Стиль
Жизнь Зачем нужны виртуальные модели, или Полковнику Сандерсу снова 20 лет
Стиль
Жизнь Зачем нужны виртуальные модели, или Полковнику Сандерсу снова 20 лет
Жизнь
Зачем нужны виртуальные модели, или Полковнику Сандерсу снова 20 лет
Сеть быстрого питания KFC представила новую виртуальную модель на своей официальной странице в Instagram. Омоложенный, но седой полковник Сандерс в татуировках пополнил ряды несуществующих инфлюенсеров. «РБК Стиль» вспоминает их всех.

«Когда тебе одновременно 20 и 70 лет»

Новый образ полковника Сандерса — основателя сети ресторанов KFC — идеально соответствует духу времени. Сандерс мимикрировал под современного хипстера, обзавелся татуировкой «Секретный рецепт успеха» на рельефном прессе и подругой Дэгни — рыжеволосой виртуальной моделью, у которой тоже есть свой аккаунт.

Омоложенный Сандерс появился внезапно, и многие фолловеры аккаунта KFC были шокированы: «Почему ты такой милашка. Ты должен выглядеть на 89, а не на 23 и 45 одновременно», «Я работаю в KFC, значит ли это, что у нас что-то изменится?», «Это пугает», «Папочка!», «Я не понимаю, как это должно вызывать у меня желание что-то купить в KFC, но окей».

 

Смущение аудитории понятно: основатель Kentucky Fried Chicken привычнее в образе добродушного старика с ведерком жареной курицы, но никак не подтянутого адепта здорового образа жизни с модной прической.

Стилизованный портрет старика в очках и белом костюме на логотипе Kentucky Fried Chicken — это и есть настоящий, «канонический» Харланд Сандерс. Он получил звание полковника от губернатора штата Кентукки за то, что придумал «национальное блюдо штата» — жареную курицу со специями по собственному, «секретному», рецепту.

Сандерс занялся ресторанным бизнесом только в 40 лет. Он начинал с закусочной на заправке в Корбине, а затем стал продавать курицу в других ресторанах по всей Америке. Тогда же он принялся создавать свой имидж: отрастил фирменные усы и бородку, облачился в белоснежный костюм с тонким черным галстуком-ленточкой.

Виртуальный полковник-хипстер неопределенного возраста из-за сбивающей с толку благородной седины предназначен не только для рекламы фирменных куриных крыльев KFC. Он будет рекламировать продукты сразу двух брендов — Old Spice и TurboTax, принадлежащих агентству Wieden & Kennedy. Новый Сандерс также прорекламировал Dr.Pepper.

Несуществующие люди в матрице

Сандерс — не единственный виртуальный персонаж в соцсетях. Можно не сомневаться, что его ждет большое будущее, если взглянуть на «судьбы» его 3D-коллег.

Первой пташкой тренда стала Лил Микела — продукт американского стартапа Brud, выдуманный и воплощенный в 2016 году. Создатели позиционировали виртуального инфлюенсера с кукольной внешностью как реальную девушку, а точнее, «такую же реальную, как певица Рианна». Микеле на момент первого выхода в Instagram было 19 лет — это вечный возраст, ведь модель стареть не собирается. Микела «живет» в Лос-Анджелесе, поддерживает Black Lives Matter и записывает музыкальные треки. Журнал Time включил ее компьютерное изображение в список самых влиятельных людей в интернете.

Вскоре после того, как Микела поселилась в Instagram, обитатели соцсети познакомились с другой диджитал-моделью — блондинкой Бермудой. Ее также создали специалисты Brud. Знакомство произошло на фоне локального скандала — Бермуда якобы взломала аккаунт Микелы, заявив, что она «фейк и большая лгунья». Несмотря на дерзкий характер и космически привлекательную внешность, Бермуде далеко до популярности ее конкурентки: всего 129 тыс. подписчиков против полутора миллионов. Но разница в фолловерах не мешает девушкам дружить.

Однако самой яркой виртуальной моделью считается Шуду. Африканскую красотку с идеальной кожей и внешностью придумал фотограф Кэмерон Джеймс-Уилсон. Автор Шуду без лишней скромности подписал в ее аккаунте, что она «первая диджитал-супермодель», и был прав.

«Деятельность» Шуду строится в модельном бизнесе — она рекламирует одежду, появляется на красных дорожках музыкальных и кинопремий, демонстрирует ювелирные украшения в сотрудничестве с Vogue и Tiffany и участвует в коллаборациях с молодыми дизайнерами.

Волну диджитал-моделей подхватили и российские энтузиасты. В сентябре 2018 года в Instagram появилась русоволосая Алиона Пол — дизайнер цифровой одежды и художница. У нее 17 тыс. фолловеров — неплохой результат для российского дебюта.

Впрочем, Алионе еще только предстоит догнать, к примеру, свою японскую коллегу Imma: виртуальная модель, созданная студией CG Modeling Cafe, выглядит гораздо реалистичнее. Imma — воплощение японской поп-культуры, тусовщица и модница. Она сотрудничает с брендами и собирается повышать интерес общества к модным показам.

Но зачем нужны виртуальные модели? По словам создателя Шуду, моделирование этих персонажей — увлекательное занятие. «3D позволило мне лучше понять мои собственные естественные недостатки, теперь я смотрю на кожу других людей и удивляюсь, что могу воссоздать текстуру в 3D, но не удивляюсь, что ретуширую получившийся результат. Это полезное открытие», — объяснял Уилсон.

Кроме того, отмечал он, виртуальные персонажи в некотором роде избавляют от иллюзий: «Я интуитивно понимаю, что виртуальные модели меньше вредят людям, чем ретушь реальных моделей. Когда вы смотрите на 3D-модель, вы понимаете, что перед вами — квинтэссенция фантазии, образ как он есть».

Даже популярность несуществующих людей с идеальными параметрами легче не примерять на свою жизнь. 3D-модели гораздо ярче демонстрируют то, что мы предпочитаем не замечать, когда следим за карьерой реальных селебрити: за формулой успеха одной личности стоит команда профессионалов, формируя некий собирательный образ, конструкт, который имеет опосредованное отношение к реальности.

Так почему бы вовсе не исключить из этой формулы настоящего человека?