться, зная, что в следующий раз их будет ждать что-то новое.

Дмитрий Каварга. «Обитаемая скульптура для птиц»
© Jeton Shali

За последние годы вы реализовали множество благотворительных и культурных проектов. Что увлекает сейчас помимо парка искусств?

У нас множество общественно значимых проектов. Например, в британской газете Evening Standard придумали благотворительную инициативу распределения еды среди нуждающихся в Лондоне. Вы знаете, что в Великобритании, при всем экономическом благополучии этой страны, около 2 млн бездомных? При этом каждый день в супермаркетах остается масса нераспроданных продуктов. Мы договорились с Михаилом Фридманом, который теперь владеет сетью Holland Barrett, что каждый вечер наши волонтеры будут забирать продукты и развозить их по точкам бесплатного питания для людей, у которых нет крыши над головой. Все работает как часы. В Москве уже запущена сеть пекарен и система доставки онлайн «Лён & Гречка Bakery» — мечтаю, чтобы в России появились наконец качественная выпечка, полезный хлеб и продукты для здорового образа жизни. Начала работать сеть кафе полезной еды «Петрушка», рассчитанная на регионы. В ближайших планах — ресторан в Москве. У нас с Еленой есть первоклассный повар. Мы решили его трудоустроить и открыть под него ресторан. Он настолько здорово готовит, что мы практически перестали ужинать вне дома. Подумали, зачем пропадать таланту. Так что скоро его кулинарные опыты оценим не только мы. Конечно, есть личные хобби и предпочтения. Например, люблю малую авиацию — сам пилотирую вертолеты и легкомоторные самолеты. Люблю путешествия, причем не комфортный, «элитный» туризм, а экстремальные варианты: мы были и в конном путешествии по горам Алтая, и в степях Монголии, и на Шантарских островах в Охотском море, жили с племенами папуасов Новой Гвинеи. Часто бываю в Африке — в Уганде, Кении, Ботсване, Намибии. Это связано с тем, что наше издание The Independent участвует в проекте Space for Giants по спасению от браконьеров популяции африканских слов. Но все-таки самое интересное — превращать нечто в работающую систему. Только этот процесс приносит истинное удовольствие.​

Николай Полисский. «Олени». 2014
© Jeton Shali